Спасённый

— Не подходит он тебе, Андрей этот. Совсем он тебе не пара. — говорила мама.

Люба могла бы спросить, почему, но ведь и так всё было ясно. Папа Андрея — сварщик. Мама — повар в заводской столовой. У Андрея нет таких далекоидущих планов, как у Любы. Он будет сварщиком, как отец. Или электриком, или ещё каким работягой.

У Любы же семья интеллигентная. Мама преподаватель в ВУЗе, папа — заведующий кардиологией…

 

Когда они учились в выпускном классе, то стали треугольником. Тремя его сторонами. Андрей, Люба и Марина. Любовным треугольником, само собой. Неровным, правда. Андрей влюбился в Любу и был готов на всё, чтобы быть с ней. А Марина влюбилась в Андрея.

Вы спросите, а что же Люба? В кого была влюблена она? В Андрея, или в какого другого парня? Дело в том, что Любу родители воспитывали в строгости, и активно внушали, что сначала нужно состояться, а уж потом думать о парнях. Состояться — это стать врачом, как и планировалось. Она бы может и была рада дать волю чувствам, но Люба не хотела огорчать маму с папой. Так она и сказала Андрею:

— Мне нужно в институт готовиться. Репетиторы, домашние задания, подготовка к экзаменам. Ну какие свидания, Андрюша? А потом будет учёба, шесть лет.

— Я ведь могу и подождать. — облизнув пересохшее от волнения нёбо, сказал Андрей. — Я понять хочу, нужен тебе вообще, или нет.

Он был готов на всё, даже ждать. Наверное, и шесть лет был готов ждать.

Люба вспомнила недавний разговор с матерью. Вероника Сергеевна всегда держала руку на пульсе, была на связи с учителями. Видимо, классная руководительница доложила любимой маме, что за девочкой ухаживает Андрей Радченко. Вероника сразу сказала Любе:

— Не забыла о своих приоритета?

— Конечно нет, мам. — смутилась Люба. — Что ты?!

— И вообще, не подходит он тебе, Андрей этот. Совсем он тебе не пара.

Люба могла бы спросить, почему, но ведь и так всё было ясно. Папа Андрея — сварщик. Мама — повар в заводской столовой. У Андрея нет таких далекоидущих планов, как у Любы. Он будет сварщиком, как отец. Или электриком, или ещё каким работягой.

У Любы же семья интеллигентная. Мама преподаватель в ВУЗе, папа — заведующий кардиологией. Люба станет врачом. Зачем врачу муж-сварщик? О чём они будут говорить? Примерно что-то в таком духе имела в виду Любина мама.

— Не надо ждать, Андрей. — мотнула головой Люба. — Я бы хотела, правда… но я не могу!

Она просто представила себе весь ад, если решится ответить на чувства Андрея. Маму, принимающую успокоительные капли, лёжа на диване с прижатой к сердцу рукой. Папу, укоризненного качающего головой. Мол, как же так ты, котёнок, расстроила мамочку? Мамочка для тебя всё, а ты… и так до бесконечности. Пока не выдавят Андрея из Любиной жизни, потому что мама считает его недостаточно хорошим для своей умной, красивой и перспективной дочери.

Андрей очень переживал. Страдал. Учился он неплохо, но тут скатился, и это перед самыми экзаменами.

— Хочешь всю жизнь сварщиком работать, как я? — нахмурился отец. — Вам сейчас чего не учиться-то, я не понимаю! У меня детство трудное было, надо было матери помогать, а ты чего? Учись себе на всём готовом.

Марина уловила страдания Андрея и лисой вилась вокруг него. Помогала готовиться к тестам, гуляла после школы с ним, всё выслушивала. Утешала. Потом ей это надоело, и Марина поцеловала его. Андрей растерялся. Как это? Он ей по-дружески рассказывает о своей несчастной любви, а Марина оказывается хочет чего-то большего?

— Не нужна она тебе. — сказала Марина, глядя на растерянного одноклассника. — А я тебя буду любить.

Андрей тогда ушёл от Марины. Сделал ещё одну попытку поговорить с Любой, ведь любил-то он именно её! Но Люба запретила себе думать об Андрее. Направила всю свою энергию на учёбу. Вот только где-то в глубине души девушка втайне рассчитывала, что Андрей — вдруг, всякое же случается — её дождётся. Будет любить и ждать, несмотря на то, что она ничего ему не обещала.

Но Андрей не стал ждать. Марина слишком активно принялась выстраивать их отношения после того поцелуя. А ему было уже, кажется, всё равно. Андрей поплыл по течению. Марина так Марина. А чем она плоха?
Узнав, что Андрей и Марина вместе, Люба очень расстроилась. Она проревела весь день в своей комнате и не пошла к репетитору по химии, Зинаиде Алексеевне. Итогом стал тяжёлый разговор с матерью.

— Как можно так наплевательски относиться к своим обязанностям? — сокрушалась Вероника Сергеевна.

— Мам, я что, не живой человек? Я заболеть, что ли, не могу? У меня просто сильно болела голова! Ну, прости меня…

— Так сильно, что ты плакала? — спросила мать. — Ни один мужчина не стоит слёз! Когда ты выучишься и устроишься на хорошую работу, сможешь выбрать любого.

Любе не нужен был любой. Ей нужен был Андрей. Сейчас, потеряв его, Люба поняла это точно. Нет, она и раньше понимала, но только ощутив боль от ревности и пустоту от потери, смогла прочувствовать, как сильно успела в него влюбиться.

Андрей был хорошим. Он так трогательно за ней ухаживал. Почему нужно чем-то жертвовать ради целей? Все ведь совмещают учёбу с любовью, чем же Люба хуже?

После школы Люба поступила в медицинский, и родители купили ей квартиру на другом конце города. Она порадовалась. Хоть не будет видеть, как счастлив Андрей с Мариной.

Ей самой однокурсники оказывали знаки внимания, но Любе никто не нравился. Мама сначала радовалась — молодец, дочка. Делом занята. Не отвлекается на глупости.

Но был окончен институт, Люба пошла в интернатуру, но так и не начала ни с кем встречаться.

— Неужели тебе совсем никто не нравится? Вот, Коля Баранов, молодой хирург у вас в больнице… он же не женат?

— Мне всё равно, мама, женат он, или нет. Коля мне не нравится. И никто не нравится. Понравится — скажу.

Любе нравился Андрей. Но она ничего не хотела знать о том, как он живёт. Воображение и так развлекало Любу по полной. Мозг рисовал картины, что у Андрея с Мариной семья и дети, кино и дача по выходным, море в отпуске. И счастье. Правду Люба знать не хотела. Вдруг, то что она представляет себе, правда? Тогда станет ещё грустнее. А если у них наоборот всё плохо, тогда Люба огорчится за Андрея. Но видеть его всё равно не захочет. Он так просто тогда отказался от неё. Так просто променял на другую!

Андрей не был счастлив. Он женился на Марине, да. Почти сразу после школы. Поначалу было всё неплохо, но потом…

— Почему к нам больше Вован с Катей не приходят? — спросил он как-то у жены.

Он и у Вовки спрашивал, но тот смутился, забормотал что-то, и перевёл разговор на другую тему.

Володя был коллегой Андрея. Сварщиком он не стал. Пошёл служить в МЧС, в пожарную часть. Параллельно проходил подготовку на специальных учебно-тренировочных курсах. Родители Андрея были и довольны выбором сына, и нет. Очень боялись, что может погибнуть на работе. Но в то же время гордились сыном — не чем попало занимается. Жизни спасает.

С Вовкой они почти сразу сдружились. Тот тоже рано женился. Поступило предложение дружить семьями, и они начали встречаться вчетвером по праздникам, ходить друг к другу в гости, устраивать совместные поездки. И вдруг как отрезало. Не получив ответа от друга, Андрей решил спросить у своей жены.

— Катя мне завидует. Я не хочу больше с ней общаться. — заявила Марина.

— Чему завидует? — не понял Андрей.

— Тому, что ты у меня такой красавчик, Андрюша. А Вова на гоблина похож.

 

Стало неприятно. И не верилось ни в какую зависть. Катюха была позитивной улыбчивой девчонкой, да и у Вовы, вроде, с внешностью было всё в порядке. Чего уж там Марина умудрилась наговорить Кате, Андрей не знал. И выяснять не очень хотелось. Было стыдно и неловко за жену. Он тогда уже начал потихоньку прозревать и понимать, на ком женился. Нет-нет, да были звоночки.

На самом деле всё случилось так: Марина позавидовала Кате. Причем по такому неоднозначному поводу… неудивительно, что она не стала рассказывать об этом Андрею. Дело в том, что у Вовы умерла бабушка и оставила им с Катей квартиру в центре города. Катя-дура вместо того, чтобы радоваться квартире, оплакивала старуху. Марина жутко разозлилась — тут никаких перспектив, им с Андреем точно никакая хата ниоткуда не свалится, а эта малахольная вместо того, чтобы радоваться, оплакивает бабушку, даже не свою! Она сгоряча высказала Кате всё, что думает, а Вована жена ужаснулась и сказала, что больше не хочет с ней общаться.

— Да и скатертью дорога! — фыркнула Марина. — Была нужда ещё с идиотами дружить.

Как-то вечером Андрей завёл разговор о детях. Не сейчас, конечно. В перспективе. Он очень хотел сына. Марина так мастерски увела разговор в сторону. Полезла обнимать-целовать да ворковать, как им хорошо вдвоём. Как бы ни на что не намекая, но и так было всё понятно. Вдвоём так хорошо, что третий не нужен.

Детей Марина не хотела. Во-первых, нет у них денег на детей. Ей эгоистично хотелось того, этого, пятого, десятого. Красивое платье, сапоги, браслет с камушками. А если будет ребёнок — все деньги пойдут на него. Марина была ещё так молода! Она хотела жить, а не подгузники менять.

Нет, она старалась быть хорошей женой. Дома был порядок. Всегда приготовлена вкусная еда. И Андрея она любила. Как влюбилась в него тогда, ещё в школе, так ничего и не изменилось.

Хорошей женой быть несложно, тем более, когда муж работает, а её, Марину, на работу не гонит. А вот человеком хорошим быть — это надо или таким родиться, или очень хотеть стать хорошим. Марину устраивало то, какая она. Да, завистливая, недобрая. Ну и что? Какая есть! Красивая зато.

Андрей иногда задумывался о разводе. Он явно ошибся, женившись на Марине. Он бы и рад её полюбить, но за что? Злая, не слишком порядочная. Ленивая. Ничем не интересуется. Только им, Андреем, так от этого ему только хуже. Душно.Да и скучно, честно говоря.

Вспоминал Любу. С грустью, с тоской. Так и не отпустило его то, первое, чувство. Андрей вспоминал, какая она. Умная, целеустремлённая. Красивая. Люба давно переехала в другой район, и как будто даже родителей не навещала. Андрей скоро забудет, как она… красива. Наверное, замужем уже. Институт окончила. Карьеру делает. Такая смогла бы совместить семью и карьеру.

Люба после интернатуры пошла работать в скорую помощь. Родители пришли в ужас. Ведь отец мог помочь Любе хорошо устроиться.

— Дочка, ты чего? У тебя такие хорошие результаты. Ну какая скорая?

— А что? Там не люди работают?

— Люди, но туда идут не от хорошей жизни. Тебе-то это зачем?

— Мама, хватит! Я долго жила так, как требовала ты. А сейчас я буду жить так, как хочется мне.

И пошла. И с удовольствием работала. Тяжело, но зато некогда думать. Вспоминать, сожалеть. Нет на это времени!

Андрей с Володей тушили пожар в большом жилом доме. Всех, слава Богу, успели эвакуировать. Осталось потушить. Вдруг Андрей услышал отчаянный вой собаки. И рванул на звук. Там уже не было огня. Неужели, кто-то выжил? Собака что, не человек? Спасать не надо? Андрей предлагал Марине завести собаку, но она сказала, что от собаки будет много грязи.

 

— Куда? Спятил! — заорал Вова в спину другу.

Он нашёл его. Небольшого лопоухого щенка месяцев пяти. Пёсик каким-то чудом выжил, забившись в самый дальний угол. Его забыли в суматохе, видимо. Угол не прогорел, но то, что щенок не задохнулся было чудом.

— Нашёл! — крикнул Андрей, показывая Володе щенка.

А потом наступила темнота.

Андрей ощущал, будто плывёт на лодке. Откуда лодка? Да и мягко тут, вряд ли он в лодке. А! Видимо, Андрей умер, когда спасал щенка. Умер и попал в рай. Только в раю можно так… плыть. На облаке, наверное. И ещё там было знакомое до боли лицо. Красивое. Всё было нечетко, как во сне. Андрей открыл на мгновение глаза, увидел лицо ангела Любы, и снова провалился в темноту, успев подумать напоследок: «Разве ангелы плачут?»
Пришёл в себя он в больнице. Болела голова, спина. Шея. Приехал Володя, пояснил, что сорвалось перекрытие и Андрея ударило сзади.

— Я собаку нёс…

— Собака жива. — успокоил Володя. — Чего ей будет, собаке? И ты давай, выздоравливай.

Пришла Марина, и Володя ушёл, едва ей кивнув.

Она принесла Андрею домашнего супа и котлет. И начала говорить, что с такой его работой того и гляди останется вдовой, а ведь Марина своего мужа очень, просто очень, любит. У Андрея раскалывалась голова. Он не хотел слушать упрёки. Он хотел остаться один, и вспоминать прекрасное видение. Ангела Любу. Почему он видел её лицо? Наверное, потому что мог умереть. А она что? Она уже умерла, и теперь ангел на небе? Или это просто игры его разума…

Слава Богу, пришёл врач, и попросил Марину уйти. Сказал, что пациенту нужен покой. Марина ушла. Андрей заснул. А когда проснулся, снова увидел Любу.

— Почему ты мне мерещишься? — спросил он.

— Ну, спасибо. — улыбнулась она. — Надо уточнить, что тебе тут колют.

— Люба?! — он сделал попытку подскочить, и со стоном рухнул обратно.

— Да. Я так испугалась за тебя. Так испугалась! — и она снова заплакала.

Люба рассказала, что была с бригадой на вызове, и они забирали его в больницу. И фельдшер говорила Любе, чтобы она успокоилась, и что Андрей будет жить, но ей было страшно. Так страшно.

Люба взяла его руку в свою. И уткнулась мокрым от слёз лицом в одеяло. Андрей свободной рукой гладил её по голове и чувствовал, что теперь всё будет точно по-другому. Не скучно, не душно. И по любви.

Он развелся с Мариной. Не без скандала, но развёлся. Андрей женился на Любе. Они вдвоём отыскали того щенка, которого спас отчаянный пожарный. Хозяевам пёс был не слишком нужен, они продали его без разговоров. Щенок подрос, пока Андрей лечился. Но не забыл своего спасителя. Ну, или он просто радовался всему в этой жизни, как умеют радоваться только собаки и маленькие дети.

Кстати, о детях! Андрей с Любой ждут своего первого ребенка. И даже мама Любы ведёт себя очень прилично, и к зятю относится хорошо. Во-первых, дочка счастлива, и это примирило Веронику Сергеевну с зятем из народа. И во-вторых, ей хочется внуков. Она уже было отчаялась их получить.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,407sec