Торопыга

Роман Романович так спешил, так торопился! Вот сегодня, ну, чуть позже, не в обед, а потом, но он ей обязательно позвонит! Леночка, цветочек, нимфа! Обещал навестить, значит, навестит!

После обеда? Нет, там – совещание, поездки по объектам, потом надо поесть в ресторане с гостями из Области, приветить их, договориться о гостинице…

 

Завтра! Тогда точно он позвонит ей завтра! Нет, не позвонит. Она тоже занята, утром пробежка, потом – галопом на работу, по метро, в юбке и на каблуках. У нее ответственная работа, надо выглядеть достойно, красавица! Там – документы, планерки, какие-то макеты, картинки, видеоконференции. Она что-то рассказывала ему о своей жизни. Надо вспомнить, ну, потом, наверное…

Надо просто прийти к ней домой, позвонить в дверь и протянуть букет цветов.

Какие цветы Леночка любит? Надо бы посмотреть на ее странице в сети, что там дарили на её День Рождения…

Роман Романович открыл, было, интернет, тот долго кружил голубым колечком, потом и вовсе отключился.

– Зина! Зина, что с сетью? Мне срочно! –крикнул он секретарю.

Та, процокав каблучками по ламинату, просунулась в узкую щелку двери.

– Отключили. Я звонила, сказали, до вечера не будет!

– Вот ведь…

Ладно, цветы откладываются. Заедет к Лене завтра, уж подготовится, как положено. Один день ничего не решит!..

… Снег! Боже, уже зима! Как быстро, когда вообще?!

–Зина! Зина, что я делал летом?! – крикнул он в стену.

Зина процокала каблучками, поправила переехавшую юбку и, зардевшись, ответила:

– Мы же с вами на море отдыхали! Забыли?..

– Мы с тобой?..

Надо же! А Роман Романович и не помнит Зину в купальнике! Хоть бы цвет вспомнить… Ладно, наверное, фотки есть, надо посмотреть!..

С моря он помнит только, как орал на пол гостиницы, распекая застройщиков, как потом ездил делиться опытом с местными воротилами… Зину не помнит…

Ладно. Зима. Кажется, у Ленки День Рождения зимой. Надо уточнить дату и прийти поздравить. Это будет сюрприз, это будет весело, красиво, романтично! Цветы… Опять Роман Романович забыл, какие цветы она любит. А ведь видел ее недавно с букетом! Наверное, коллеги подарили. Бывают же такие коллеги, которые дарят цветы без повода… Вроде ромашки были! Или нет? Да Бог с ними!

 

– Зина! Зина, где начальники отделов, я сколько должен ждать?!

Процокала каблучками. И зачем ей переговорное устройство? Вечно сунется в дверь, улыбнется и отвечает. Вот странная дамочка!..

– Начальники идут, Роман Романович! – и опять улыбнулась игриво так!

Намекает на что–то! На что? Ладно, потом!..

… Совещание прошло, министр прием отменил, стоматолог звонил – в клинике отключили свет, можно не приезжать. Всё, тогда к НЕЙ! Прямо сейчас! Сорваться, ворваться и слиться в жарком поцелуе. Лена уже дома. Ну, конечно, время–то – полдвенадцатого!

– Зина! Зина, удобно идти в гости в такой час? – Зина должна знать, у нее есть голова на плечах.

Процокала, всунула голову, заспанная какая–то, помятая…

– Удобно, Роман Романович. Удобно, только переоделись бы в свеженькое…

– Да! Неформальная одежда! И цветы… Надо купить цветы! – метнулся в машину, велел водителю везти домой.

Поднялся к себе в квартиру. Душно… Надо проветрить. Сел у раскрытого балкона, налил себе сок. Захотелось есть. Заказал пиццу. Курьер долго копался со сдачей.

А по телеку футбол! Лига! Высшая! Смотрит! Болеет Роман Романович, вздрагивают его кулаки, сливается крик в единый гул с криками соседей! Болеет…

Наорался, утром ни голоса, ни сил. Температура шпарит, в глазах двоится.

– Зина! Я заболел, нужны лекарства!

Прицокала, склонилась.

– Роман Романович, вам какая–то женщина звонила…

– Никаких женщин, Зина! Я болен. Ты, что, не видишь, я умираю, Зина! Температура высокая, я не перенесу!

– Ну, я ей так и сказала… – Зина улыбнулась и поцокала на кухню, делать чай с медом…

… Ну, выздоровел. Приехал на работу. А тут – бардак! Сотрудники в шортах и майках ходят.

– Зина! Зина, что происходит?!

Прицокала, но уже медленнее, чем обычно.

– Кондиционеры сломались, Роман Романович. Вот мы и…

– Зин, – Роман Романович прищурился. – Что-то ты изменилась!

– Годы, Роман Романович, годы…

 

Да, годы! А он так и не позвонил, не написал Ленке. Не пришел. Цветы не подарил…

Всё! Взять себя в руки и составить ее счастье. Срочно!

– Роман Романович! К вам из Замбези делегация. Я приглашаю?

Вставший, было, с кресла Роман Романович, сел обратно, поправил пиджак, улыбнулся. Делегация – это святое, а другие дела, в том числе и сердечные, подождут.

… Опять снег.

– Зина! Как прошло лето? Зина, ты где?

– Роман Романович! – раздался голос в переговорном устройстве. – Я здесь. Хорошо прошло, вы отдохнули.

– Да? – нахмурился Роман Романович. – Не помню.

– Ничего. В нашем возрасте это бывает…

– Что? В каком возрасте?! Что ты несешь, Зина!

Роман Романович подбежал к зеркалу. Морщины, синяки под глазами, какие-то брыли на щеках.

– Зина, срочно запиши меня к косметологу! На сегодня!

– Записала. На семь.

Ну, вот… Сердечные дела опять откладываются. Зато будет Роман Романович красивым, помолодеет, тогда его точно полюбят!.. Ведь надо соответствовать Леночке! Она красавица, стройная, живенькая такая, тростиночка! А волосы! Боже, какие у нее волосы – густые, иссини–черные, в тон ночному небу…

… – Зина! Зина, надо купить цветы. Чтобы вечером были. Зина!

Роман Романович решился-таки. Перенес пару встреч на другой день и освободил себе время для свидания.

– Зина, что ты молчишь? Вымерли, что ли, все?

– Да тут я, тут! – Зина поставила чашку с чаем и нажала кнопочку переговорного устройства. – Будут цветы. – сказала вслух. – Старый ты черт! – добавила про себя…

… Вот! Вот ее дом, подъезд второй! На бумажке написано, что второй! Этаж? Эх, цифры расплываются!

– Молодой человек! Мужчина! – Роман Романович поймал за рукав прохожего. – Прочтите, я не могу!

– Третий этаж, папаша. А вы туда зачем?

– Какой я тебе папаша! В гости иду, может. Жениться иду. Что смотришь, завидно? То-то же!

 

В лифт сели вместе. Прохожий нажал нужный этаж. Роман Романович поправил обертку букета, провел рукой по волосам, оттянул немного галстук – душно…

– Квартира тридцать. Мужчина! Где квартира тридцать?

– Тут.

Попутчик, что ехал с Романом Романовичем в лифте, вынул из кармана ключ и открыл дверь тридцатой квартиры.

– Соперник? Надо же, наглец какой! – смерил Роман Романович взглядом мужика.

Дверь медленно открылась, на пороге – старушка–кругляш, румяный колобочек в цветастом платье и в фартуке с зайцами на груди.

– Извините, а Лену можно? – выдохнул Роман Романович. – Вы, наверное, ее бабушка?

– Мам, тут псих какой–то жениться к тебе идет! – мужчина протиснулся мимо Романа Романовича и, сложив руки на груди, уставился на гостя.

– Лена? Мама? Я, наверное, всё же ошибся адресом. Извините!

– Рома! Ты что ли? – колобочек вдруг распахнул ручки и прижал к груди Романа Романовича, поцеловал его седую, лохматую голову, провел пальчиками по плечам, худеньким–худеньким, потом улыбнулся. – Ну, сынок, знакомься, это твой папа. Я же говорила, что придёт! Роднулечка ты мой!

– Какой я папа! Как папа, чей? – Роман Романович бросил взгляд в зеркало и удивился. – А что это, Лена, у тебя в гостях какой–то старик? Батя, что ли? Удивительно он на моего похож!

– Да вы не волнуйтесь, папа, – мужчина как-то особенно тепло выделил это слово – «папа». – Пройдите в комнату, садитесь. Мам, где валокордин у тебя?

Роман Романович прилег на диван. Лена села рядом, улыбаясь, сложила ручки на коленях.

– А я, Леночка, цветы тебе принес. Хризантемы. Угадал? Я все совещания сегодня перенес, вот к тебе пришел.

– Угадал, угадал, – Леночка повела рукой по его лбу. – Жениться пришел?

–Да, Леночка, я ж давно хотел, но всё дела… Понимаешь, поездки, переговоры…

Роман Романович вздохнул, Лена сняла с него галстук, расстегнула верхнюю пуговку рубашки.

– Нет, Рома, не хочу я за тебя замуж. Не люблю я тебя!

– Что?! Что ты сказала?! Я так спешил, я торопился составить твое счастье! А ты динамишь?! После всего, что у нас было? После той ночи?!..

 

Лена-колобочек положила ему руку на лоб и покачала головой…

– Мам! – в комнату вошел мужчина–сын. – Там какая–то Зина звонит, спрашивает, можно ли забирать этого?

Мужчина кивнул на Романа Романовича.

– Зиночка? Да, скажи, что Рому можно забирать. Вот жена ему досталась, сынок! Заботливая, неревнивая! Золото!

… – Куда?! Куда вы меня?!– Роман Романович отбивался, как мог. – Я же жениться пришел!

– Иди домой, Рома. Зина ждет тебя.

– Зина? Моя секретарша? Почему у меня дома?

– Вы женаты уже много лет, Рома…

– Да? – Роман Романович вздохнул. – Надо же… Столько дел, я и не заметил…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,327sec