Бабушка

Мама всегда говорила Алине, что жeнcкoe счастье – главное в жизни. Она и сама это доказывала своим примером. Как вышла в юности замуж за Юрия, отца Алины, так и прожила с ним в лю6ви всю жизнь. Алина даже не помнила, pyгались ли отец с матерью хоть раз. Может, без неё умудрялись поспорить, но сколько она себя помнила, родители всегда дудели в одну дуду.

Конечно, Алине хотелось так же. Хотелось встретить замечательного заботливого парня, выйти за него замуж, и прожить жизнь в лю6ви. Но получилось иначе.

 

Они с Игорем познакомились томным весенним вечером, когда кошки кричат о любви с каждого дерева. Как выражался местный дворник, Владимир Семенович, а попросту Семёныч: «Весна… щепка на щепку лезет!» Если отбросить лирику, так всё и вышло. Алине было почти восемнадцать, Игорю уже девятнадцать. Весна вскружила им головы, и получилась Кристина. Была ли любовь? Тогда казалось, что была. Великая. Огромная. Всепоглощающая.

Алина, забеременев, перепугалась. Родители узнают – убьют! Игорь сказал:

— Ничего страшного. Я пойду с тобой к твоим родителям. Двоих убивать сложнее.

И пошёл. С родителями говорил открыто и честно, чем понравился Нелли Алексеевне и Юрию Григорьевичу. Ну, получился ребенок, что теперь? Ведь если вдуматься – счастье же! Новый человек родится.

Они поженились, и в положенный срок родилась Кристина. Алина носила её на ручках и замирала от счастья и любви. Оказалось, что она любит детей. Любит сам процесс возни с ними, заботы. Укачивала без устали на руках. Поддерживала во время первых шагов. Гуляла, довольная, что дочка одета с иголочки – мать Алины всю жизнь работала в снабжении, у них всегда были хорошие вещи.

— Дай хоть мне погулять с Крис! – просила мама.

Алина пугалась. Нет, она была не против, но ей страшно было отпустить дочку даже с бабушкой. Наступив тревоге на горло, Алина отпускала Кристину с Нелли на улицу.

Потом родители подарили Алине с Игорем квартиру. Рядом, в соседнем доме.

— Вам же хочется, наверное, отдельно жить.

До того момента молодые жили у Нелли и Юрия. У родителей Игоря не было места. Мать его к женитьбе сына отнеслась спокойно, ничего против не имела. К появлению внучки тоже отнеслась спокойно, если не сказать равнодушно. Помогали им родители Алины. Но им было только в радость.

Прожили в новой квартире Игорь с Алиной три года. Переехали, когда малышке было два годика, а когда Крис исполнилось пять, Игорь пришёл домой мрачнее тучи. Алина, занятая своим материнством, заметила. Могла и не увидеть, но дочка уже спала, и она вышла на кухню, разогреть Игорю ужин.

— Что-то случилось? На работе?

Работал Игорь водителем – возил какого-то чиновника. Одного из тех, что удержались после перестройки на своих местах, на плаву. Платили Игорю стабильно и хорошо. Но даже если бы не платили совсем – Алина не беспокоилась. У родителей всегда были деньги, и они с радостью помогали. Кроме неприятностей на работе у мужа ей в голову ничего не пришло. Она вообще была вся в ребенке. Окружающий мир давно съежился для неё до размеров детской комнаты и детской площадки.

— Я… я не знаю, как сказать. – промямлил Игорь.

Тут Алине стало страшно. Может, заболел кто-то?

— Игорь! Говори, как есть!

— Моего босса переводят в Москву. Я хотел бы поехать с ним.

— Нет. Я не хочу в Москву.

— Да я тебя пока и не зову! Мне же там устроиться нужно…

Он как-то странно косил глазами в сторону. И тут у Алины, которая давно уже поняла, что любви между ними нет и не было, а была весенняя страсть, почувствовала, что дело не только в теплом месте шофера. Что-то тут ещё… что-то личное.

— Игорь… скажи мне правду. – попросила она.

Тон был спокойным. Даже отстраненным. Алина знала, что бы там ни было – сердце её разбито не будет.

— Нам надо развестись. У меня другая.

 

Она встала из-за стола. Спокойно наложила Игорю еды в тарелку, поставила перед ним.

— Мама расстроится. – так же спокойно сказала Алина.

Самой ей было грустно, но только слегка. Был муж, была семья. Теперь она будет одинокой матерью. И отец Кристины будет далеко – вот это действительно грустно.

— Кто она хоть? – спросила Алина.

Игорь был подавлен. Она пыталась отыскать в себе хоть каплю страдания, и не находила. И это тоже, наверное, было грустно. Получается, она почти шесть лет прожила с человеком, на которого ей наплевать. Всё равно, есть он в её жизни, или нет.

— Дочка Дмитрия Сергеевича. – признался Игорь.

— Ну, и ладненько. Папаша-то не против?

Игорь помотал головой.

— Ешь котлеты, остынут ведь.

— Прости меня, Алина!

— Ничего… я понимала, что ничего из этого не выйдет.

Потом, когда Игорь уже уехал, она выслушала от мамы длинную и нудную лекцию, и даже поплакала. Именно после маминых слов о том, что семью надо беречь, за семью надо бороться, и так далее… мать грозилась лишить Игоря места, ведь это она и устроила его на работу. Алина сказала:

— Мама, да я не люблю его! Не надо никому ничего портить. Тем более, у тебя вряд ли это получится. Там уже всё вышло за рамки работы. Они с Дмитрием Сергеевичем вот-вот породнятся.

— Какая ж ты кулема у меня! – всё огорчалась мать. – Ну подумать только! Из-под носа увели мужика.

— Зато у меня Кристина есть. – парировала Алина. – Она – моё счастье.

— Счастье… счастье ребенка без мужа растить?

— Хоть с мужем, хоть без. Счастье. Спасибо вам, что поддержали тогда, не ругались. И Игорю буду всю жизнь благодарна за Кристину.

Когда Кристина, которой отец по телефону звонил всегда, собралась в Москву, ей было уже двенадцать. Не много, но и не мало – человек начинает понимать, что хочет от жизни. Тем более, Алина так растила дочку, что девочка почти ни в чем не знала отказа. И когда прозвучало: «Отец зовет в Москву», Алина поняла – придется ехать.

С работы её отпустили без проблем. Алина работала бухгалтером, — выучилась, когда Крис пошла в школу. Бухгалтером она была хорошим, и уже появились технические возможности для удаленной работы. Только-только, но появились. Поэтому, Алина сказала Крис, что в Москву они поедут, но вместе.

— Мама, да что за детский сад? Посади меня в самолет, а папа встретит.

— Нет, я поеду! У меня там подруга. Готова меня принять. Я же не собираюсь с тобой к папе, но просто так отпустить тебя не могу.

Игорь встречал их в аэропорту. Увидев дочку, он подхватил её на руки и закружил в воздухе.

— Ух! Я уж и не надеялся. Как я соскучился, Кристинка!

Выглядел Игорь хорошо. Алина порадовалась, что тоже хорошо выглядит. Она так до сих пор и жила одна, но Игорю об этом не обязательно было знать.

 

Бывший муж поразил её в самое сердце, сказав:

— А чего ты будешь мотаться по подружкам? У нас полно места, Лена только рада будет.

Алина не подала вида, что потрясена. Она отказалась – сказала, что с подругой увидеться тоже нужно.

— Если всё пройдёт хорошо, в следующий раз отправлю Крис одну. – пообещала она.

— А что может пройти плохо?

— Ну… если ей у вас понравится.

— А-а. Избаловала мне ребенка! – Игорь обнял Крис, и прижал её голову к себе.

Девочка хохотала.

— Вы ведете себя неприлично. – прошипела Алина.

Он только рукой махнул.

— Это Москва. Тут всем плевать.

Пробыли они в Москве неделю. Подруга Алины, Света, которая уехала сразу после школы, вышла замуж, развелась, получила от мужа при разводе крохотную квартирку в Выхино, всё спрашивала, как у Алины на личном фронте. Дался им этот личный фронт.

— Я дезертир. – пошутила она. – Не хочу я никакого личного фронта. Если бы влюбиться, а так…

Влюбилась она совершенно неожиданно. Выходила с работы – их офис был на территории завода – и поскользнулась на высоких ступеньках. Падая, Алина думала, что переломает себе все кости, но тут её подхватили и рывком поставили на ноги. Это было ещё страшнее, чем падать, потому что неожиданно, и Алина несколько мгновений не могла вымолвить ни слова – застыла.

— Девушка! Девушка, вы как? Я не сильно вас дернул? Просто испугался, что вы себе что-нибудь сломаете.

Наконец она подняла на него взгляд. Глаза их встретились, и…

— Спасибо. – негромко сказала Алина. – И правда. Могла бы сломать что-нибудь.

— Ну, слава Богу. Всё в порядке, да?

— Да-да. Спасибо!

Не просить же самой у него телефон? И Алина осторожно шагнула вниз, на следующую ступеньку. Не могут что-то посыпать тут чем-то? Или, постелить? Ведь правда и убиться можно!

— Девушка, подождите!

Он шел ей навстречу, но тут развернулся и пошел следом. Дела никуда не денутся, а такие девушки не каждый день встречаются.

Его звали Максим, и он был женат.

— Ну как – женат? Живем под одной крышей. Любви нет, понимания тоже. Официально разведены.

— Ты можешь жить у нас. – предложила Алина.

— Правда?

— Правда. – подтвердила она.

От счастья, вскружившего ей голову, она не подумала, что нужно спросить согласия Кристины.

Дочка оказалась не против, Максим ей понравился. Он переехал к ним. Алина порхала, как мотылек, не думая ни о чем. Она счастлива, рядом любимый человек.

Максим был хорошим. Объяснял Кристине физику. Покупал продукты домой. Водил их в кино и в кафе. Дома, с бывшей женой, остался его сын, которого Алина так его и не увидела. Только на фото.

 

— Почему ты не познакомишь нас? – спрашивала она у Макса.

— Он не хочет. Не из-за тебя, а просто… злится на меня. Считает предателем. Дадим ему время.

— Хорошо. – соглашалась Алина.

Ей было немного грустно. Она хотела стать большей частью жизни Максима, чем сейчас, но не влезешь ведь в эту самую жизнь насильно. Не хочет его сын, Костя, знакомиться с ней, что тут можно сделать?

Максим навещал Костю. Приезжал каждый раз расстроенный. Алина его не трогала: захочет – расскажет.

— Почему он не женится на тебе? – спрашивала Алину мать.

— Мам, да разве в этом дело? Мы с Игорем были женаты, и кому это помогло?

— Да в этом дело в том числе! Что про Игоря говорить? Вы оба были очень молоды. Женатый мужчина по-другому ощущает свою ответственность. Вы с Максом взрослые люди. Подними этот вопрос.

— Как ты себе это представляешь? Спросить, почему мы не женимся? Я не буду ничего такого спрашивать!

А тут вдруг стало не до женитьбы. Заболел Юрий, отец Алины. И Кристина как раз уехала в Москву на лето. Нелли с Алиной вцепились в Юру, пытаясь отвоевать его у болезни. Алина была рада, что дочь в Москве. Ей там нравилось, появились друзья, подруги. Они созванивались каждый день, но времени сейчас заниматься дочерью у неё не было.

— Мама, только скажи, и я вернусь. – говорила Крис.

— Не нужно. Мне так легче.

— Я уже большая. Я могу помочь.

Чем тут можно было помочь? Они и сами справлялись. Делали, что могли. Что от них зависело. Но болезнь была сильнее, а организм был ослаблен.

— Я не смогу жить, если его не станет! – сказала Нелли. – Просто не смогу, и всё!

— Мам, всё будет хорошо! – беспомощно сказала Алина.

Всё было не очень, а стало совсем плохо. Она позвонила дочери:

— Если хочешь проститься с дедом, прилетай. Максим встретит тебя.

— Хорошо, мам. Сейчас соберусь, и папа отвезет меня в аэропорт. – всхлипнула Кристина.

Она успела проститься. Отца Алины не стало. А Максим почему-то отдалился. Наверное, потому что в своём горе Алина не смогла быть счастливой. Она была раздавлена смертью папы, ей нужна была поддержка. Максим вроде как и поддерживал её, но отстранённо.

— Что у нас происходит? – спросила Алина в один из редких моментов, когда не плакала.

— Ты прости меня… я так потрясен смертью Юрия Григорьевича… переоценка ценностей, так сказать.

— Говори уже прямо. – вздохнула Алина.

Как под копирку! Почему мужчины не могут говорить открыто. Мямлят чего-то…

— Я должен быть со своим сыном. – сказал Максим.

Алине стало больно. Ей и было ужасно – после ухода отца в груди словно воронка образовалась. А тут ещё и Максим…

 

— А мы не можем как-то это всё сделать вместе? Например, жить с нашими двумя детьми?

— Что ты! Он от матери никуда…

— Получается, ты вернешься к жене?

— Алина! Мне и так тошно…

— А мне? Каково мне? Кто-нибудь тут подумал, каково мне?!

— Тише! Ты Кристину напугаешь! Ты чего?

— Убирайся! – закричала Алина и кинула в Макса полотенце. – Уходи! Сейчас! Я не могу больше с тобой находиться в одной квартире! Ты меня обманул! Я думала, ты любишь меня!

У неё у самой было чувство, что её любовь к Максу тонет, а она тонет вместе с ней. Любовь – камень. Тяжелый. Огромный. Зачем вообще нужна эта любовь?!

Макс предпочел ретироваться. Алина долго рыдала, сидя на кухне. Приходила Кристина, пыталась её успокоить. Предлагала поесть. Алина от всего только отмахивалась. Она подумала, как в человеке может быть столько слез? И правда ведь можно утонуть…

Нелегко ей тогда пришлось. Алина оплакивала потерю отца и уход от неё Максима. Каждый день ходила к матери, поддерживала её. Маме было ещё тяжелее. Не стало человека, который всегда был рядом, всю жизнь был только с ней, и по своей воле никогда бы никуда не ушёл. Бедный папа… бедная мама.

Потихоньку как-то стали жить дальше. Прошло ещё несколько лет. Совсем выросла Кристина. Половину времени она проводила в Москве, матери заявила, что в институт будет поступать там же.

— И что? Лена не против, что ты там столько торчишь?

— Мам, Ленка классная! Мы с ней как подружки.

— У них с Игорем детей нет. – задумчиво сказала Алина. – Почему?

— Не знаю. Мне кажется, они и не парятся. Я их дитё.

— Везучая ты. – немного ревнуя, сказала Алина. – Целых две матери у тебя.

— Ты – самая любимая!

— Ну, это само собой!

Алина уже представила, как будет скучать по дочке. Но та заявила, что она может приезжать в любое время. А если уж так не хочет гостить у Игоря, они снимут ей гостиницу.

— Я нормально зарабатываю. И сама могу гостиницу снять. – немного обиженно сказала Алина.

Крис уехала, поступила в институт, и выскочила замуж. Маму позвала на свадьбу.

— Ты спятила? А познакомить меня с женихом не надо? – возмутилась Алина.

— Вот на свадьбе и познакомитесь! Юра классный. Тебе понравится.

— Как зовут? – поразилась Алина.

— Да. Как деда моего. Приезжай, мам, мы тебя ждем.

Перед самым рейсом в Москву, буквально за несколько часов, Алина проснулась с температурой и воспаленным горлом. На свадьбу к дочери она не попала – провалялась несколько дней с ангиной. Было очень обидно. Потом, конечно, созвонились по видео, и она познакомилась с зятем. Заочно он ей понравился, осталось дождаться личной встречи.

Алина погрузилась в работу, чтобы не думать о своих горестях. После работы заезжала к маме. Сидели, вспоминали отца. Пили чай с его любимыми пряниками. Так и шла жизнь своим чередом…

Потом Кристина забеременела. Алина ждала её ребенка, как своего. К моменту родов она уже сидела в самолете, успела в больницу как раз вовремя. Сидя внизу, в холле, получила сообщение от зятя с ростом и весом малыша.

 

— Сияешь? – спросил Игорь.

Он только вошёл с улицы. За ним, топая каблучками, вошла его супруга. Алина видела её, конечно, на фото в соцсетях. Она не выглядела на свои годы, была как двадцатипятилетняя. Вот что деньги с людьми делают.

— О! Привет! – сказала Лена. – Наконец-то!

Подошла и поцеловала Алину в щёку. Это было неожиданно, конечно.

— Где ты остановилась?

— Пока нигде? – Алина кивнула на свою сумку, которая стояла под стулом.

— Вот и чудненько! Поедем к нам, значит. Обмоем внука.

Алина не стала возражать, что внук прежде всего её, а не Лены. Жена Игоря ей нравилась. Они поехали к ним домой, Лена выделила комнату Алине.

— Молодые живут отдельно, у Юры своя квартира. Ему на совершеннолетие подарили. Ты не думай, он не какой-то левый чувак, он – внук папиного коллеги. Там семья упакованная, но мальчик воспитан правильно. – щебетала Лена. – Ты располагайся, и приходи на кухню, я там быстренько накрою сейчас. И чего ты раньше к нам не приезжала, я не знаю? Подруги какие-то, гостиницы… есть же место. Зачем мотаться?

Алина удивлялась, конечно. Девушка выросла с золотой ложкой во рту, а пафоса ни грамма. И снобизма тоже. Хотя… какая она девушка? Они ровесницы примерно.

Немного отпраздновали рождение внука. Потом Алина ушла спать – устала после перелета. А через два дня выписали Кристину, и Юра перевез тёщу к ним домой. Алина подошла к кроватке и посмотрела на своего внука.

— Я возьму? – спросила она у Крис.

— Ты чего, ма? Он же и твой тоже! Спрашивает ещё…

Алина взяла малыша на ручки, и снова это почувствовала. Как тогда, с дочкой. Любовь и счастье. Господи, какое же счастье! Обнимать это чудо. Прижимать к себе. Заботиться о нём.

— Алина Юрьевна, я надеюсь, вы к нам надолго. – улыбнулся Юра, и вышел из комнаты.

Алина счастливыми глазами посмотрела на дочь.

— Чего ты, мамуль?

— Спасибо, Кристина! Какое же тебе спасибо!

Ей не хотелось возвращать внука в кроватку. Алина знала, что надо, но как же не хотелось… так бы и держала на руках. Она – бабушка! С ума сойти…

— Имя-то придумали?

— Думаем пока. – сказала Крис.

Алина кивнула, а потом аккуратно положила малыша обратно. Он заворочался. Она стояла и любовалась, счастливая до невозможности. Надолго, конечно, оставаться Алина тут не могла, у неё же ещё и мама… но Алина будет часто приезжать. Она знала это абсолютно точно.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,375sec