Не было бы счастья, да несчастье помогло

Татьяна поправила уголок одеяла на детской кроватке и внимательно осмотрела комнату. Две двуспальные кровати, письменный стол, шкаф для одежды, мягкие игрушки на подоконнике — вроде бы все на месте. Но беспокойство ее не оставляло.

«Может, купить побольше письменных принадлежностей? Надо еще приготовить одежду для разных сезонов, положить так, чтобы видно было…», — размышляла Таня, заканчивая приготовления. Сегодня все утро она ждала.

Нет, не приезда детей. А визита органов опеки.

 

Сотрудница опеки, тощая и высокая, с серым мышиным хвостиком, внимательно осмотрела комнату и, поджав губы, что-то записала себе в блокнот.

— А что это у вас только один письменный стол? Школьников-то двое? — глядя на Таню поверх очков, уточнила гостья.

— Эээ… Да. Ну здесь некуда больше. Вот кровати, вот шкаф… — неуверенно протянула Таня. — Можно на кухне организовать второе место.

— Ну кухне? — усмехнулась сотрудница опеки. — Вы серьезно?

Таня молчала. И почему она сразу не подумала про второй письменный стол? Ведь вместо шкафа можно было поставить комод, и тогда в маленькой комнатке и вправду легко поместился бы второй стол!

— В общем, пишу — ненадлежащие условия, — резюмировала сотрудница опеки. — И потом, у вас кажется диагноз, психического толка.

— Он давно снят. Ну, пожалуйста… Я все исправлю, — на глаза у Тани навернулись слезы. — Вы понимаете, что Кириллу нельзя отдавать детей?

— У Кирилла Александровича условия надлежащие. К тому же и семья полная. У вас вот полная семья? — смерила Таню взглядом женщина.

Тут крыть было нечем. Ни мужа, ни даже хоть какого-нибудь сожителя у Тани не было. А это означало только одно — четверых племянников определят жить к Кириллу, их родному отцу.

***

Таня и Аня были близняшками. С детства девчонки проводили все время вместе, и окружающим казалось, что отличить их друг от друга просто невозможно. Но насколько они были похожи внешне, настолько же отличались характерами. Аня была ветреной и увлекающейся и всегда попадала в какие-то истории, а Таня — рассудительная и серьезная — ее из этих историй спасала.

Когда Аня начала встречаться с Кириллом, сестра точно почувствовала — ничем хорошим это дело не обернется. Парень был хоть и симпатичным внешне, но с сомнительным прошлым. А уже после того, как ребята поженились, оказалось что у Кирила за плечами не одна ходка в места не столь отдаленные. Уже через полгода после свадьбы молодой муж снова загремел на нары, как раз, когда Аня была беременна первенцем.

Так и повелось, Кирилл возвращался домой, сначала вел себя прилично, но едва жизнь начинала налаживаться, снова садился в тюрьму. Аня разрывалась между малышами и поездками на зону. И хотя и родители, и Таня не единожды предупреждали — с таким мужем и до беды недалеко, молодая женщина их не слушала. Сначала Аня один за другим родила четверых ребятишек, а потом… по чудовищной случайности погибла при пожаре прямо у себя дома. Таня тогда чуть не сошла с ума от перенесенного стресса, даже какое-то время лечилось в стационаре.

 

Когда девушка вернулась домой, то узнала, что Кирилл ждет суда по серьезному делу — сразу после похорон он в пьяном угаре кого-то пырнул ножом — а четверо племянников оформлены в детский дом. Тогда-то Таня и решила во что бы то ни стало забрать ребятишек к себе. Поддержки от родителей ждать не приходилось, они на удивление сразу же приняли категорическое и жестокое решение.

— Вот оно тебе надо, Таня? — увещевала девушку мать. — У них наследственность вон какая, кроме пьянок, ничего и не видели. Пусть отец их воспитывает, а у нас возможности нету.

— Ма, ты что такое говоришь? — от удивления у Татьяны даже открылся рот. — Дети-то в чем виноваты? У них и так горе, неужели можно бросить их в такой момент? Я так не могу.

— Вот и я не могу, — вздохнула Валентина Петровна. — Мне седьмой десяток идет, куда мне четверых на шею. А тебе своих рожать надо, а не для чужих пуп рвать.

Но Татьяна точно знала — ребятам в детском доме делать нечего. Сначала она была уверена, что Павлика, Марину , Олечку и Коляшу отдадут ей без проблем. А как иначе? Самая близкая родственница, родная тетка. Со своим жильем — пусть и небольшая, но двухкомнатная квартирка — с хорошей работой, а самое главное — дети знают и любят ее.

Но на деле все оказалось не так-то просто. Сначала оказалось, что Кирилл уладил все дела и суд его оправдал. И теперь он хотел, ни больше ни меньше, чтобы все ребятишки проживали с ним.

— Ты чего удумал? Зачем тебе ребята? Ты же в их жизни и не появлялся толком. Все по зонам да по зонам, — принялась взывать к его здравому смыслу Таня. — Детьми же заниматься надо. Надолго ли ты на воле то задержался? Опять соберешься к дружкам своим за колючую проволоку.

— Дура ты, Танька, — заржал Кирилл прямо в трубку. — Кто меня посадит с детьми-то? Только условку могут впаять. Тем более я завязал, решил по-людски пожить немножко.

Таня покачал головой. Кирилл — и нормально пожить? Но оказалось, что он будто бы и вправду встал на путь исправления. Устроился на работу и снял квартиру, а еще — привел к себе домой сожительницу. Когда Татьяна случайно встретила Кирилла с новой любовью на улице, у нее едва не отнялись ноги. И эту женщину он хочет представить своим детям в качестве мачехи?

Про Лидку Карпенко в поселке не знал только слепой и глухой. Несмотря на почтенный возраст — а Лидии было почти пятьдесят — ума женщина так и не набрались. К тому же славилась удивительной неразборчивостью. У нее было пятеро своих детей, которых она мастерски растолкала по свекровям и бывшим мужьям, а одного даже собственноручно сдала в детский дом. И теперь решила попытать счастья в союзе с Кириллом. Что тридцатилетний мужчина мог найти в такой даме, неизвестно, но то, что она была очень сомнительным кандидатом на роль матери — это точно.

— Кирилл, ты в своем уме? — тут же позвонила Кириллу Таня. — То, что ты с Лидкой снюхался, это твое дело, но детей в покое уже оставь! Дай я их заберу…

— Не звони мне больше, — рявкнул на нее мужчина. — У нас с Лидой любовь. А ребят она своих тоже заберет, и мои лишними не будут. Будем все вместе жить.

 

Это этих слов Тане стало физически плохо. Собрав бумаги, она тут же поехала в опеку и начала готовить документы для суда.

Сотрудница опеки еще раз внимательно посмотрела на Таню. В ее глазах мелькнула жалость. Наверное , она и сама понимала, что уголовники бывшими не бывают, и детям с отцом, хоть и родным, будет жить отнюдь не сладко.

— Я проверю ваши документы по диагнозу, Татьяна Николаевна, — смягчилась гостья. — Главная претензия в вам — это ваше семейное положение. Может, у вас есть сожитель, с которым планируется брак? Это определенно будет плюсом в глазах суда.

— Есть, — не моргнув глазом, ответила Таня. Хотя на деле у девушки не было никого даже на примете. — Решу в короткие сроки. Что еще?

— Ну… Смотрите, стол у вас один , а школьников двое. Кровати заправлены пледами, а должно быть одеяло в пододеяльнике по нормам, — начала перечислять сотрудница опеки. — Устраняйте, до суда совсем немного времени осталось. И самое главное, решите вопрос с супругом.

Таня кивнула.

Где найти за пару недель мужа — не было даже в мыслях. Да еще такого, который был бы согласен воспитывать четверых неродных ребятишек. Первым делом Татьяна отправилась на сайт знакомств, но там в основном водились мужчины, страстно желающие не обремененных детьми отношений. Перебрав своих знакомых и сделав некоторым неприличное предложение, Таня приуныла. Больнее всего было то, что племянники, которых девушка навещала почти каждый день, с нетерпением ждали, когда она их заберет к себе.

— Тетя Таня, ты ведь нас тут не оставишь? — заглядывал в глаза самый старший из ребят, Павлик. — Лишь бы нас тебе отдали, а то папка пьет да дерется. С тобой-то всяко лучше жить.

Таня едва сдерживала слезы и молча целовала белобрысую мальчишечью макушку.

***

Не зря говорят — не было бы счастья, да несчастье помогло. В тот вечер Таня спешила с работы на остановку и, задумавшись о чем-то своем, поскользнулась на замерзшей луже и подвернула ногу.

— Вам помочь? — раздался приятный мужской голос. Таня подняла глаза — около нее стоял незнакомый молодой мужчина и протягивал руку.

— Нет, спасибо, — улыбнулась Таня и попыталась подняться. Но нестерпимая боль в лодыжке буквально пронзила ногу.

— Давайте-давайте, — отозвался мужчина. — Я в прошлом году так неудачно упал, потом месяц в гипсе ходил. Поверьте, отцу троих детей очень непросто далось сидение дома. Чуть ли не по голове мне ходили четыре недели.

При упоминании о детях на глаза Тани навернулись слезы.

— Ого, видать сильно ударились, — помогая встать удивился мужчина. — Давайте руку, хоть до лавочки доведу.

 

Денис — а именно так звали мужчину — помог не только добраться до лавочки, но еще и вызвался подвезти до дома. «Мне уже терять нечего. Все равно суд я проиграю, а родители от меня отвернулись…» — садясь в машину нового знакомого, размышляла Таня. Но Денис оказался очень приятным молодым человеком и всю дорогу развлекал девушку разговорами, а еще заехал в аптеку и купил обезболивающую мазь.

— У меня один нескромный вопрос остался, — уже прощаясь, улыбнулся Денис. — Вы случайно не замужем?

— Нет, а почему вы спрашиваете? — удивилась Таня. Хотя ей очень понравился этот обаятельный и отзывчивый мужчина, она догадывалась, что там где есть дети, обязательно должна быть и их мать. А встречаться с женатыми — это было для нее табу.

— Может как-нибудь с вами встретимся еще раз? Таня , вы, наверное, думаете, что я женат, но это не так. Я вдовец, остался с детьми на руках пару лет назад. Потому если вы ничего не имеете против детей, то можем с вами встретиться прогуляться, а там посмотрим.

Таня изумленно посмотрела на Дениса. Неужели Вселенная услышала ее просьбы, и ей, словно по заказу, отправила вот этого многодетного мужчину? От удивления девушка не смогла даже вымолвить слова, и только кивнула.

Отношения развивались стремительно. Уже на следующий день мужчина пригласил девушку на каток, где Таня познакомилась с его ребятишками. Воспитанные и открытые, они сразу же накинулись на девушку с потоками нерастраченной нежности. Денис объяснил, что с тех пор как умерла жена, дети так реагируют почти на каждую представительницу прекрасного пола. Таня же, в свою очередь, рассказала Денису о своей эпопее с органами опеки и о предстоящем суде. Едва только Денис узнал о ситуации, которая сложилась у Тани и ее племянников, то немедленно предложил расписаться.

— Погоди, мы же знакомы только два дня… — сомневалась Таня.

— Вот и узнаем. Ты мне нравишься, детям тоже. И потом, у меня есть отличный дом за городом, там места хватит на всех ребятишек. К тому же нам очень нужна хозяйка в этот дом, — ответил, осторожно обняв Таню, Денис.

***

 

На суде Кирилл был буквально в бешенстве, когда узнал, что Таня не только устранила все проблемы, которые мешали ей быть опекуном, но еще и вышла замуж. А значит , шансов на детей у нее было гораздо больше, чем у бывшего сидельца с сомнительным прошлым.

— Ты что, овца, перехитрить меня решила? — сквозь зубы прошипел Кирилл, глядя в сторону Тани. — Все равно я родной отец, а ты — никто.

Но судья решила по-другому, и спустя неделю Павлик, Марина, Оля и маленький Коля уже переехали в загородный дом Дениса. Сначала ребята вели себя настороженно в новой обстановке, но быстро познакомились с хозяйскими детьми, которые оказались очень дружелюбными.

Таня тоже быстро привыкла и к новому дому и к супругу, а спустя всего пару месяцев оказалось, что она… ждет ребенка. Восьмого по счету в этой разношерстной, но такой дружной семье.

Но это уже совсем другая история.

Автор рассказа: Татьяна Ш.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,407sec