Стыдно за маму. Рассказ

Если бы Киру попросили называть первое чувство, которое у нее вызывает мысль о матери, она бы сказала: «Стыд. Это и первое чувство, и второе, и так до бесконечности!»

Конечно, в самом раннем детстве Кира маму не стыдилась. Все началось в третьем классе, когда мама пришла на школьное чаепитие в честь первого сентября в спортивном костюме. Все мамы были нарядные, кудрявые и с накрашенными помадой губами. А вот мама Киры пришла «на спорте».

 

Кире тогда показалось, что все одноклассники смеются над ней: «Надо же какая у Киры Селивановой мама некрасивая!»

Мама тогда еще очень громко говорила с другими родителями. Нет чтобы сесть и тихонько в углу сидеть, раз одеться не сообразила красиво. Дак ведь лезет же! Выскочка!

Кира тогда на мать сильно разозлилась и до самого следующего дня не разговаривала с ней. Потом, конечно, отошла, успокоилась. Тем более, что по лицам одноклассников на следующий день не было заметно, что они помнят о спортивном костюме Кириной мамы.

— Мама, оденься, пожалуйста, красиво, — попросила Кира, когда в школе планировался Новогодний концерт. – А не как в прошлый раз!

— А как в прошлый раз было?

— В спортивном костюме, когда все мамы были нарядные.

— Кира, так я же с работы пришла! – Кирина мама работала кассиром в универмаге возле дома, а после закрытия подрабатывала уборщицей. – В этот раз я приду из дома, нарядная.

И вот еще повод для стыда. Мама уборщица. У других девочек мамы были докторами, журналистами, парикмахерами и даже адвокатами. А у Киры уборщица. И что самое неприятное – она ведь не скрывала этого!

— А что мне делать? — громко говорила кому-нибудь мама, ничуть не заботясь о том, что ее слышно чуть ли не на весь город. – Папка-то Киры бросил нас. Я одна дочь ращу. Поэтому и кручусь, как могу. Работаю на двух работах. И на кассе стою, и полы мою.

И про папку зачем она всем рассказывает? Кире и так стыдно, что у нее семья «неблагополучная» (так по крайней мере соседка с первого этажа говорила), а мама еще и не скрывает этого.

Приводить в дом подруг Кира стеснялась. Мама совершенно не умела наводить уют дома. Да и порядок тоже. Вот у других девочек всегда в доме чисто и уютно. И цветы в горшках, и вазочки красивые, на стенах картины. Кирина мама вела хозяйство по принципу «работает и ладно»! Посуда с трещинками, старые полотенца, и ремонт десятилетней давности.

Поэтому с подругами Кира гуляла на улице или сама ходила к ним в гости. Стыдно было показать, что у нее дома твориться.

 

А в 15 лет Кира начала с Мишкой встречаться. И вот гуляли они как-то до самой ночи, а потом он ее провожать пошел. И они целовались у подъезда в тени деревьев. А тут мама Киры с работы идет.

— Кира! Ты что это творишь! – прямо-таки набросилась она на влюбленную парочку. – Мало тебе материнского примера? Это ж надо! По кустам жмется!

И она прям кричала! Так, что на первом этаже свет зажегся, и соседка в окно выглянула.

— А ты чего уставился! Тоже мне герой-любовник! – продолжала Кирина мама. – Ну-ка катись отсюда пока я грузчиков из магазина не позвала. Уж они-то тебе покажут! Ишь ты! Решил девку испортить! Чтоб я тебя больше не видела!

И Миша ушел. А точнее, убежал. И больше они с Кирой не встречались.

— Я тебе этого никогда не прощу, — орала Кира на мать.

Она и правда не простила. До сих пор помнит.

Потом, конечно, все потихоньку забылось. Кира научилась скрывать от матери свои любовные похождения. И даже иногда думала, что сдерживающий поводок в виде материнского контроля, не дал ей пойти по кривой дорожке. Но благодарности не испытывала.

И теперь вот свадьба. Мама на знакомство с родителями жениха вырядилась, как «дерёвня». А ведь Кира предлагала ей помочь с выбором.

— Нет, доча, я сама! Что я, по-твоему, без глаз? – мама выкатила глаза, как будто хотела доказать их наличие.

— Ну просто там дорогой ресторан… — вяло блеяла Кира. – Ты в таких не была никогда.

— Так, вот не зли меня, дочь! Не зли! – и на этом разговор закончился.

 

Ну и пришла мама, конечно, в красной кофте в желтый горох. Как жир на колбасе, ей Богу.

Приборов около тарелок тьма. Кира то сообразила на родителей будущего мужа поглядывать, чтобы разобраться. А мама нет. Схватила одну ложку и весь ужин с ней и просидела.

Кира прям видела, как у официанта уголки губ дрожали. Мол, что за деревенщина приперлась.

А потом мама открыла рот. И как давай рассказывать про детство Киры. Чем болела, да как свои козюли в детстве ела, как пИсать пыталась, как мальчики в детском саду.

— Ой, умора! – хохотала подвыпившая мама и била себя по коленке, а Кире хотелось сползти под стол от стыда. – Жду не дождусь, когда уж внуки пойдут! Никто меня так сильно, как дети, не веселит.

А родители жениха такие все интеллигентные, сдержанные. Вежливо улыбались и вида не подавали, как им неприятно общество Кириной мамы.

— Вы простите ее, пожалуйста, — поспешила извиниться за маму Кира, когда та вышла в туалет.

— За что? – подняла брови будущая свекровь.

— Ну ведет она себе так… Не культурно! Просто она у меня почти без образования. И работала всю жизнь продавщицей и уборщицей, — призналась, как в ледяную прорубь прыгнула, Кира.

— Она ведь тебя одна воспитывала, — сочувственно кивнул жених. – Приходилось много работать.

— Но все равно! Могла бы и поприличней себя вести! – заспорила Кира, чтобы доказать, что она ничем не собирается оправдывать безобразное поведение матери.

За столом повисло молчание. Первой его прервала мать жениха.

— Кира, а ты знаешь, что я детдомовская?

— Нет, — округлила глаза Кира.

— Моя мама от меня отказалась, — горько усмехнулась женщина. – И я вот что тебе скажу, девочка. Если твоя мама тебе не нравится, ты ее в детдом отведи. Там ее с руками и ногами заберут. И любить будут, и благодарить, и ручки целовать, и никогда слова плохого про нее не скажут.

 

Кира сидела оглушенная. Она поняла, что будущая свекровь на нее разозлилась, но не поняла за что. Она ведь, как лучше, хотела! Показать, что она, Кира, не одобряет материнского поведения. В чем проблема то?

Потом вернулась из туалета мать, и Кире показалось, что родители ее жениха как-то подчеркнуто приветливы и дружелюбны с будущей родственницей.

«Ну и ладно, — подумала Кира. – Чужая душа потемки. Нравится им мама – мне же лучше, проблем меньше».

Свадьба состоялась. Кира так до сих пор маму и стыдится. Но при родителях мужа больше плохих слов о ней не говорит. Детей они с мужем пока не завели, но планируют.

А вдруг родится девочка? И вся характером в Киру. Как же Кира будет ожидания капризной и эгоистичной дочери оправдывать?

Вера Кот

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,363sec