Защитник

До нового года оставалось всего ничего. Скоро закончится «Ирония судьбы», начнётся традиционный новогодний концерт и всё – наступит долгожданный новый год. Хотя, это кому как… Для кого-то долгожданный, а для кого не очень. Зинаида Степановна стояла у окна и с грустью наблюдала, как толпа прохожих сновала по заснеженной улице. Этот новый год она снова встретит одна. Интересно, сколько ещё у неё осталось этих новых годов. Хотя какой он новый, когда из года в год повторяется одно и тоже.

Зинаида Степановна давно овдовела. С мужем они прожили душа в душу, им совсем немного не хватило до золотой свадьбы. Дочки тоже вышли замуж и разъехались кто куда. Матери звонили не часто, но деньги высылали систематически. А зачем ей столько денег то? В еде она не прихотлива, за модой не гонится, да и куда ей скоро восьмой десяток на носу.
Сегодня с самого утра Зинаида Степановна не отходила от телефона. Всё ждала, что дочки вспомнят о матери и поздравят её с наступающим новым годом. Но всё зря, никто ей не позвонил, и не поздравил, даже соседка по лестничной клетке Марина Ивановна, и та укатила на новогодние праздники к сыну в Самару. С кем теперь она встретит новый год? Да и вообще, может ну его, этот новый год? Может лучше лечь спать, и проснуться утром, когда всё уже закончится? Зинаида Степановна вышла из кухни, и набрала номер телефона подруги.

— Алло! Женечка! С наступающим, тебя!

— Привет, Зиночка! Ой, спасибо! И тебя с наступающим!

— Женечка, ты сейчас чем занята?

— Ой, ты не поверишь, в кое-то веки выбралась в люди! В гостях я, сестра к себе пригласила, пришлось ехать через целый город, но зато не одна. Ты-то как? Дома или тоже где-нибудь отмечаешь?

— Я дома. Думала, может ты ко мне поднимешься… Я столько всего наготовила… Ну, ладно, не буду тебя отвлекать. С наступающим!

Ну, вот, даже Женька к сестре укатила… Для кого я столько наготовила? Зинаида Степановна прошла на кухню. В холодильнике остужалось шампанское, на кухонном столе ожидали блюда с нарезкой, и бутербродами с икрой. На подоконнике ожидал своего часа нежнейший наполеон, а в духовке жарилась сочная курочка. Накрывать стол в гостиной не хотелось, да и зачем? Всё равно гостей не будет, а для себя и так сойдёт. Зинаида Степановна накрыла стол на кухне, включила оконную шторку-гирлянду и села за стол.
А вот и новый год! За окном послышался грохот фейерверков, а затем небо озарилось разноцветными огоньками. Из всех подъездов на улицу высыпали люди. Все веселились, кто пел песни, кто запускал фейерверки, а кто фотографировался на фоне заснеженной ёлки, держа в руках искрящиеся бенгальские огни. Весело-то как. Когда-то и она так веселилась, когда был жив её Мишенька, а девочки были маленькие. Зинаида Степановна хорошо помнила, как Михаил уходил рано утром в лес за пушистой лесной красавицей, а потом они все вместе наряжали её в гостиной. А сколько вкусностей она готовила, и холодец, и буженину, и пироги, и салаты… Где сейчас это всё… Зинаида Степановна горестно вздохнула и отложила столовые приборы в сторону. Кушать не хотелось, Зинаида Степановна подошла к окну и невольно залюбовалась разноцветными всполохами.
Зинаида Степановна накинула пальто и вышла из дома. Во дворе было много народу, и то дело слышался звон бокалов и поздравление с новым годом. Зинаида Степановна подошла к скамейке, стряхнула с неё снег и села поудобнее. Вот, теперь хорошо! Теперь я не одна! Сколько людей меня окружает, авось кто подойдёт и поздравит меня с новым годом. Но время шло, а к ней так никто и не подходил.
Под скамейкой послышался шорох, Зинаида Степановна нагнулась и увидела чёрного, как уголь кота. Он был мокрым, покрытым ледяной корочкой. Было видно, что кот был уличный, но, несмотря на это держался королевской статью.

— Кис-кис-кис, иди сюда мой миленький!

Кот недоверчиво потянулся мордочкой к Зинаиде Степановне, будто по запаху пытался определить, что от неё можно ожидать.

— Иди сюда, не бойся. Я тебя не обижу. Ой, а что это у тебя? Косточки? Разве можно коту косточки?

Кот укоризненно посмотрел на Зинаиду Степановну. Что ему ещё есть, если не косточки? Это летом для него раздолье, всегда мог поймать и съесть всё, что движется, ползает и летает, а сейчас… Самому бы не стать добычей… Кот с жадностью вцепился в куриную косточку и урча от удовольствия грыз её. Бедняга, такой же одинокий, как и я, одно отличие я о себе позаботится смогу, а он нет. Вдруг от куда не возьмись в сторону Зинаиды Степановны метнулась большая собака, кот выпрыгнул из под скамьи, и взобравшись на её колени, изогнул спину. Ещё недавно гладкая шерсть топорщилась в разные стороны, а хвост стал похожим на пушистую метёлку. Собака громко лаяла, пытаясь напугать кота и пожилую женщину, но кот, как оказалось, был не из робкого десятка, он издал громкое ужасающее «мяу» фыркнул, и отвесил оплеуху по морде пса. Пёс взвизгнул от неожиданности и боли и быстро ретировался.

— Какой ты у меня молодец! Не испугался огромной собаки, и защитил меня.

Зинаида Степановна ласково погладила кота и улыбнулась. Давно никто за неё так не заступался. Сколько лет прошло, как она сама себе помощник и заступник. Был бы Мишенька жив, Зинаида Степановна снова горестно вздохнула. Кот будто понимал, что на душе у женщине тоскливо и поэтому хотел, как мог успокоить её. Он-то тёрся о её щёку, то ласково покусывал её руки, всем видом показывая, не грусти, теперь у тебя есть я, теперь я буду тебя защищать.

— Как же тебя зовут-то защитника моего? Чёрненький, как уголёк… Может тебя Угольком назвать?

Кот недовольно мяукнул, всем видом показывая, что ему не нравится его новое имя.

— Не нравится? Ну, смотри, как знаешь…

 

Зинаида Степановна встала и медленно пошла к подъезду. Кот остался сидеть на скамье и пристально смотрел в след пожилой женщине, будто гипнотизируя – ну оглянись, позови меня с собой. Зинаида Степановна оглянулась и увидела два больших горящих глаза, в которых была мольба о помощи. Что же я делаю, подумала Зинаида Степановна. Он же совсем мокрый, и шерсть как обледенела, замёрзнет же.

— Ну, что горемыка, пошли домой. Вдвоём всё веселее будет, чем одной. Да и курочку одна я не осилю.

Кот будто понимал, что ему говорят и, спрыгнув со скамьи, степенно пошёл за Зинаидой Степановной. Наевшись курочки, кот направился в гостиную и, запрыгнув на кресло-качалку, задремал.

— Заснул, бедолага… Ну, ладно, спи-спи… Утро вечера мудренее. Главное, теперь у меня есть ты, а у тебя есть я. Вместе мы всё преодолеем.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,424sec