Всё имеет свою цену

— Знаешь, что, милочка? Вали-ка ты отсюда. Ничего у тебя не вышло, — сказала Клавдия Степановна, глядя в упор на Наташу.

Женщина не выдержала этот взгляд и опустила глаза. Она подумала о том, что всё в жизни имеет свою цену.

***

Наталья выросла в небольшом посёлке. Жили скромно. Временами, очень скромно. Выручал огород. Папа у Наташи был мастер на все руки, работал плотником в строительной компании, и дома тоже делал всё сам. Мама — няня в детском саду. Сначала пошла туда работать, чтобы в сад взяли Наташу и чтобы быть рядом с ней, а потом так и осталась, привыкла. Сад располагался рядом с домом, это было удобно.

 

А Наташа росла настоящей красавицей. Она не вписывалась в местный «пейзаж». Природный лоск и утончённая, изысканная красота делали её прямо-таки неземным созданием. Мама часто называла дочь аристократкой. В роду у них никаких аристократов отродясь не было, все были простыми людьми, но по маминой линии женщины обладали утонченными чертами лица и изящной фигурой, и Наташе природа отсыпала всего этого по максимуму.

Девочка и сама понимала, что отличается от других. В мечтах она видела себя совсем в иной обстановке. Потому с самого раннего детства поставила себе цель выбраться из посёлка в большой город, добиться высот и получить, наконец, то, что достойно её. Училась девочка хорошо, не ленилась. Науки давались ей легко. Заранее выбрав вуз, она твёрдо шла к цели. А ещё, в её прекрасной головке зрела мечта найти себе под стать спутника жизни. Но точно уж не из их посёлка. Поэтому, окончив школу, она с радостью выпорхнула из родительского дома навстречу другой жизни.

Родители помогали Наташе. Присылали деньги, продукты. Жила она в общежитии. Парнями и свиданиями девушка не интересовалась. Было некогда, да и не нравился ей никто. Наташа решила, что сначала окончит вуз, потом найдёт хорошую работу, а уж там-то обязательно встретит мужчину, себе под стать.

Окончила. Только с работой всё никак не везло. Возвращаться в родной посёлок девушка категорически не хотела. Пришлось снимать комнату. Первое время родители помогали её оплачивать. Мама надеялась, что дочь устроится и тогда сама справится, и что надо немного потерпеть и подождать. Папа тоже поддерживал Наташу, считал что с её профессией не место в посёлке, нужно было постараться осесть в большом городе. Они хотели дочери лучшее будущее.

И Наташа старалась. Очень. Но всё мимо. В первой фирме, на которую устроилась девушка, сначала ей заявили, что вакансий нет. А потом всё-таки позвонили и предложили поработать пару месяцев на испытательном сроке. Начальник намекнул, что, мол, собирается уволить одного из сотрудников, а кого, пока не решил. И если Наташа проявит себя наилучшим образом, то на место уволенного сотрудника он возьмёт её.

Наташа старалась, сидела с утра до ночи, копалась в отчётах, печатала и перепечатывала, сверяла данные, брала работу на дом. Коллеги скептически косились на девушку, а иногда и откровенно посмеивались и перешёптывались за её спиной. А Наташа волей не волей думала о том, что кого-то из них начальник собрался заменить на неё, и от этой мысли ей становилось не комфортно.

Два месяца пролетели быстро. Оказалось, что никого начальник увольнять и не собирался. А Наташа… ну они больше не нуждаются в её услугах. Испытательный срок закончился и пусть, мол, она идёт на все четыре стороны. Всё по честному, ведь ей никто ничего определённого не обещал!

Когда девушка пришла домой после этого заявления начальника, то долго сидела, тупо уставившись в одну точку. Она вспоминала лица коллег и понимала, что они, наверняка, были уверены в том, что она тут ненадолго. Возможно, этот финт начальник проделывает не впервые. Она разгребла кучу работы, практически за бесплатно, — это же выгодно…

 

Следующее место, которое нашла девушка, сулило хорошие перспективы и карьерный рост. При одном условии. Каком? Сразу объявлено не было. Начальник — полноватый мужчина пятидесяти лет, загадочно улыбался и изъяснялся метафорами. Наташа взвесила все «за» и «против» и не нашла ничего «криминального». Конечно, она опасалась попасть в ту же ситуацию, что раньше, но здесь, вроде, было всё по-другому. Её права и обязанности были прописаны в трудовом договоре.

Сначала всё шло хорошо. Коллектив ей нравился. В отличие от предыдущего места на неё никто не косился и не перешептывался за спиной, все были дружелюбны. Однако закончилось это банально и некрасиво. Наташа всегда чувствовала на себе восхищённые взгляды мужчин, но её неприступный вид отпугивал их. За всё время с ней пытались познакомиться, дай Бог, всего лишь пару раз. Видимо одна часть мужчин считала, что у неё наверняка уже кто-то есть, а вторая предполагала стопроцентный отказ.

Виктор Петрович, начальник, не стал долго ходить вокруг да около. Он просто вызвал Наталью по поводу отчёта, к себе в кабинет. Потом аккуратно запер дверь и, одновременно расстёгивая пиджак и развязывая галстук, направился к девушке.

— Отложи отчёт, милая. Им мы займёмся позже, — глядя масляными глазками на девушку, сообщил мужчина. — Или вообще не займёмся. Ты сможешь совсем ничего не делать, если будешь приходить ко мне почаще.

— Что?! — Наташа была крайне удивлена. Она в негодовании поднялась из-за стола и дрожащими от волнения руками принялась складывать бумаги в папку.

— Мне нравится такой тип женщин, — остановил её Виктор Петрович, положив руку на её плечо и насильно усадив обратно, — С виду холодные, неприступные. А на самом деле — горячие. Ну же! Чего мы ждём? Ведь ты же тоже хочешь этого!

— Откройте немедленно дверь! — громко сказала Наташа и снова поднялась из-за стола.

— Что ты орёшь, дурочка? Секретаршу я отпустил на обед. Тебя никто не услышит. Ты — никто. Понимаешь: никто. Ноль без палочки. Ты же хочешь подняться? Я вижу это по твоим глазам. Такие красивые, целеустремлённые девочки меня всегда восхищали! Вот я и предлагаю тебе карьеру в обмен на… Пойми, за всё в жизни приходится платить! Всё имеет свою цену.

— Я сейчас позвоню в полицию! — Наташа достала телефон.

— Витя! — за дверью послышался обеспокоенный женский голос.

— Проклятье! — тихо выругался Виктор Петрович, — Она же должна быть на совещании…

Мужчина принялся завязывать обратно галстук и застёгивать пиджак. Потом он наклонился к Наташе и тихо сказал:

— До следующего раза, красотка. Подумай над моим предложением. Уверен, нам будет хорошо вместе.

— Почему дверь закрыта? — не унимался голос за дверью. — Витя!

— Виктор Петрович проводил важное совещание! — вернулась секретарь Света. — Он всегда закрывает дверь, чтобы его не беспокоили.

— Да, дорогая! — Виктор Петрович резко открыл дверь и шагнул в приёмную, оттесняя супругу подальше от двери в кабинет. — Я весь во внимании! Что у тебя случилось, раз я тебе так срочно понадобился?

 

Женщина нахмурила брови, увидев, как мимо неё прошла пунцовая Наташа в обнимку с толстой папкой. Что было дальше, девушка не слышала.

Пришлось Наташе уволиться. Хоть и было ужасно жаль терять это место. Но тут — без вариантов. Потом женщина-коллега, с которой она успела познакомиться и немного подружиться рассказывала, что вышел большой скандал. Супруге кто-то доложил про то, что Виктор Петрович вызвал Наташу в кабинет одну и, она явилась на проверку. Женщина работала в том же здании, двумя этажами выше и неусыпно контролировала мужа. Только зря. Поговаривали, что ему это не мешало гулять направо и налево. Только не со всеми подряд. Ему нравился определённый типаж.

«Да уж… — подумала Наташа и саркастически усмехнулась. — В этом мне особенно «повезло». Подойти под его стандарты…»

Девушка очень переживала. Такое невезение с работой навело её на мысль о том, что никому не были нужны её мозги, достижения, ничего не нужно. Ею везде хотят просто пользоваться…

Она устроилась официанткой в кафе и продолжала искать работу по специальности.

***

С Григорием Наташа познакомилась на улице. Он помог ей: придержал дверь в магазине и пропустил вперёд. Разговорились. Мужчина был очень симпатичен и обаятелен. Они отправились гулять по городу. Потом зашли в кафе. Долго-долго сидели. Наташе было уютно в его компании. Он оказался сыном обеспеченных родителей, работал в хорошей фирме на хорошей должности. Наташа посетовала, что окончив институт с красным дипломом, вот уже год мыкается и никак не может найти работу. Григорий удивился, однако сказал, что у них тоже вакансий нет.

— У нас настолько хорошо, что сотрудники сами просто так не уходят, — пошутил он. — Даже на пенсии работают по максимуму, пока… Ну, ты понимаешь. Но со стороны к нам не устроиться, это да. Это мать меня устроила, через знакомых.

Наташе было грустно. Однако мужчина ей понравился невероятно. Он был молод, красив, обеспечен. Она так устала бороться с обстоятельствами! Искать работу, доказывать свою состоятельность. Ей захотелось быть простой обычной женщиной, за которую все проблемы решает мужчина.

Стали встречаться. Один раз заезжали к его родителям. Наташа там чувствовала себя неловко. Они оказались чопорными людьми, смотрели на девушку свысока. Да и сама обстановка обязывала. Особняк в два этажа, прислуга. Они вежливо пригласили сына и Наташу пообедать с ними. На столе лежало много приборов, назначение которых было Наташе неизвестно. «Аристократка, называется… — злилась она сама на себя, — Надо срочно изучить, как вести себя за столом и что для чего тут предназначено! Срочно!»

Она мило улыбалась, кивала и старалась больше молчать. А Григорий переводил все неловкости в шутку. Девушка ему нравилась. Более того, он сделал ей предложение. Только родителям говорить об этом он не собирался. Мать, наверняка, не одобрит его выбор. Она приготовила ему невесту из их круга. Но он не станет её слушать. Распишется по-тихому с Наташей и пусть, как хочет. Ха! Вот будет ей сюрпризик потом. А что? С виду может и простоватая… Но одеть, причесать и вполне себе сойдёт. Всё лучше, чем те, которых подсовывает ему мать.

 

Григорий посмотрел на девушку и обнял за плечи. Наташа счастливо улыбнулась.

Своим родителям Наташа рассказала про Григория по телефону. Мама обеспокоилась. Слишком уж разными они были. Она переживала за дочь. Папа же заявлял, что главное — это любовь и она поможет преодолеть все преграды.

Поженились скромно, как и хотел Григорий. Просто расписались. Наташа была разочарована. Она совсем не так представляла себе свадьбу. Любимый объяснил, что родители не одобрят его выбор, но он, ради любви, пошёл им наперекор, и женился без их согласия, поэтому всё прошло так тихо и не помпезно. «Ради любви… — подумала девушка, с любовью глядя на мужа. — Звучит неплохо. И, даже, приятно!»

***

— Тебе что, совсем наплевать, на ком женился наш сын?!! — Клавдия Степановна была в бешенстве.

— Не кричи так, дорогая. Зачем ты драматизируешь? Мальчик большой, самостоятельный, давно живёт один. Он имеет право на собственное мнение, — меланхолично ответил супруг.

— Он это сделал мне назло!!! — кричала мать. — Я не для того покупала ему квартиру, чтобы он поселил туда эту шалашовку! Я уже всё распланировала. Олечка — чудесная девочка, идеальный вариант. Она скоро закончит обучение за границей, вернётся в страну, тогда и можно будет устраивать свадьбу… Её родители — очень нужные люди. Я планировала расширить бизнес, я всё просчитала. Но кто же знал, что он женится! Я думала, что он так просто общается. Бог с ней, мужчине же нужна женщина, но… Боже! Она ещё и родила! Это я случайно узнала, а если бы нет? Она бы и второго родить успела. Эх, зря я ему доверяла!

— Может он её любит? — заметил отец Григория.

— Мне плевать! Что делать?! Что делать…

Клавдия Степановна металась по комнате, как тигр в клетке. Отец Григория всё так же меланхолично поглядывал на неё и читал газету.

— Есть! — Клавдия Степановна недобро улыбнулась и замерла на месте, подняв указательный палец вверх. — Есть один способ. Денег жалко, конечно, но оно того стоит.

***

Работу Наташа так и не нашла. Теперь это было и не нужно. Муж полностью обеспечивал её. Из кафе она уволилась. Григорий считал, что жена, работающая официанткой — это позор. Через год у них родилась дочь. К родителям Наташа не ездила ни разу, с тех пор, как вышла замуж. Несколько раз они сами порывались приехать, но Наташа их останавливала. У неё на эту тему как-то состоялся серьёзный разговор с Григорием. Он заявил, что не желает видеть её родню из посёлка в своём доме и вообще стесняется её происхождения:

— Поэтому, будь добра, позаботься о том, чтобы я не видел здесь этих «простых людей». Не хочу, знаешь…

 

Наташа была поражена. Она и так, живя с Григорием, в последнее время делала неприятные открытия, одно за другим. Григорий совсем не интересовался своим ребёнком. С его родителями они по-прежнему не общались. Наташа целыми днями сидела дома, никуда дальше магазина и детской поликлиники не ходила и чувствовала, что сходит с ума. Она даже подумывала о разводе. Только мысль о том, что она с маленьким ребёнком останется одна, останавливала её. Да и жить ей было по-прежнему негде. Возвращаться к родителям?

Григорий оказался очень своенравным человеком, а так же избалованным, капризным, и бескомпромиссным. Он проявлял всё больше отрицательных черт характера. Наташа никак не могла понять, зачем она ему вообще понадобилась. Ни о какой любви между ними не было и речи, они даже давно не спали вместе. «Очевидно, он просто хотел «насолить» родителям, женившись на «простушке». Однако почему тогда им об этом не сказал и мне запретил?», — гадала Наташа. Григорий уходил рано утром на работу, а возвращался за полночь. Где он был и что делал, не рассказывал.

***

— Ну что же, милочка. Надеюсь, ты понимаешь, что между тобой и Григорием пропасть? — Клавдия Степановна явилась в квартиру ни свет, ни заря, обдав Наташу душным запахом дорогих духов. — Я не вмешивалась в жизнь сына. Давала ему некоторую свободу, но оказалось, что зря. Я думала, что он просто живёт с тобой, спит с тобой (при этих словах Клавдия Степановна скривилась, словно съела лимон), но он пошёл против моей воли и тайно женился на тебе! Поздравляю, ты удачно запудрила мозги моему мальчику. Только на этом всё.

— Пожалуйста, тише! Лизочка спит! — Наташа посмотрела на Клавдию Степановну осуждающе. — Что вы от меня хотите?

— Я хочу, чтобы ты отстала от моего сына. И забыла о его существовании. Навсегда. Григория ждёт блестящее будущее, я не позволю тебе перечеркнуть его! Я купила квартиру, в спальном районе. Даю тебе полдня, чтобы ты переселилась туда. Когда сын придёт сегодня с работы, чтобы тебя здесь уже не было. Я сама ему всё объясню. А так же, вот конверт с некоторой суммой, — будет на что жить, пока устроишься на работу. Мой мальчик больше не станет тебя обеспечивать. А теперь садись и пиши расписку…

Потом они поехали к нотариусу, взяв с собой Лизу, которая продолжала мирно посапывать в автолюльке. Оформили все бумаги. Клавдия Степановна очень обрадовалась, узнав, что малышка Лизочка не записана на Григория. В свидетельстве, в графе «отец», стоял прочерк. Так хотел Григорий. А она не спорила. Наталья тогда находилась в полной зависимости от мужа, и физически и психологически, да ещё её мучила послеродовая депрессия. Она была сильно подавлена.

— Одной проблемой меньше. Всё-таки полностью мозги Гришке не отказали. Можно было даже так не тратиться, ну да ладно, — пробормотала мать Григория, глядя на свидетельство о рождении Лизы и довольно улыбаясь…

***

Квартира оказалась крошечной — студия. Однако Наташа чувствовала, что это был наилучший выход из положения. Григория она давно не любила, да и любила ли? Он был красив, а Наташа — наивна и неопытна. Вот и вскружил он ей голову. А платить за комфортную обеспеченную жизнь ежедневным унижением и терпеть пренебрежение к себе и дочери она больше не хотела. Так что в какой-то мере мать Григория своим вмешательством «разрубила гордиев узел».

 

Наташа позвонила родителям и попросила маму, которая недавно вышла на пенсию, помочь ей с Лизой. Людмила Романовна тут же примчалась из посёлка и поселилась в крохотной квартирке. Выслушав грустную историю дочери, она покачала головой:

— Я знала, что ничем хорошим это не кончится. Понимаю, ты хотела пожить обеспеченной жизнью за мужниной спиной. Но. За всё в жизни приходится платить. Всё имеет свою цену. Ничего, дочь, жизнь наладится, вот увидишь!

Мама была права. Наташа смогла-таки найти хорошую работу. Всё сложилось идеально. Лиза немножко подросла и пошла в ясли, стало полегче. Людмила Романовна ещё некоторое время пожила с ней, а потом уехала обратно в посёлок: она очень соскучилась по мужу.

А Наташа уверенно стала взбираться по карьерной лестнице, становясь всё более независимой. Это именно то, о чём она всегда мечтала. У неё теперь была собственная квартира в городе, любимая дочь и любимая работа. Григория она иногда вспоминала. Наверняка любящая мамочка женила его на ком-то нужном и он, скорее всего, давно забыл про Наташу и свою дочь. Ну и пусть. Он был всего лишь ступенькой в её жизни, трамплином, чтобы подняться выше. И тот начальник, что обманул её, вчерашнюю студентку, — тоже, и Виктор Петрович, который «положил на неё глаз»… Он, кстати, первым тогда сказал ей, что в жизни всё имеет свою цену. И оказался прав.

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:70 | 0,468sec