Школа жизни

Поезд тронулся и Дарья уткнулась в окно. В купе были еще три попутчика и все женщины, она считала, хоть в этом повезло. А уезжала Дарья от любимого мужа, уезжала с тяжелым сердцем и слезами. Она уезжала, а Тимофей остался с отцом, который разрушил их крепкую любовь.

Китайская пословица гласит: «Путь в тысячу лет начинается с первого шага». Дарья всегда помнила эту пословицу. Ведь первые шаги во взрослой жизни у неё были удачные и счастливые. Вместе с Тимофеем окончили институт, она училась на факультете журналистики. Уже ближе к окончанию института поженились.

 

С Тимофеем они были безумно счастливы, всегда вместе, всегда рядом. Тимофей твердил:

— Дашуня, ты мое солнышко, и как это я раньше жил без тебя. Ты мое счастье, ты для меня все…

После окончания института стали жить в доме отца Тимофея. Иван Сергеевич трижды был женат и все неудачно. Судьба так его сложилась с юности, и по натуре он был коварным. Когда-то в молодости он влюбился в дочку крупного чиновника. Она была из богатой семьи, Иван тоже ей нравился. Но её отец решил по-своему:

— Дочка, твой жених слишком беден, ну что с него взять. А ты привыкла жить на широкую ногу. Тебе такой жених и нам зять не нужен.

Иван опустил руки, бороться за свою любовь не стал, и потом всю жизнь искал женщину, похожую на ту свою любовь. Но поставил перед собой цель стать богатым. С годами Ивану Сергеевичу удалось стать обеспеченным. Он верил в силу денег и все измерял ими, и важнее денег для него в жизни не существовало ничего.

Он купил большой дом, в плане финансов у него все было достойно, в гараже три машины, фирма его росла и расширялась.

Дарья не сразу поняла коварный характер свекра. А у него была одна неприятная черта, он терпеть не мог рядом с собой счастливых людей. Просто не мог вынести того, что кто-то может жить с любимой женщиной в любви и согласии. И даже его собственный сын Тимофей. Но для Тимофея Дарья была светом в окошке, его солнцем и его стимулом в жизни.

Отец действовал расчетливо и не стесняясь невестки. Баловал деньгами сына, конечно Тимофей материально был в зависимости от отца, ведь он работал в его фирме. Отец покупал Тимофею костюмы, которые не нравились его жене, при ней давал ему приличные деньги и нагло глядя на невестку, громко говорил:

— Сын, настоящие мужчины живут мужской жизнью. Вот тебе деньги на рестораны и женщин. А жена должна ждать мужа дома.

Тимофей с Дарьей обожали друг друга, и их настоящая любовь была крепка. Но свекор всегда стоял между ними. Он навязывал сыну образ жизни, который не нравился ни ему, ни Дарье. Он видел, что Тимофей крепко держится за свою жену, решил чаще отправлять его в командировки, чтобы как можно дольше держать их вдали друг от друга.

Когда Дарья была беременна, что-то случилось с ней, не смогла выносить ребенка. После выписки из больницы, Иван Сергеевич злорадствовал в присутствии невестки. Но зато в присутствии сына горестно вздыхал и говорил ему:

— Эх, Тимоха, жаль мне тебя. Досталась тебе никчемная и бесполезная жена, даже родить ребенка не может.

Дарья все слышала, но возразить ничего не могла, только глотала слезы и переживала. Для женщины потеря ребенка – это горе, а он подливал масла в огонь. Но эта трагедия повторилась и во-второй раз, Дарья испугалась, запаниковала и заметалась в поисках выхода. От безысходности и отчаяния стала нервной и ссорилась с мужем. А Иван Сергеевич, глядя на неё только ухмылялся своей противной ехидной улыбкой.

Тимофей отреагировал на её скандалы по мнению отца «по-мужски». Он принялся активно искать утешение на стороне. Отцу это очень нравилось.

— Наконец-то сын, я вижу, что ты стал настоящим мужиком. Ты должен ставить жену на свое место, пусть знает, что она «никто и звать ее никак», — говорил он ему в присутствии Дарьи.

Тимофей молчал, Дарья понимала, отец делал свое черное дело, сын к нему прислушивался. А она ломала себя, прощала, надеялась, что будет лучше, мирилась, терпела унижения. Возможно поэтому не могла выносить ребенка, постоянно на нервах. Она из последних сил старалась сохранить семью, пытаясь уговорить мужа переехать от отца. А Иван Сергеевич со снисходительной усмешкой наблюдал за её тщетными попытками. У Тимофея с женой материальная сторона была на высоте. Только среди этого благополучия Дарье не было места. Верней место было – никчемной домохозяйки, не способной ни на что, кроме уборки и кухни, по мнению свекра.

 

Однажды, когда муж заявился домой под утро, Дарья возмутилась, на что получила ответ мужа:

— Знаешь что, поезжай-ка ты месяца на три к своей матери и подумай над своим поведением. Я живу жизнью настоящего мужчины и ты не должна делать мужу замечания.

Дарья поняла, что старания свекра разрушить их любовь, не прошли даром. Тимофей хорошо усвоил его уроки. Решение пришло тут же.

— Нужно бежать из этого дома, пока я окончательно не превратилась в половую тряпку, о которую вытирают ноги. Бежать быстро, пока не потеряла остатки здравого смысла, — думала она, собирая судорожно свои вещи в чемодан.

Тимофей ей не мешал, он смотрел на жену с той же снисходительной ухмылкой, как у его отца. У неё промелькнула мысль:

— Надо же даже улыбка, как у его папаши, наглая и ехидная.

Собирая вещи, Дарья до последнего момента надеялась, вдруг остановит, вдруг муж одумается, опомнится. Не остановил. Не одумался. Дарья села в поезд и уехала к матери.

Встретила с поезда её мать, и как Дарье показалось, она была не очень-то и довольная, что дочь вернулась. Считала, что от мужа уехала из-за ерунды. Но потом Дарья поняла, оказывается мать недавно вышла замуж, и в маленькой квартире им будет тесно.

Но деваться некуда, у Дарьи началась новая жизнь, устроилась на работу в магазин. С работой все было сложно, но она надеялась, со временем найдет все-таки работу по специальности. Она журналист, но работала недолго. В магазине таскала тяжелые коробки, передвигала мешки с сахаром и мукой, и однажды вернувшись домой после работы, упала прямо в коридоре. Очень болела спина, боль нарастала, ей казалось, что сейчас что-то взорвется внутри.

Перепуганная мать вызвала «скорую помощь», Дарью увезли в больницу. Врачи делали все, чтобы избавить её от этой боли. Диагноз поставили неутешительный, на позвоночнике грыжа, нужна операция. Она молила Господа, чтобы он помог избавиться от этой напасти, она даже стала думать, что в этой жизни сделала не так.

— Для начала нужно простить всех моих обидчиков, — думала она, — я прощаю свекра и мужа. Ох, как это не просто. Вновь и вновь думала о своем неудачном браке с Тимофеем, который её предал, о свекре, который стоял между ними с мужем и разрушил все, что было ей дорого, о матери, которая встретила её неласково. Я прощаю, я прощаю, — повторяла Дарья.

Боялась, когда везли её на операцию, просила прощения у всех и в первую очередь у Бога. На него она наделялась, думала, что Господь не оставит её в беде. Операция прошла успешно, боль ушла, со временем пришла в себя и превратилась в нормального человека, к боли больше не прислушивалась.

— Какое счастье! Я никогда не думала — это счастье, когда ничего не болит и я могу двигаться, ходить, — радостно говорила она матери, когда приехала из больницы.

Чувствовала себя хорошо, и в первую очередь решила найти другую работу. Увидела в газете объявление, требуется в какую-то фирму секретарь-референт с достойной зарплатой. Дарье уже хотелось снять квартиру и жить одной, свободно. Чтобы на неё никто не смотрел с упреком. На работу её взяли. На собеседовании директор смотрел на неё не как на секретаря-референта, а как на женщину, оценивая её с головы до ног. Но Дарья после болезни стала совершенно другая, она сама это чувствовала. Стала сильней, решительней и уверенней, может дать отпор.

 

Выдержав его нахальный взгляд, Дарья решила не отступать, ей нужна работа и зарплата. Буквально на второй день директор попытался у себя в кабинете обнять её и получил локтем в бок. Удар был чувствителен, он сморщился от боли:

— Даже так, — удивленно проговорил он. — Ну-ну посмотрим, идите на свое рабочее место.

Дарья была уверена, что он уволит её, но нет, обошлось. Зато директор со своим самодурством донимал её. Не успев войти в приемную, сразу говорил:

— Кофе.

И кофе должен у него стоять на столе через двадцать секунд, иначе разнос по полной программе. Дарья и здесь приловчилась. Рядом с ней стоял электрический чайник, который она непрерывно кипятила, а рядом чашка с засыпанным кофе. Все отработано и чисто на автопилоте она сразу же несла ему кофе. Каждый раз, директор удивленно хмыкал, и сам себе улыбался, молча.

Конечно Дарье эта работа была не по душе. И спасение пришло неожиданно, встретила одноклассницу после работы. Разговорились и Катя решила помочь ей, работала она в редакции.

— Так и быть Даша, я за тебя замолвлю словечко в нашей редакции, у нас как раз образовалась вакансия, — пообещала Катя.

Собеседование Дарья прошла отлично, к нему она готовилась. Обрадовалась:

— Наконец-то я вырвусь из этого «дурдома». Теперь уж я выскажу директору все, что о нем думаю!

И высказала, и ушла, хлопнув дверь и больше не вспоминала. Жизнь Дарьи наладилась, сняла квартиру, ушла от матери. Работала с удовольствием по своей специальности, она все-таки журналистка. Руководство её быстро оценило и уже взваливали на неё ответственные задания. Все у неё было хорошо.

Однажды в выходной ближе к обеду неожиданно раздался звонок в дверь, Дарья никого не ждала. Открыв дверь, увидела перед собой мужчину, похожего на её свекра.

— Даша, можно войти, — спросил он.

Она впустила в квартиру Ивана Сергеевича, с трудом узнавая его. Перед ней стоял худой, ссутулившийся старый человек. И хотя когда-то он безжалостно разрушил её жизнь, ей стало его очень жалко. Она усадила свекра на диван, сама устроилась напротив в кресле.

— Слушаю, Иван Сергеевич. Что привело вас ко мне?

— Дашенька, дочка, помоги! Нужно как-то спасать Тимофея. Мой сын пропадает, гибнет, просто спивается.

— А что вы хотите от меня? – спросила стальным голосом она.

— Как что, ты же знаешь, он очень любит тебя. Возвращайся к нему. После вашего развода у него все пошло наперекосяк. Да и у меня тоже. Я обанкротился, пришлось продать дом, машины и даже вещи из дома. Тимофей никак не может оклематься от того, что ты ушла, и от того, что мы все потеряли. Стал безвольным и напивается каждый день.

Дарья злорадно подумала:

— Вот и тебя настигла кара. А как надо мной измывался, унижал, — но вслух не произнесла.

— Ты прости Дашенька, а как у тебя жизнь, у тебя есть кто-то? – напряженно всматривался в её лицо бывший свекор.

Этим вопросом он почему-то её разозлил.

— Это совершенно не ваше дело, Иван Сергеевич, — отрезала Дарья. – А жизнь у меня отличная, я такую школу жизни прошла, что мне сейчас ничего не страшно. А Тимофею передавайте привет. Что же вы не научите его жизни, как раньше. Прощайте, больше не приезжайте, видеть вас и бывшего мужа не хочу.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,377sec