Не согласна быть второй

Mесяц назад мир Нины рухнул. Хотя он рухнул гораздо раньше, только она об этом не знала. Знакомые и близкие люди притворялись, что ничего не происходит, что всё как раньше. А Нина пребывала в полном неведении, уверенная в мужчине, с которым прожила десять лет, и не замечала ни намеков, ни подтекстов.

 

Неизвестно, сколько бы еще длилась игра в кошки-мышки, если бы не тётя Лиля, которая дружила с мамой Володи. Нина встретила ее в супермаркете. Это было через несколько дней после возвращения отпуска. У них все отпуска были недолгие, потому что муж неисправимый трудоголик, не может жить без работы.

— И что ты теперь будешь делать, дорогая? — спросила тётя Лиля.

— Теперь? Теперь я куплю шерстяной плед. Володя жалуется, что в нашем холодном климате у него постоянно ноги мерзнут, — ответила Нина, смеясь.

Тётя Лиля посмотрела на нее с такой жалостью, что Нина подавилась смехом. Неприкрытый намек на неприятности насторожил. Может, если бы тётя Лиля была одной из сплетниц, которые всегда окружали мать Володи, Нина бы не обратила внимания на ее слова и сочувствующий взгляд. Но она была деловой и мудрой женщиной. Нина часто удивлялась, что общего между ней и свекровью?

Нина пригласила тётю Лилю в кафе на чай, чтобы продолжить начатый разговор, но та отказалась.

— Нет, детка, это Володя должен тебе всё объяснить. Поговори с ним.

— О чем? — Нина была поражена. — Что за тайны?

— О вас и о вашем будущем.

Нина вернулась домой в ужасном настроении. Тётя Лиля вроде бы ничего не сказала. Но иногда, ничего не говоря, можно сказать всё. Она намекала на другую женщину в жизни Володи! Нина была почти уверена, что эта другая существует. Но не собиралась сдаваться без борьбы только потому, что какая-то фифа имеет виды на её мужчину!

Они официально не были женаты, но для Нины это ничего не меняло. В конце концов, что важнее, получить в паспорт чернильную кляксу о браке, или делить радости и горести, поддерживать друг друга и быть вместе?

Вообще, для Нины большое значение имела официальная регистрация брака. А для Володи нет. Но жить вместе — значит идти на компромиссы. Хотя почти всегда Володя требовал уступок только от Нины, сам же всегда поступал так, как ему было удобнее. А Нина его слишком любила, чтобы устраивать разборки.

 

Сегодня он приехал домой около одиннадцати вечера. Нина уже привыкла, что он поздно возвращался. Его фирма находилась в центре, работы было много, и он часто до полуночи сидел с документами. Во всяком случае, так говорил. А у Нины не было оснований ему не верить.

Володя не был донжуаном, не производил особенного впечатления на женщин. Но его машина, дом и состоятельность могли их привлекать. И всё же за десять лет совместной жизни он ни разу не давал повода для ревности. В тот вечер она присмотрелась к своему мужчине внимательнее. Он не выглядел слишком уставшим после долгого рабочего дня.

— Ты мне ничего не хочешь сказать? — спросила Нина, прежде чем он закрыл дверь ванной.

— О чем?

— О себе, о нас и нашем будущем, — она говорила всё тише, скованная его спокойным холодным взглядом.

— А конкретнее?

К сожалению, Нина не знала ничего конкретного и не могла сформулировать обвинений, только лишь ссылаясь на намеки тёти Лили. Володя пожал плечами и скрылся в ванной. Безусловно, он не вёл себя как мужчина, пойманный на измене. Но Нина не успокоилась, поняла, что он что-то скрывает. И решила докопаться до правды…

На следующий день она взяла в оборот свою лучшую подругу. Они работали вместе, а в кругу офисных знакомых в последнее время обсуждались измены одного из коллег. Оля начала рассказывать свежие сплетни, а Нина, как бы невзначай, сказала:

— К счастью, у меня нет таких проблем. Я бы не согласилась жить с предателем.

— Ну да, — пробормотала Оля, лихорадочно перекладывая бумаги на столе.

— Ну ладно, хватит увиливать. Что ты знаешь о новой девушке Володи? Она молодая? Красивая?

Оля вопросительно взглянула.

— Он наконец-то сказал тебе?

— Потом расскажу. Сначала выкладывай, что тебе известно! — потребовала Нина.

Та сначала отнекивалась, но потом разговорилась и рассказала, о чем уже три года болтает весь офисный мирок. По мере того, как подруга рассказывала, Нине всё труднее было владеть собой. Казалось, что её разрезают и зашивают без наркоза. То, что знала Оля, было всеобщим достоянием. Кто-то встречал Володю в обществе этой девушки, кто-то другой знал её, и так далее…

 

Hовая женщина Володи была врачом. Вероятно, она симпатичная и моложе. У нее были состоятельные родители, квартира и машина. Оля утверждала, что такие женщины подобны сладкому яду, и своим стремлением угодить добиваются всего, чего пожелают. А еще называла ее опытной кошкой, которая забросила сети на парня, а потом и на его мамочку.

— Я встретила их в магазине, — сказала Оля. — Они выбирали коляску, «мамуля, а может эта? а может та?» Противно было слушать! Ты когда-нибудь называла свекровь мамой?

— Я не жена Володе, поэтому не могу ее так называть… Кого же ты встретила?

— В магазине товаров для детей я встретила мать Володи и его новую бабу. Пока Володя развлекался с тобой в Крыму, она родила ему дочь и в честь свекрови назвала Верочкой! Вот как надо находить подход к людям!

— Так его мать всё знает?

— А то! Наверное, ты одна осталась в неведении. Могу тебя утешить только тем, что старуха узнала как раз перед вашим отъездом. Сынок привел эту бабу с животом к матери и велел позаботиться о ней. Ты, наверное, давно не была у старухи? Эта, вторая, всё время там сидит!

Нина съежилась, будто кто-то ударил её кулаком между глаз. Ей не очень нравилась мать Володи, раздражали ее инфантильность и беспечность. Однако Нина считала, что свекровь хорошо к ней относится. И сама старалась поддерживать ровные отношения. Ухаживала за ней, когда та болела, возила ее к врачу, готовила и приносила обеды. Предательство его матери Нина ощутила даже более болезненно, чем измену самого Володи!

После работы ей хотелось увидеться со свекровью. Но всё же Нина сначала поехала домой, чтобы до вечера всё как-то улеглось в голове. Постепенно поняла, почему мать Володи приехала к ним, как только они вернулись из отпуска. И почему она битый час рассказывала о больной приятельнице, за которой должна ухаживать.

Поступок Володи выглядел уже не как мелкий романчик на стороне, который можно простить. Маленькая Верочка совершенно изменила положение. Нину удивляло, как это Володя решился завести ребенка. Она тоже хотела малыша, но всегда слышала решительное «нет». Володя всегда повторял: или он, или пеленки. Видимо, перед врачихой такая дилемма не стояла.

Как давно они знакомы? Оля говорила, что уже три года. Скорее всего, это правда. Двухлетний роман, потом беременность, ребенок, а Володя и не собирался посвящать Нину в свои планы! Если у него вообще есть какие-нибудь планы. Может, он ждет, пока ситуация сама разъяснится, пока кто-то за него всё решит? Нина, врачиха, мать…

 

Сначала Нина хотела сама расставить точки над i, но уже через минуту передумала. Решая за Володю, она облегчила бы ему жизнь! Не хотелось этого делать. Это он жил тем, что раздавал советы, а в самый важный жизненный момент оказался полным негодяем!

Нина физически ощущала, как с каждой минутой из нее испаряется любовь к человеку, который в благодарность за годы совместной жизни отвел ей роль ненужной мебели. Сидела угнетенная и заплаканная… Не хотелось, чтобы он увидел в таком состоянии. Легла спать, прежде чем он вернулся домой с работы. С работы ли…

Hесколько дней подряд Нина ложилась спать пораньше, разговаривали только за завтраком. Володя вёл себя так, будто ничего не случилось. Всё окончательно изменил один момент. В субботу Володя рано пришел домой. Нина еще не легла, потому что хотела посмотреть фильм. Володя вроде тоже заинтересовался, сел в другое кресло, но уснул…

Вдруг на экране заплакал ребенок. Володя вскочил как ошпаренный.

— Опять колики? — спросил спросонок.

— Успокойся, это только фильм, это не Верочка, — спокойным тоном ответила Нина.

Он явно смутился, но решил сделать вид, что не понял, о чем речь.

— Ты утверждаешь, что нам не о чем говорить? Произошло много интересных событий, о которых ты забыл мне рассказать.

— Не случилось ничего такого, что могло бы тебя заинтересовать, — пробурчал он.

— Ты ошибаешься. Меня интересует твоя дочь. И ее мама тоже. И еще твои планы относительно всех нас.

— Это мои дела, а не твои, и я разберусь сам с… теми двумя. Для нас же всё остается по-прежнему.

— Служанке так будешь говорить! — вдруг взорвалась Нина. — Я не твоя служанка! Или ты думаешь, я не имею никаких прав, раз не официальная жена? Я сумею доказать, что имею! И не думай, что выбросишь меня из дома с одним чемоданчиком! Я получу всё то, что заслужила по праву!

Володя явно нервничал. Пытался объяснить, что не собирается ничего менять в своей жизни. Мол, так получилось, что он полюбил двух женщин: ни на одной не женится, но и никого не бросит…

— Ты слабоват для гарема. Слабоват и глуповат! — отрезала Нина. — Я не согласна на роль второй жены. Да и на роль первой уже тоже.

 

Володя замолчал, будто ожидая вердикт судей.

— Дом продадим и купим две квартиры. Я уйду, а ты будешь жить с женой и дочкой.

— Я не хочу, чтобы ты уходила! — закричал он. — Именно то, что мы вместе, защищает меня от перемен! О ребенке и его матери я позабочусь, а дома хочу тишину и покой, а не визжащих младенцев.

Еще никогда раньше он так удачно и точно не определял места Нины рядом с собой. Она знала, что Володя эгоист, но не подозревала, что до такой степени. Её покоробили слова о дочке, которая была всего лишь «визжащим младенцем», помехой его комфорту!

Этот разговор дорого стоил Нине, но она выстояла до конца. Когда после разговора поднялась с кресла, то уже примирилась с судьбой. В течение десяти лет она жила иллюзиями, думала, что ее с мужем соединяют глубокие чувства. Пусть недостаточно яркие, но настоящие.

Володя видел всё иначе, раз утверждал, что любит двух женщин, но ни на одной не женится и никого не бросит. Он был очень расстроен тем, что Нина не согласилась принять его условия, оставила его на распутье. Володя ничего не понял. Он видел лишь, что теряет определенные бытовые удобства.

При разделе имущества Нина настояла, чтобы он купил ей небольшую квартиру. Это была не слишком высокая цена за напрасно потерянные десять лет и утраченные иллюзии.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,395sec