Слабость

Оксана не сдержалась. Расплакалась. Ладно бы только новость о том, что у Ольги родился внук. Тут радоваться надо, хоть на душе кошки скребут. Но в этот день судьба, видимо, решила проверить ее на прочность. Следом позвонила Женька и радостно сообщила, что выходит замуж. Спустя три года после развода. Второй раз, второй! А она ни одного раза там не была. И внуков своих вряд ли сможет понянчить, потому что детей у нее нет. А теперь уже поздно.

 

Сорок пять, сорок пять… Для кого-то это вторая молодость, а у нее, Оксаны и первой не случилось. Она закрыла лицо руками и в голове сразу возникли непрошеные воспоминания. Оксана только поступила в институт, как мамы не стало. Никто этого не ожидал и все были просто оглушены. Они остались одни: отец, она и ее младшая сестренка, которой едва исполнилось десять.

Отец был в ужасном состоянии, очень переживал и Оксана поняла, ее беззаботной молодости пришел конец. Она сразу перевелась на заочное и все заботы о семье легли на ее хрупкие плечи. Закончив институт, сразу пошла работать к отцу. У него был на тот момент свой, хоть и небольшой бизнес. Тогда никто не воспринимал эту работу всерьез, отец и его друг открыли небольшую точку на рынке: торговали всем, чем придется. Сейчас всё по-другому. Бизнес вырос. Она управляет фирмой, у нее в подчинении 25 человек, есть два розничных магазина. Всё серьезно. Отец уже отошел от дел, а с тем другом, с которым они всё начинали, их пути давно разошлись.

И получается, что бизнесом занимается она одна. Не то чтобы ей не нравилось: ведь это единственное, что у нее осталось. Сестра давно живет в Питере. Сразу, как окончила учебу, уехала туда, потом вышла замуж. Детей у них нет, они с мужем живут для себя, как она говорит. Общаться не горит желанием. Почему? У сестры там другая жизнь, совсем другая жизнь и она, Оксана, туда не вписывается. Отец? С ним сейчас стало совсем тяжко. Он постоянно всё забывает, резко и неожиданно постарел, сдал. Без ее помощи не может даже мастера вызвать на дом, чтоб починить полку или кран.

Оксана плакала долго, горячо и горько. Она даже не заметила, что на нее уже какое-то время смотрит подчиненная, Валентина, которая зашла подписать документы.

-Валя, ты здесь? – быстро смахнув слезы и выпрямившись в кресле, смущенно спросила она. У нее было негласное правило: подчиненные ничего не знали о ее жизни и не видели ее слабости. Для них она была Оксана Алексеевна, женщина со стальным характером. Строгая, справедливая, сильная и успешная. О том, что она хочет взвыть от одиночества и что все эти деньги ей счастья совсем не приносят, им знать не следовало.

-Оксана Алексеевна, вам плохо? – с таким сочувствием и очень по-доброму спросила Валя, что она не выдержала и слезы снова закапали из глаз. В конце концов, это же Валя. Они знают друг друга тысячу лет. Валя тоже не замужем и никогда не была. Может, она ее поймет лучше, чем кто-либо.

-Присаживайся, Валя. Прикрой дверь. Может, чайку попьем? Я вот заварила, да никак не доберусь до него.

-Я налью, Оксана Алексеевна, не волнуйтесь. А у меня к чаю конфетки есть, принести? Клиент угостил.

 

-А, давай свои конфеты, я с удовольствием! -махнула рукой Оксана и улыбнулась -Сто лет конфет не ела.

-Всё ваши диеты. А надо себе хоть маленькое удовольствие среди дня, да устраивать.

-Точно, Валя, точно. А то мне уже от этого черного кофе без сахара и пустого зеленого чая тошно просто.

-Вот и я о том же. А от пары конфеток ничего не будет. Но с конфетками оно же веселее, так?

Оксана улыбнулась.

-Так, так.

Они сделали по глотку душистого чая и Оксана посмотрела на Валю.

-А ты, Валя, почему замуж не вышла? Ты прости что я так, в лоб, просто столько работаем вместе… Интересно стало. Я ведь тоже одна.

-Так, Оксана Алексеевна, не случилось. Я ведь не то, чтобы красавицей была – горько усмехнулась она – Женихи в очередь не выстраивались. Да и мать у меня религиозной была до фанатизма. Всё берегла меня, лишний раз никуда не выпускала. Знаете, с таким человеком очень трудно рядом жить. Я, сколько себя помню, всего боялась. О чем ни подумаю: кажется, везде грех. Так она меня учила. Вот и прожила тихо, незаметно. А потом смотрю: уже пятьдесят. Незаметно так время прошло. Матери нет давно, я одна. Морали читать некому, а пол-жизни позади. И что я за эту жизнь могу вспомнить? Да ничего почти.

-Ох, Валя, Валя. Тяжело. Я ведь тоже одна, совсем одна.

-Ну, вы-то! Вы-то у нас красавица, вон какая! Все удивляются, что вы не замужем. Думали, такой женщине, как вам, это просто не надо. Где ж такого жениха, вам под стать, искать только?

Оксана покачала головой.

-Да ничего такого, видимо, во мне нет, раз я так и осталась одна. А теперь уже поздно.

-Ну что вы так о себе! Не стоит. Просто вы женщина сильная, властная, даже жесткая. Мужчины вас боятся, это я вам точно говорю. Наши-то вон. Перед кабинетом мнутся, если ошибок наделали. Боятся заходить даже к вам.

-Да ты что, Валя? Я и правда такая?

-Правда-правда, Оксаночка Алексеевна. Это я вас знаю совсем другой. Вы же совсем девчонкой сюда пришли и сразу такая ответственность. На такой должности разве можно другой быть? Съедят ведь, я это понимаю. Понимаю, как вам тяжело приходится. Но вы не переживайте. Сейчас, знаете, и старше нас люди счастье находят. Всё впереди.

 

Оксана махнула рукой.

-Ой, Валя, что там впереди? Я ведь так детей хотела, а теперь уж…

-А что теперь? Я слышала, на Западе и в 50 рожают!

-Так это там, у них. А меня прогонят, да и все, если сунусь.

-Да что вы, не имеют права! Для себя родите, так сейчас многие делают.

-Ой, Валя, да не хочу я так. И никогда не хотела. Я с ребенком. Одна? Нет. А тут отец… Чудить начал. Не знаю, что дальше с ним будет. Вот такая я, Валя, женщина-кремень, железная леди всю жизнь, а с ребеночком одна остаться боюсь.

-Понимаю, понимаю. Что тут удивительного? Не многие на такое решаются. Я вот детей никогда не хотела, мне всё казалось, что они такими же несчастными, как и я, вырастут. А зачем тогда? Печальная судьба у нас, Оксаночка Алексеевна, а что делать? Надо жить, работать… Жизнь-то продолжается, хоть и тошно периодически.

Оксана взглянула на часы и поняла, что они засиделись. Рабочий день давно подошел к концу, а она тут совсем расклеилась перед своей подчиненной. Она решила, что пора сворачивать этот разговор.

-Ой, Валя, что ж это мы засиделись? Пора домой.

-Да мне спешить некуда, Оксаночка Алексеевна, как и вам -улыбнулась Валентина.

Оксана поняла, что зря так разоткровенничалась. Во взгляде Вали появилось какое-то новое выражение, как будто их объединяло теперь что-то общее. Она что же думает, что они теперь подруги? В тоне Валентины сквозила неприкрытая жалость и даже… Фамильярность? Это что еще за Оксаночка Алексеевна? Нет-нет! Ей это не нужно! Ей не нужно, чтоб ее жалела Валентина! Они не будут подругами после ее откровений. Они разные, она не такая, как Валя. Она, Оксана, никогда не плыла по течению, всегда сама строила свою жизнь и была сильной. Продолжит быть сильной и сейчас, после этой нелепой минутной слабости.

-Знаешь, Валя, мне всё же есть куда спешить -совсем другим тоном сказала она -Вообще, к одиночеству привыкаешь. И в этом нет ничего такого уж невыносимого. Моя судьба вовсе не печальна, как ты могла подумать. Да, иногда накатывает, но… У меня есть другое, я сама выбрала этот путь. Процветающий бизнес, подруги, тренировки, интересные встречи, путешествия. Возможно, ничего бы этого и не было, заведи я семью в свое время. Так что… Завтра ко мне приедут поставщики из Москвы, у нас важные переговоры и мне надо подготовиться. Поэтому некогда мне тут себя жалеть. Конфеты забери, кстати. Это вредно.

 

Валя холодно посмотрела на начальницу и молча взяла со стола конфеты.

-Я поняла, Оксана Алексеевна. До свидания.

Женщина скрылась за дверью, а Оксана начала собирать в папку документы. Зря! И зачем она это устроила? Дала слабину, разнюнилась, как тряпка. Она всегда была сильной и ничья жалость ей не нужна! У нее всё хорошо, всем бы так. Больше этого не повторится, не повторится… Зазвонил мобильный и Оксана посмотрела на экран. Вздохнув, сняла трубку.

-Да, пап.

-Оксана, дочка! Что тут у меня творится, я понять не могу! Вода в ванной не сходит! Что только не пробовал, не идет, нет…

-Пап, ну а что я могу сделать? -раздраженно ответила Оксана -Надо тогда вызывать кого-то, наверное, слив забился…

-Да-да, вызывать, только ты же знаешь, я в последнее время… Как-то вообще в этом не разбираюсь. Кого, куда… Ты мне номера оставляла, а я все потерял. И в телефоне нет…

-Хорошо, я вызову. Будь дома, когда они приедут.

-Да я-то буду, буду, а ты когда заедешь? У меня всё закончилось, что ты привозила, а в супермаркете такие паршивые продукты, выбрать нечего.

-Хорошо, я привезу — устало ответила Оксана и быстро попрощалась.

Какой же долгой была эта зима! Долгой и темной. Но впереди лето. Всё-таки лето. Она поедет на море, отдохнет, будет чаще встречаться с подругами. Ведь летом всегда легче, правда?

Конец

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,421sec