Алло, вы слушаете? Просто хочу открыть вам глаза…

Тамара сидела за кухонным столом и думала, что делать. «Простить не смогу. Нельзя вот так взять и простить предательство. А с другой стороны, разве я плохо жила все эти годы? Квартира в центре Москвы, сытая жизнь. Не на что жаловаться. И всё же…»
***

 

В школе Тамара была отличницей. Просто так воспитали родители, что всё нужно делать хорошо.

А вот Марк учился на тройки по всем предметам, кроме математики. Тут он был асом, побеждал во всех олимпиадах. Ходил он вечно растрёпанным. Была у него дурная привычка запускать пальцы в волосы, когда что-то не получалось. Чуть сутулился, смешные очки в толстой роговой оправе придавали ему вид ботаника. Девушки его не интересовали, думал только о теоремах и формулах.

Однажды Марка случайно толкнули на перемене, очки слетели и разбились. На уроке он близоруко щурился на доску. Тамара вдруг обратила внимание на его профиль — профиль греческого полководца, с выразительным подбородком, прямым носом, красиво очерченными губами и пушистыми ресницами вокруг глаз.

От удара в плечо она вздрогнула.

— А он ничего, без очков прямо красавец, — прошептала ей в ухо подруга Марина.

Тамара смущённо отвела глаза, но через несколько минут снова смотрела на Марка. После уроков она подошла к нему и сказала, что без очков ему гораздо лучше.

— Линзы не пробовал носить?

На следующий день в школу он пришёл без очков, но и не щурился. Тамара поняла, что родители купили ему линзы.

— Так лучше? — спросил он её на перемене.

— Намного, — улыбнулась Тамара.

С этого дня они начали встречаться. Он увлечённо рассказывал о теоремах и формулах, а она не сводила с него влюбленных глаз. Подтягивала его по русскому и литературе.

Ему, победителю математических олимпиад, были открыты двери многих ВУЗов. Из-за Марка Тамара вдруг изменила своё решение поступать на филфак в родном городе и поехала в Москву, лишь бы быть с ним рядом.

Учёба в университете подходила к концу, родители Тамары настаивали на её возвращении домой. Она потеряла всякую надежду остаться с Марком. Но перед самым отъездом, он всё же сделал ей предложение, неловко встав на колено и протянув кольцо в коробочке, как в добром старом кино.

Марк поступил в аспирантуру, стал преподавать в университете первокурсникам. Молодым дали комнату в семейном общежитии для преподавательского состава, с маленькой кухней и ванной.

Тамара была посредственной студенткой, кроме работы учителем ей ничего не светило. Через полтора года она родила девочку и уже не вернулась в школу. Марк защитил кандидатскую, получил престижную премию за доказательство какой-то сложной теоремы. Тамара сидела дома и воспитывала дочку.

 

Статьи Марка печатали в международных журналах. Его даже приглашали читать лекции в Гарвард. Присвоение степени доктора физико-математических наук стало новым этапом его карьеры. Тамара искренне радовалась успехам мужа, ведь в этом была и её заслуга. Из общежития они переехали в квартиру в центре Москвы.

Знакомые считали их семью образцовой, ставили в пример своим детям. Вся жизнь Тамары вращалась вокруг Марка и дочери Агаты, которая выросла в настоящую красавицу, рано вышла замуж за подающего надежды молодого художника.

Но всё рухнуло в один день. Тамара собиралась готовить обед, когда зазвонил телефон. Она подняла трубку и приветливо ответила.

— Вы жена Марка Шумова? Я звоню, чтобы предупредить вас. Ваш муж вам изменяет. Не бросайте трубку, — попросила доброжелательница, хотя Тамара и не собиралась этого делать. — У него был роман с моей дочерью. Бедную девочку еле вытащили из депрессии, когда он её бросил. Сейчас он встречается с молодой преподавательницей. Они вместе ездят на конференции… Алло, вы слушаете? Просто хочу открыть вам глаза…

В трубке давно звучали короткие гудки, а Тамара всё держала её в руке. Она не относилась к людям, которые верят сплетням, поэтому решила убедиться во всём сама. Пришла в университет, нашла аудиторию, в которой Марк читал лекцию, и стала ждать.

Наконец, двери аудитории распахнулись, в коридор высыпала шумная толпа студентов. Марк прошёл мимо Тамары, не заметив её. Он никогда не смотрел по сторонам. Когда он зашёл в кабинет, Тамара выждала несколько минут и открыла дверь. Марк целовался с красивой молодой женщиной…

***

«И что мне делать?» — в который раз задавала она себе вопрос, сидя на кухне и уставившись на обои в мелкий цветочек.

Тамара вздрогнула, когда услышала, как в замке повернулся ключ.

«Обед не успела приготовить», — всполошилась по привычке Тамара и тут же успокоилась. — Зачем? Пусть теперь готовит другая». Она достала из кладовки чемодан и пошла собирать вещи.

— Ты решила все свои платья отнести в химчистку? – спросил Марк, войдя в спальню.
Тамара услышала в его голосе не удивление, а насмешку. Она прямо посмотрела на мужа.

— Это твои вещи. Ты уходишь отсюда.

— Почему? Куда? – Вот теперь, наконец, он удивился.

 

— Ты ещё спрашиваешь? Я сегодня заходила в университет, видела тебя с ней… Красивая. Ты мог бы сам рассказать мне, а не ждать, пока это сделают другие.

— Что рассказать? Какие другие? – Теперь Марк волновался.

— Нашлись добрые люди, рассказали о твоих изменах со студентками, молодыми преподавательницами. Признайся, будь мужиком.

— Я не понимаю… — Марк отвёл взгляд.

Тамара села на кровать рядом с чемоданом, закрыла лицо ладонями и заплакала.

— Тамара, — Марк подошёл к ней, тронул за плечо.

Она дёрнулась, сбрасывая его руку.

— Я всю жизнь посвятила тебе, избавляла от хлопот, чтобы ты занимался доказательством своих теорем, выглядел достойно. А ты… Ты был уверен, что я никуда не денусь. У меня ничего нет. Всё это твоё… – Тамара обвела рукой спальню, — куплено на твои деньги. Я могу только вести хозяйство, больше ни на что не способна. Ты перестал замечать меня, как мебель, — говорила она сквозь слёзы.

— Мне некуда идти, а тебе есть. Как ты думаешь, твоя любовница позволит разменять нашу квартиру? – Тамара закрыла чемодан и поставила перед мужем. – Всё. Иди к ней.

— Вот тут ты ошибаешься. Я никуда не уйду. Хочешь, уходи сама.

Тамара словно почувствовала удар под дых. Она смотрела на мужа и не могла сделать вдох.

— Ты приведёшь её сюда, в нашу квартиру? Ляжешь с ней на нашу кровать? Господи, я не узнаю тебя.

Мгновение они смотрели друг другу в глаза. Потом Тамара вышла в прихожую. Она ждала, что он остановит её, но Марк молчал. Как в бреду, Тамара вышла из квартиры. Она села на лавочку у подъезда, ноги не держали. Волнение и потрясение последних часов дали о себе знать.

— Тамарочка, вы не заболели? – рядом остановилась соседка.

Тамара покачала головой. Она достала из сумочки, без которой никогда не выходила из дома, телефон и вызвала такси. Нечего рассиживаться и мозолить соседям глаза.

— Мама? Ты одна? Что случилось? – спросила Агата, когда Тамара приехала к дочери.

— Я ушла от отца. Можно пожить у тебя, пока не придумаю, что делать дальше? – Тамара тяжело опустилась на пуфик.

— Как ушла? Почему?

 

— У него молодая любовница. Я не могу делать вид, что ничего не случилось. Он известный человек. Не хочу, чтобы за моей спиной шептались и сплетничали. Скоро все узнают. – Тамара закрыла лицо руками.

Агата принесла стакан воды.

— Живи, конечно, только… Витя работает дома, он не любит, когда ему мешают. Он и своей маме не разрешает к нам приезжать без предупреждения. А тут ты… Может, тебе лучше вернуться домой, помириться с отцом? Или пока пожить в гостинице? – осторожно спросила дочь.

Тамара не верила своим ушам. Оберегала дочь от забот, хлопот по дому. А она дальше прихожей не пустила её, предложила пожить в гостинице. Что ж, как воспитала дочь, то и получила.

— Ты права. Так действительно будет лучше. Не сообразила сразу, что можно поехать в гостиницу. – Тамара поднялась с пуфика.

— Я сейчас вызову такси. – Агата бросилась в комнату за телефоном.

Она вскоре вернулась и сказала, что такси отвезёт мать в хорошую и недорогую гостиницу.

— Спасибо, – Тамара вышла из квартиры.

Почему это произошло с ней? Когда она проглядела дочь? Может, не нужно было пороть горячку, уходить от Марка? Надо было остаться, потребовать размена квартиры… Но возвращаться унизительно. Тамара поехала в гостиницу.

Утром она проснулась и не сразу вспомнила, почему ночевала не дома. А когда вспомнила, случившееся накануне обрушилось на неё с новой силой. Было всё и ничего не осталось. Почти пятьдесят. И никому не нужна, даже дочери.

Есть не хотелось, хотя со вчерашнего дня во рту не было и маковой росинки. Невыносимо сидеть в номере гостиницы и оплакивать свою жизнь. Тамара вышла на улицу, села в сквере на скамейку. «Что дальше? На что жить? Я ничего не умею, кроме как вести домашнее хозяйство. Денег надолго не хватит».

Взгляд упал на оставленную кем-то старую газету «Работа для вас». Кто-то подчеркнул несколько объявлений, кто-то их просто вырвал. Тамара стала читать. С проживанием предлагали работу нянями и домработницами. «Жена профессора работает домработницей». От этой мысли Тамару передёрнуло. «Может попробовать репетиром?» Марк часто ездил заграницу, Тамара занималась с ним английским, хоть в этом какой-то опыт есть.

Она нашла киоск, купила свежую газету и вернулась в гостиницу. Репетира английского искали многие. Тамара выбрала несколько объявлений, где не указывались требования по возрасту и опыту работы.

 

Но позвонить не получилось. Заряд телефона был почти на нуле. Завтра утром, когда Марк уйдёт на работу, она съездит домой, заберёт кое-какие вещи и зарядное устройство. Настроение поднялось и сразу захотелось есть.

Утром Тамара поехала домой. Первым делом поставила телефон на зарядку и стала собирать вещи. Мобильник неожиданно зазвонил. Несколько секунд Тамара раздумывала, глядя на незнакомый номер. Если у мужа или дочери проснулась совесть, то, что им мешает позвонить со своего номера? Боятся, что она не ответит?

— Я слушаю, — ответила Тамара.

— Вы жена Марка Львовича Шумова? Ваш муж в кардиологическом отделении… Инфаркт… Он просил позвонить вам.

Тамара хотела спросить, почему ей, ведь у Марка теперь другая жена, но передумала и просто поехала в больницу. Марк обрадовался ей, когда Тамара вошла в палату.

— Тамара, прости. Мне стыдно, что наговорил тебе… Возвращайся. Я обещаю, что этого не повторится.

— А как же твоя…

— Она бросила меня. Тамара, я совершил ошибку… Мне плохо без тебя…

Она приходила к Марку каждый день с куриным бульоном в термосе. Он быстро шёл на поправку, морщины на лице разгладились. Однажды Тамара подошла к палате, только хотела открыть дверь, как услышала радостный голос Марка:

— Анечка, как я рад, что ты пришла. Я думал, что ты меня бросила…

Тамара присела на диванчик в холле отделения. Получалось, он снова обманул её.

— С вами всё в порядке?
Тамара подняла голову. Перед ней стоял пожилой доктор. Он отвёл её в ординаторскую, напоил чаем, а она всё рассказала ему. Он слушал, не перебивая.

— Обида и ненависть разъедают душу, убивают её. Обратитесь лучше к юристу, он подскажет, как решить вашу проблему. В свою очередь я постараюсь донести до вашего мужа, чем ему грозят отношения с молодыми женщинами. Инфаркт он уже заработал.

— Спасибо. Я так растерялась, что не знала, за что хвататься.

Тамара вернулась домой. В больницу к Марку она больше не ходила. А через два дня доктор позвонил ей. Молодая любовница испугалась, что придётся ухаживать за престарелым мужем и всё-таки бросила его. Ночью у Марка случился новый приступ…

 

На его похороны пришли почти все преподаватели университета, студенты. Говорили много добрых и хороших слов.

После похорон Тамара уехала домой, в свой родной город. Что ей делать в Москве без Марка? Начать жизнь сначала никогда не поздно.

«Моя мама говорила: «Никогда не жертвуй собой ради других». С годами я понял, в чем глубокий смысл этой фразы: если вы жертвуете собой до конца, от вас ничего не останется. Экономя себя, свою энергию, вы способны отдавать по чуть-чуть, но многим. Тем, кто будет нуждаться в вас завтра»
Карл Лагерфельд

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,378sec