Бабуля

– А вот и мы! Здравствуй, мама, – Алиса переступила порог родительской квартиры, волоча за собой чемодан и держа за руку молчаливую девчонку лет двенадцати.

– Ну, здравствуй, дочка, – хмуро поприветствовала её Маргарита Денисовна, косясь на чемодан. – Давненько мы с тобой не виделись… – она скрестила руки на груди. – Зачем пожаловала?

 

Дочь отпустила ношу, состроив виноватую мину:

– Мамочка, тут такое дело… – она немного замялась. – Я с Кирюшей собираюсь за границу улетать, на заработки. Ему там место хорошее предложили. Но есть одна проблемка, – Алиса сделала акцент на последнем слове и указала глазами на девочку. – Леночку взять с собой не можем. Сама понимаешь, для ребёнка переезд – это большой стресс, да ещё все в делах будут, присмотреть за ней некому. – она погладила Лену по голове, как бы жалея её. – Я оставлю её у тебя на пару месяцев? А там мы на ноги встанем, и я её заберу, в школу устроим, секции всякие.

Маргарита ещё пуще нахмурила брови, строго взглянула на дочь, затем – на внучку и наконец ответила:

– Даже не думай. Мало того, что столько времени к матери погостить не приезжала, так ещё и заявилась без предупреждения, – она поправила очки и мотнула головой. – Тем более, я жить одна привыкла, с ребёнком квартиру делить тяжело будет, а пенсия у меня маленькая – на двоих не растянуть.

– Мама, пожалуйста, – Алиса продолжила давить на жалость. – Насчёт финансов не переживай: деньги мы будем каждый месяц высылать. А к Леночке ты быстро привыкнешь, да и вдвоём всегда веселее. Правда, солнышко? – Алиса обратилась к дочери.

Лена неохотно кивнула головой. Ей не хотелось расставаться с родителями. Да и с бабушкой будет неуютно. Она ее видела один раз в жизни. И, судя по всему, бабуля злая и несговорчивая.

Наступило молчание. Маргарита серьёзно обдумывала неожиданное предложение, взвешивая все «за» и «против». С одной стороны, сохранилась ещё обида на непутёвую дочь, совсем позабывшую про вдову-мать, а с другой – Маргарита сама давно хотела повидаться с внучкой, да и, действительно, одной жить опостылело – скучно. В квартире ведь нет даже кошки.

Через пару минут женщина приняла окончательное решение:

– Ладно, так уж и быть, присмотрю за внучкой.

Алиса чуть не подпрыгнула от радости.

– Спасибо, мамуль, ты у меня лучшая! – в знак благодарности она чмокнула накрашенными красным губами маму в щеку. Затем обняла дочку, слегка прослезившись. – Веди себя хорошо, ладно? Время быстро пролетит, подумать не успеешь, как я вернусь.

– Хорошо. – тихо ответила Лена, и из глаз потекли слёзы.

– Так, а ну не реветь, – сердито бросила бабушка, и девочка, перестав плакать, сжала челюсти. – А вы когда улетаете? – спросила у Алисы.

– Сегодня вечером. – бросила та, уже собираясь уходить. – Я поспешу, чтобы не опоздать, – спокойно продолжила она, уже стоя на пороге и готовясь уйти. – Деньги буду присылать в конце месяца. Ну всё, не скучайте! Пока!

 

Дверь захлопнулась. Бабушка лишь покачала головой.

– Бестолковая, – тихо произнесла она и схватила чемодан. – Ну, пошли. Может, ты есть хочешь? – спросила у внучки, утаскивая багаж в комнату.

– Хочу. – Лена всхлипнула и вытерла мокрую щеку рукавом кофточки.

Оставив чемодан в гостиной, Маргарита отвела ребёнка в кухню. Накормила жареной картошкой с луком и напоила горячим чаем.

Для Лены начался новый этап в жизни. С самого начала в доме бабушки ей жилось несладко. Девочка получала упрёки в свой адрес за каждую мелочь. В редких случаях Маргарита Денисовна не чуралась дать ребёнку подзатыльник.

– Лена, ты почему свет в ванной не выключила? – ругалась она на внучку. – Ты что, меня в долги загнать хочешь? Из-за тебя денег на оплату счетов не напасёшься!

– Я собиралась в ванную вернуться, – девочка пыталась оправдаться, вздрагивая от каждого крика.

– Всегда нужно свет выключать, бестолковая! Ей-богу, вся в мать!

И так каждый день. Бабушка находила массу причин, за что зацепиться. Она будто чувствовала облегчение, отругав ребенка.

– Лена, а ну, иди сюда, паразитка! – позвала Маргарита внучку.

Девочка поспешно вышла из гостиной, отвлёкшись от прочтения книги.

– Бабушка, что случилось? – она уже была готова к новой порции замечаний.

– Ты почему обувь у порога бросила, а? – злая бабушка указала пальцем на ботинки, оставленные за дверью. – Я же говорила тебе, голова садовая, обувь ставить в рядок!

– Я и поставила, как ты велела… – заикнулась было Лена, на что Маргарита Денисовна цыкнула и громко добавила:

– Не спорь со старшими! Сопливая ещё! К тому же, ты у меня в доме живёшь – значит, делай то, что я тебе говорю! – женщина положила руку на грудь и заохала. – Ох! Сердце шалит. Доведёшь ты меня до инфаркта.

Осуждающе взглянув на внучку, она ещё раз проговорила последнюю фразу, а затем рявкнула на неё:

– Ну, что стоишь? Капли неси! Или хочешь бабушку в гроб отправить? Свалилась мне тут как снег на голову, никакой от тебя пользы!

 

Тем временем заканчивался первый месяц проживания Лены у бабушки, а обещанные деньги Маргарита Денисовна так и не получила. Дозвонившись до дочери с пятого раза, женщина задала вопрос в лоб:

– Алиса, когда деньги пришлёшь? Что за наглость — обещать и не сделать?

– Не переживай, мама, – успокаивала Алиса, но теперь в её голосе чувствовалось безразличие. – У нас небольшие трудности, нужно подождать. И ещё, – она выдержала небольшую паузу, и вдали послышались чьи-то весёлые голоса и звон бокалов. – Придётся Леночке три месяца у тебя пожить. Там такие неприятные обстоятельства нарисовались – в общем, долго рассказывать. Ты пока мне не звони, я сама тебя наберу. Лене передавай привет. Не скучайте.

Услышав короткие гудки, Маргарита разочарованно вздохнула и тут же уставилась на внучку, стоящую рядом.

— Навязали на мою голову, — бросила она молчаливой девочке. – Надо было плату вперёд брать. Если она не вышлет денег на этой неделе, то я отправлю тебя в интернат. Пусть там кормят и приглядывают.

Ни через неделю, ни через месяц деньги так и не прислали. Бабушка продолжила звонить дочери, но та лишь руками разводила – «неприятные обстоятельства», и всё тут. В конце концов, Алиса просто перестала отвечать на звонки. Через обещанные три месяца дочь так и не вернулась за Леной. Маргарита не смогла отдать внучку в интернат, потому что понимала: если с ней что-то случится, то некому будет подать стакан воды. В последнее время сердце пошаливает.

Прошло уже больше года, но вестей от Алисы не было, пока вскоре она не прислала смс: «Когда Лену заберём, не знаю. Трудности.».

Что делать, Маргарита не понимала. Кроме неё, родственников у девочки больше нет, за помощью обратиться некуда, из квартиры ребёнка не выгонишь – родная внучка всё-таки, а пособия на двоих не хватало – приходилось экономить на всём, даже на лекарствах. Питались одними макаронами, картошкой и тушёнкой, от которой Лену начинало тошнить. Спала девочка на старой скрипучей раскладушке. Канцелярия для школы покупалась по минимуму, одежду Маргарита шила для внучки из своего старого тряпья, которое становилось поводом для насмешек одноклассников. Об экскурсиях и школьных праздниках можно было забыть – для бабушки это считалось непозволительной роскошью. В четырнадцать Лене пришлось устроиться на работу, раздавать листовки, за которые она получала сущие копейки. Жизнь – не малина. Девочка не могла позволить себе сходить на день рождения к подруге, потому что бабушка забирала у неё все, что она зарабатывала.

Бабушка была настоящим тираном, оскорбляющим Лену по любому поводу. Лишняя она в её доме, ненужная. Бесконечные упрёки, нападки, придирки… Девочка ждала, когда наконец сможет переехать от бабушки и спокойно зажить собственной жизнью.

 

Прошло время, и Лена закончила одиннадцатый класс с золотой медалью – она всегда была очень способной девочкой и круглой отличницей. Пора поступать в высшее учебное заведение. Маргарита настаивала на поступление в родном городе, но девушка решила иначе и подала документы в московский университет.

– Просто копия своей матери. Как она меня бросила, так и ты меня оставишь! – фыркала бабушка, расстроившись из-за новостей. – Уезжай и больше не возвращайся. Неблагодарная!

Обиженная словами бабушки, Лена уехала, пообещав звонить каждый день. Чтобы жить в Москве более-менее сытно, Лене пришлось подрабатывать вечерами. Стипендии не хватало, хорошо хоть дали место в общежитии. Девушка не приезжала к бабуле на каникулах, так как старалась заработать, чтобы немного денег отправлять бабушке. Но Маргарита Денисовна не оценила стараний внучки. Деньги получала охотно, но все также злилась на «непутевую» девчонку – копию своей бесстыжей матери.

Так прошло пять лет. Даже после вручения диплома Елена не приехала к Маргарите. И вот пожилая женщина уже отчаялась увидеть внучку, как вдруг, одним летним вечером в дверь её квартиры позвонили. На пороге стояла Лена, держа в руках чемодан.

«Прямо как одиннадцать лет назад», – пронеслось в голове у старушки.

– Привет, бабушка! – Лена радостно обняла её. – Прости, что так долго не могла приехать! Но теперь я вернулась, встречай!

Когда внучка прижала Маргариту к себе, та обратила внимание на выпирающий живот. Женщина поняла, Лена беременна.

– И что это такое? Что это, я спрашиваю? – рассерженная бабушка показала рукой на живот. – Всё, нагулялась и решила домой вернуться, мерзавка? Съездила в Москву, паразитка? Ты хоть понимаешь, что ребёнка мы не прокормим?

Лена старалась не нервничать и успокоить разбушевавшуюся бабушку, но та продолжала осыпать её проклятиями. Осталось только начать громить посуду, но Маргарита, не выдержав собственной истерики, сползла по стене на пол, схватилась за сердце и заохала.

Кое-как приведя в чувство старушку, девушка объяснила, что у неё есть жених, но пока он приехать не может.

– Рома на вахте работает, на Севере, понимаешь? – внучка обмахивала Маргариту газетой. – Жить пока негде. Вот я и решила, пока он не вернулся, к тебе приехать. Извини, что так тебя напугала.

И вдруг бабушка заплакала.

 

– Ты прости меня, внученька, – хлюпая носом, отвечала она. – Прости, дуру старую. Я ж всё по мамке твоей сужу, она ж, как пропала, я вся на нервах была. – Тоска мучала пожилую женщину. – А тут и ты наконец приехала, я уж думала, не вернёшься. А ты вернулась, хорошая моя. Вернулась…

Прошло две недели, как Лена приехала к бабушке, их отношения были более-менее стабильны. Однажды, вернувшись из магазина, старушка услышала, как Лена с кем-то разговаривает – громкий и весёлый мужской голос раздавался по всей квартире. Поспешив в кухню, Маргарита обнаружила рядом с внучкой молодого, слегка уставшего на вид парня симпатичной наружности.

Заметив хозяйку, он встал и с почтением наклонил голову.

– Здравствуйте, Маргарита Денисовна, рад познакомиться! – аккуратно пожал руку пожилой женщины.

– Бабуль, это Рома, мой жених, – улыбаясь, Лена представила гостя.

Поздоровавшись с Романом, женщина присела на табурет.

– Тоже с нами будешь жить, Рома? – она подозрительно покосилась на парня. – В однушке все вместе не поместимся…

– Мы и не будем тут жить, бабушка, – ответил довольный парень.

– Рома квартиру нашёл, поэтому мы переезжаем, – добавила Лена.

У Маргариты перехватило дыхание. Пришло осознание, что она вновь вернётся к жизни в одиночестве. Нижняя губа дёрнулась, а глаза покраснели.

– То есть, как это, переезжаете? – прошептала женщина, опустив глаза в пол. – Совсем? А как же я одна буду? Внученька, – старушка повернулась к Лене, и по её морщинистым щекам потекли слёзы. – Ты опять меня оставляешь, да?

Вынув из кармана растянутой кофты носовой платок, она начала вытирать им лицо.

– Ну что Вы, Маргарита Денисовна, не плачьте. – Рома взял опечаленную женщину за руку. – Никто Вас не оставляет. Вы поедете с нами.

— Вы заберёте меня с собой? – в глазах Маргариты вспыхнули огоньки радости.

– Ну конечно, – ответила Лена. – Я тебя не брошу, слышишь? Все вместе, одной большой семьёй будем жить. Всем места хватит.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,278sec