Сюрприз

— Ваша дочь беременна, — заявила Ирина Петровна прямо с порога

— Как беременна? Ничего подобного, полная она просто, — Зина от неожиданности чуть не плюхнулась прямо в ноги непрошеной гостьи.

-Вы её в больницу свозите, — не сдавалась «классная», — там все объяснят.

— Как же беременна? От кого? Она же из дома никуда не выходит. Я с работы прихожу, она уроки учит. И вечером не слоняется по улице, а книжки читает. Выпускной ведь, готовится.

— Поверьте мне, просто свозите её к врачу.

 

Врач опасения подтвердил. Уже четыре месяца как дочь тайну свою хранила. Прямо в кабинете у Зинаиды было желание оттаскать за косы дочь-потаскуху. Но видя, как врач бережно к ней относится, рекомендации дает и советы, сдержалась. А еще в заключении, перед самым выходом доктор добавил:

— Девочка молодая, глупости может всякие наделать. Вы приглядывайте за ней. Лучше чтобы ребенок здоровым родился. А если она глупость совершит, то и вовсе без детей остаться может.

Возвращаясь из города, Зинаида едва сдерживала слезы. Стыдно-то как. Дочь школьница беременна неизвестно от кого. И главное, что первыми учителя заметили. Ведь ничего не изменилось: Олеська, как всегда была проворной, помогала по дому, со скотиной управлялась. Как в глаза людям смотреть?

— Олесь, может, к тете Тане в Преображенку поедешь? Там родишь. У неё хорошо, тихо и дом на краю деревни, не узнает никто. А как родишь, домой вернешься. А мы с отцом скажем, что подбросили ребеночка.

— Никуда я не поеду, — упрямо сказала Олеська.

— Да кто же тебя замуж после этого возьмет, — громко прошептала Зинаида. Пассажиры автобуса стали оглядываться на раздраженную мать.

— Че ты шепчешь? – Громко сказала Олеська,- опозорила родителей, забеременела. Давайте, убейте меня. Вам же избавиться от меня не терпится.

— Тише, тише, — успокаивала её Зинаида. – Услышат.

— Мам, беременность не скроешь. Скоро всем видно будет.

Односельчане в автобусе стали перешептываться. Зинаида замолчала. «Опозорила дочь на всю деревню, теперь глаз не покажешь».

Со следующего дня жизнь Олеськи стала невыносимой. Отец прятал глаза, старался реже появляться дома. Выпивать стал часто. С дочерью так и вовсе не разговаривал. Скажет только: «Эх, опозорила меня дочь единственная. Ведь все для неё делал».

Мать пытала каждый день от кого ребенок. Вроде и работать не заставляла и не ругала, а какой-то холодной стала. В каждом слове чувствовала Олеся, что она позор семьи.

 

Не выдержит, убежит к бабушке на другой конец деревни, та по голове её погладит:

— Ничего, забудется. Главное, чтобы ребенок здоровым был. А девки всегда рожали, во все времена. Любовь отменить нельзя. Это потом, когда выйдут они замуж, да станут бабами, вот они умничают: мол, все распущенные, а я замужняя.

Но хуже всего было в школе. Прямо на следующий день Ирина Петровна классный час устроила. И тему взяла подходящую на злобу дня: «Любовь и последствия». Про Наташу Ростову рассказывала и Анну Коренину, потом на Олесю перешла. Мол, ни от кого уже не скрыть, что в нашем классе случилось. Вроде и не ругали, а как к прокаженной отнеслись. Будто беременность – это заразно. Подружки под предлогом, что надо родителям помогать от Олеськи убегали. Разговаривать с ней даже малышня перестала.

Выпускные экзамены Олеся уже с ребенком сдавала. К этому времени попривыкли все, Олесю уже стороной не обходили. Подружки домой забегать стали, о своей любви рассказывать.

А осенью, в день Олеськиного восемнадцатилетия, с огромным букетом цветов Миша, сын Ирины Петровны, шел по главной улице. Как только вошел, выскочила Олеся ему навстречу:

— Проходи, посмотри на сына. Ты — копия.

А он, обращаясь к родителям сказал:

— Теть Зин, дядь Саш, позвольте мне Олесиной руки у вас попросить.- Коробочку с колечком достал, на одно колено встал.

— Да что ж ты раньше-то молчал? – у отца аж желваки заходили, — Девку опозорил!

— Да я бы давно, только Олеся меня уговорила. Сказала, что меня за несовершеннолетнюю беременную невесту посадить могут. Я ведь на целых шесть лет её старше. Вот и ждали, когда 18 исполнится.

На свадьбе Ирины Петровны не было, она с внуком дома осталась. Да и как-то не по себе перед людьми. Не понимала она, что не так в воспитании. Всех по книжкам учила, о любви чистой рассказывала. А тут сын такой сюрприз преподнёс.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:66 | 0,410sec