Дяденька, не забирай моего брата…

За столом висело тягостное молчание. Мария Олеговна хмуро смотрела на Витю, который быстро работал ложкой, проливая суп и то и дело шмыгая носом. Петя, сидевший напротив Вити, чувствовал некоторое смущение, а потом увидел взгляд бабушки, которая уже привстала за столом, чтобы накричать на старшего внука.

 

— Ты что, свинья? – строго спросила Мария Олеговна, обращаясь к Вите. Тот даже не сразу понял, что вопрос адресован ему, слишком уж он был голоден, чтобы обращать внимание на всякие вопросы, мешавшие поглощению пищи. Супы у бабушки получались отменными, и Витя обожал обедать у бабушки, хоть отношения у них не складывались с самого начала.

— Витя, — Петя протянул ногу и под столом толкнул своего брата ступней. Только тогда Витя поднял глаза и посмотрел по сторонам. Потом увидел злое лицо Марии Олеговны, вытер нос рукой, после чего смачно чихнул, забрызгав скатерть содержимым своего носа. Это была последняя капля. Мария Олеговна поднялась за столом, взяла кухонное полотенце, а потом, размахнувшись, со всей силы зарядила им по спине Вити. Петя испуганно смотрел на брата, который сидел в полном непонимании всего происходящего. Потом уголки его губ опустились, нижняя губа предательски задрожала, после чего мальчик расхныкался, шмыгая носом и вытирая его рукой еще чаще.

— Боже мой! – Мария Олеговна закатила глаза. – Дал же мне бог такого внука! Ты ведь самая настоящая свинья, место которой – в свинарнике. Ну почему Петр есть нормально, никуда не торопится и не выглядит так, как будто ему налили не тарелку супа, а бадью помоев? Почему же ты себя так ведешь? Что же ты за создание такое непутевое?

Витя рыдал, а Петя сидел рядом и про себя очень сильно жалел брата. И почему бабушка все время так на него злится? Ну да, не отличается Витя опрятностью и хорошим воспитанием, но это ведь не повод постоянно обзывать его и лупить полотенцем!

Петя всегда жалел Витю. Был он каким-то нескладным, вечно попадал в какие-то неприятные ситуации, а бабушка его не любила с самого начала. Ни разу Петя не отважился задать вопроса Марии Олеговне о том, что не так было со старшим братом, потому что Петя сам побаивался бабушку, всю сознательную жизнь проработавшую директором школы.

Марию Олеговну боялись все, порой Пете даже казалось, что их с Витей родная мать, то есть дочь Марии Олеговны, боится собственную мать. Бабушка имела несгибаемый авторитет, она была уверена в себе и не терпела опозданий, разгильдяйства и свинства. А вот Витя не отличался опрятностью, поэтому очень сильно раздражал бабушку. Петя все время пытался объяснить старшему брату, что за столом и вообще в присутствии Марии Олеговны лучше вести себя тише воды ниже травы, но Витя все равно забывал о своих обещаниях, стоило ему оказаться за столом и увидеть что-то вкусненькое.

Слезы не помогали Вите получить перед бабушкой хоть какое-то преимущество. Сколько бы ни рыдал старший брат, Мария Олеговна все равно злилась на него и ни разу не пожалела.

Витя был старше Пети на три года. Несмотря на разницу в возрасте, старший брат отставал в развитии от младшего, многих вещей не понимал и не старался понимать. Учился он тоже хуже, младший брат помогал ему с уроками, что было весьма удивительным делом. Мать не особенно занималась детьми, она вся была в работе и личной жизни. Отец Пети был вторым мужем Оксаны Анатольевны, и она полностью отдала бразды правления в семье своему супругу, абстрагировавшись от происходящего дома.

Спустя неделю после того злополучного обеда у бабушки, случилось несчастье. Петя и сам не понял, как так получилось, что на пешеходном переходе, который он переходил в день по десять-пятнадцать раз, его сбила машина. Удар был несильным, но все равно у мальчика случилось сотрясение мозга и перелом ребра, после чего Петя оказался в больнице.

Тут же в больницу прилетела бабушка с несчастными глазами, мать плакала в углу палаты, а отец стоял с хмурым выражением лица.

Вскоре мать, поплакав и убедившись в том, что с сыном все в порядке, упорхнула на работу, отец тоже удалился, а Мария Олеговна осталась с внуком и все время причитала о том, как же такое могло случиться.

 

— Я не видел машину, — отвечал Петя, — сам не знаю, откуда он взялся.

— Но почему же ты, милый мой? – бабушка вопрошала в который раз. – Лучше бы Витька под машину попал, нежели ты.

Эти слова разозлили мальчика. Вопрос, давно крутившийся на языке, сорвался с него и вызвал удивление на лице Марии Олеговны:

— Почему ты так ненавидишь Витю? Что плохого он тебе сделал?

— Мне – ничего, — бабушка опешила от столь грозного вопроса своего любимого внука, — а что, так заметно?

— Ты его ненавидишь, это давно и очень сильно заметно. За что? Объясни мне!

Мария Олеговна помолчала, потом отвернула голову в сторону. Было видно, что она обдумывает свой ответ, не зная, стоит ли говорить внуку то, о чем ей было известно.

— Ты же у меня умный мальчик, — начала Мария Олеговна, — ты все должен понять. Я не ненавижу Витю, он мой внук, такой же, как и ты.

— Тогда почему ты сказала такие страшные слова? – допытывался Петя, вглядываясь в морщинистое, но такое красивое лицо бабушки.

— Все дело в его отце.

— А что не так с ним? Я совсем ничего не знаю про отца Вити, да и он сам не знает. Его никогда не было и нет.

— Не было и нет, потому что, когда Вите был год, его отец сел в тюрьму.

Петя опешил, о таком положении вещей он не знал и даже не догадывался. Он не знал отца Вити, да и сам Витя его не помнил, потому что Оксана Анатольевна вышла замуж за отца Пети, когда Вите было около двух лет, и с тех пор именно он воспитывал мальчиков, как родной отец обоих.

— Сел в тюрьму? – переспросил Петя. – Но за что? Он сделал что-то страшное?

Мария Олеговна сдвинула брови:

— Очень страшное. Он убил человека. Мне сложно представить себе это, но теперь в моей памяти Иван останется исключительно убийцей.

Петя молчал. У него в голове не укладывалась полученная информация, а еще было много вопросов о том, почему же Витя все же выглядел таким плохим в глазах бабушки, ведь не он сам убил кого-то, а всего лишь был биологическим сыном этого человека.

После выписки из больницы Петю привез домой отец. К этому времени младший брат жутко соскучился по старшему, хотелось поделиться с ним рассказами о веселом пребывании в больнице, о том, как они с мальчишками из соседних палат нападали на палаты девчонок, заливали их водой и веселились от души.

Однако, уже подходя к квартире, Петя услышал оттуда голоса взрослых. Отец остался внизу, привезя сына, он сразу отправился на работу, но из квартиры слышался чужой мужской голос, который смешивался с женскими криками. Голоса женщин принадлежали матери и бабушке, а испуганный и недоумевающий Петя вошел в квартиру, увидев сидевшего в прихожей на полу брата.

 

— Привет, — сказал ему Петя, — ты почему тут сидишь?

Витя поднял на него лицо, и младший брат заметил слезы на лице старшего. От этого стало вдвойне страшнее. Петя думал, что его будут встречать весело и дружелюбно, ведь он провалялся на больничной койке больше двух месяцев, а дома его вместе радостного приветствия встречали грубые голоса взрослых.

— Витя, что случилось? – Петя подбежал к брату, присел рядом с ним на колени, повернул голову Вити к себе. – Ты плачешь же не просто так!

Потом Петя услышал голос матери:

— Убирайся отсюда! Сейчас приедет мой муж, он тебя спустит по лестнице.

— Ах, вот как ты заговорила? Жена моя, ты меня не дождалась, а теперь пугаешь своим новым мужем? Ты ничего ли не перепутала?

Петя с изумлением слушал незнакомца. Его лицо тоже оказалось ему неизвестным, но мужчина был строг и смотрел на мать с осуждением. И почему он называл Оксану Анатольевну своей женой?

— Это мой папа, — едва смог проговорить Витя, а потом снова заплакал.

Петя смотрел на взрослых, понимая, что в доме разгорелся настоящий скандал. Явившийся после тюрьмы Иван явно рассчитывал на другой прием.

— Я не перепутала! – отозвалась Оксана Анатольевна. – А вот ты, похоже, перепутал все! Тебя не было двенадцать лет, а теперь ты явился сюда и права качаешь?

— Убийца! – вставила Мария Олеговна, но мужчина не обратил на бывшую тещу никакого внимания.

— Свое я отсидел, — отозвался мужчина, — теперь хочу понять. Если меня тут не ждали как мужа, значит, я явился сюда как отец. Заберу Витю и до свидания.

— Кто тебе его отдаст? – закричала Оксана Анатольевна. – Это мой сын, а тебе я не позволю его воспитывать! Ты только откинулся, а уже свои условия тут ставишь!

— Тебе напомнить, как все начиналось? – спросил Иван, делая шаг в сторону бывшей жены. – Почему я в тюрьме оказался? Напомнить тебе, как твой любовник на меня ножом махал? Если бы я тогда не защитился, то быть тебе предстояло вдовой, а не женой человека, убившего другого по неосторожности!

— Это уже не имеет никакого значения, — возразила Оксана Анатольевна, — я уже много лет замужем за другим человеком, а тебя в моей жизни больше нет. И Витю я тебе не отдам.

Иван подскочил к Вите, схватил его за руку, потащил на себя. Витя рыдал, пытался вырваться из рук незнакомого ему мужчины, его взгляд был напуганным и отстраненным. Петя видел, как напугалась мать, а бабушка стола бледной и словно обездвиженной. На ее лице тоже отражался испуг, Мария Олеговна уже не была похожа на ту решительную женщину, какой ее знал Петя.

От одной мысли о том, что Витю из его жизни может забрать этот человек, Пете стало страшно. Страх сковал его существо, парализовав остальные ощущения и эмоции. Витя дергался, выгибался и всячески сопротивлялся своему отцу, а Оксана Анатольевна схватилась за телефонную трубку, чтобы позвонить куда-то.

 

— Я вызову милицию! – кричала она, а у самой из глаз текли слезы.

— Вызывай! У меня есть справка! А еще есть копия свидетельства о рождении моего сына, где написано, что я – его отец. Это значит, что я имею все права на своего ребенка! Я! Именно я, а не твой очередной муженек!

Петя не смог больше терпеть. Он подбежал к мужчине, схватил его за свободную руку, потянул на себя. Иван обернулся и увидел Петю.

— Уйди, шантрапа!

— Дяденька, миленький! Отпусти моего брата!

Петя выкрикивал слова и буквально повис на Иване. Тот пытался отделаться от назойливого мальчишки, но у него это получалось плохо. И тогда Петя решился на другой шаг. Отцепился от Ивана, подошел к нему со стороны Вити и встал на колени.

— Пожалуйста, дяденька! Не забирай моего брата, я умоляю тебя!

Иван замер, глядя на Петю. Замерли и мать с бабушкой, пораженные поступком мальчика. Петя же стоял на коленях, по его щекам текли слезы, а правой рукой он держал за руку своего старшего брата.

— Я не смогу без брата! Пойми, дяденька! Не забирай! Умоляю.

Сказав это, Петя опустился на пол, вытянув руки вперед и уткнувшись лицом в грязный линолеум.

— Петя, перестань унижаться! – наконец произнесла Мария Олеговна, но внук и не собирался слушаться бабушку.

Иван отпустил сына, и Витя, подбежав к брату, потянул Петю за руку, встав рядом с ним и обняв крепко-крепко. Петя обнял брата в ответ, и миллионы самых разных чувств нахлынули на него.

— Пацан, ну ты даешь, — проговорил Иван, а потом посмотрел на бывшую жену, — скажи сыну спасибо, отвоевал он Витю. Но это пока, потому что я все равно буду видеться с сыном, и ты мне не помешаешь.

— Она не помешает, — подтвердил Петя и еще крепче прижал к себе брата.

— Спасибо. – прошептал Витя и шмыгнул носом.

Автор: Юлия. Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:70 | 0,459sec