Спаситель

Васька сидел под кроватью, вылизывал лапу и не понимал, за что на него накричали.

Подумаешь, всего-то одну котлету спер. Да у хозяйки этих котлет еще вон сколько осталось! Целых шесть штук! Васька все посчитал.

Опять, наверно, вечером Длинный придет, вот хозяйка и старается.

 

Длинного Васька не любил. Всем своим кошачьим нутром чуял недоброе. А хозяйке разве объяснишь? Расфуфырится вся, Васька ее с трудом узнает даже, будто другой человек.

Длинный был у них несколько раз. И каждый раз Ваське хотелось сходить в его ботинки. Только понимал Васька, что последствия для него будут ужасные, вот и сдерживался.

Взаимная нелюбовь у них возникла с первой встречи, хоть Длинный и старался перед хозяйкой. Призывал Ваську ласково: «Кис-кис, иди сюда, котяра». Но Васька-то чуял фальшь. А хозяйка – нет. Тает перед ним, как то мороженое, которое как-то Ваське дали лизнуть.

А Длинный все чего-то высматривает, вынюхивает, выспрашивает.

Ну точно, скоро придет. От хозяйки опять запахло этим, сладко-цветочным. Васька фыркнул. Он любил, когда хозяйка пахла рыбой или котлетами.

Хозяйка с Длинным ужинали перед телевизором. Васька лежал на спинке дивана. Одним глазом млел, вторым – бдел. Хозяйка глупо хихикала. Длинный нахваливал котлеты. Разливал из бутылки. Уронил вилку.

— Сиди, сиди, я сейчас чистую принесу, — подскочила хозяйка.

За спиной Длинного Васька открыл второй глаз. А что это он подбросил в хозяйкин бокал? Васька поднялся на лапы. Что-то маленькое белое и круглое. Надо действовать быстро. Хозяйка уже появилась в дверях.

Васька прыгнул и в полете зацепил бокал. Тот упал, по столу разлилась красная жидкость.

— Васька! Паразит! – заорала хозяйка.

Но Васька уже убежал под кровать. Опять несправедливо накричали.

Ругая Ваську, хозяйка устраняла последствия. Выждав пять минут, Васька вылез из укрытия и тихонько пошел по коридору обратно. Осторожно заглянул в комнату. Хозяйка не сводила глаз с Длинного, снова улыбалась и что-то ворковала.

Незамеченным, Васька бесшумно пробрался на подоконник и там укрылся за шторой. Он уже знал, что в спальню его сегодня не пустят и дверь закроют.

 

Васька проснулся от странного шума. Осторожно выглянув из-за шторы, он увидел бегающий огонек фонарика и Длинного, рыщущего по хозяйкиным ящикам.

Васька тихо спрыгнул с подоконника на мягкий диван, пробежал по нему, добрался до спальни. Дверь была закрыта. Тогда Васька побежал на кухню. В тусклом ночном свете разглядел стоящую на плите кастрюлю – хозяйка так оставляла сушить.

Васька запрыгнул на плиту, боднул кастрюлю головой. Кастрюля упала и загремела по кафельному полу. Сразу же Васька по столу добежал до раковины и принялся сбивать стоящие рядом с ней немытые чашки, стаканы и бокалы.

— Ах ты тварь! – услышал он голос Длинного.

Через пару мгновений зажегся свет. Длинный, с перекошенным от злобы лицом, выскочил на середину кухни, но Васька уже сидел на верхнем шкафу.

— Сейчас я тебя достану, тварь!

Он замахнулся на Ваську каким-то плоским прямоугольным предметом, который держал в руке. Васька шипел и отбивался лапой.

Появилась сонная хозяйка.

— Что тут происходит? — Она щурилась на яркий свет, терла глаза согнутыми указательными пальцами. – Васька, что ты опять натворил!

Наконец, она потрясла головой, распахнула зажмуренные глаза, увидела Длинного, а в его руке – отцовскую коллекцию редких старинных монет, которая досталась ей.

— Что это такое…, — слабым голосом произнесла побледневшая хозяйка.

В ужасе она метала взгляд по кухне и на столе заметила свою маленькую шкатулку с драгоценностями, хранившуюся в прикроватной тумбочке.

— Что это все значит…

Она смотрела на Длинного расширенными от ужаса, страха и непонимания глазами. Медленно открыла рот. Потом перевела взгляд на шкатулку и протянула к ней руку.

— Стой на месте, дура! – рявкнул Длинный и дернулся в сторону хозяйки.

— А-а-а-а-а! – завопила хозяйка.

— Заткнись, дура! – брызгал слюной Длинный.

 

Больше Васька терпеть не мог. Может быть, хозяйка и была дура, но она была его (!) дура.

Васька сгруппировался, прыгнул и с диким мявом приземлился на голову Длинного, вцепившись когтями в кожу и волосы. Длинный завопил, заметался по кухне, пытаясь оторвать Ваську от себя, но тот, превратившись в упругий комок мышц, только сильнее впивался когтями в плоть.

По лбу и вискам Длинного потекли тонкие красные струйки.

— По-мо-ги-те-е! – кричала хозяйка.

Длинный продолжал вопить, Васька утробно рычал.

Забарабанили соседи. Хозяйка кинулась в прихожую и открыла дверь.

— Вы…вы…зо…вите полицию, — захлебываясь произнесла она. – Меня хо…тят ограбить.

— Вася, Васенька, — приговаривала хозяйка, поглаживая и почесывая Ваську.

Тот лежал, свернувшись, и мурчал от удовольствия и осознания собственной значимости.

— Ва-асенька. Котлетку хочешь?

От котлеты Васька никогда не откажется. Он поднялся на лапы, потянулся, выгнул спину, снова потянулся, спрыгнул с дивана и важно зашагал на кухню, указывая хозяйке направление.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,406sec