Бесконечные ссоры

— Мама, что ты, в самом деле, так волнуешься? Сейчас многие семьи разводятся, ничего страшного в этом нет.

— Даша, у вас двое детей! Причем оба мальчики!

— И что с того? Сейчас многие растят детей, не проживая вместе. Даже мальчиков.

— Что ты заладила — сейчас многие, многие сейчас! Причем здесь другие люди? Я говорю конкретно о тебе! Как ты собираешься воспитывать двух мальчишек совершенно одна?

— Почему одна? Артем же не перестанет быть их отцом. Просто не будет больше моим мужем.

 

— Сначала Артем перестанет быть твоим мужем, а потом он перестанет быть таким отцом, каким является сейчас. Потому что у него будет другая жена и, что само собой разумеется, другие дети!

— Какая другая жена?! — я шмыгнула носом, — и как это другие дети?

— Даша очнись! Твоему мужу нет еще и сорока! Ты, правда, думаешь, что он надолго задержится на полке? Таких, как Артем разбирают в первую очередь!

— На какой полке? — дрожащим голосом спросила я.

Планировать развод с Артемом было даже приятно. Месть сладко согревала меня изнутри, обволакивая мое эго приятным послевкусием. Я уже представляла крокодильи слезы супруга, вынужденного жить на этом свете без меня. Чего я никогда не рисовала в своем воображении так это того, что у мужа может появиться другая. Нет, теоретически, возможно, да. Какая-нибудь старая стерва и одновременно серая мышь, в растянутых на коленках рейтузах и вульгарной майке, со всклоченными редкими волосами на голове и сигаретой в зубах. Для контраста и чтобы слезы мужа, скучающего по мне, были более регулярными и обильными. Но настоящая жена?! Которую Артем будет обнимать так же как меня, а может еще неистовее?! Нееет! Нет, нет, нет! Мое! Не отдам!

— Ты прекрасно поняла меня, — ухмыльнулась мама, любуясь моим ошарашенным видом и радуясь эффекту, который произвела ее пламенная речь. Как всегда! Мама еще ни разу не уходила из моего дома переспоренной. Хоть медали ей выдавай, честное слово! — Из-за чего вы хотя бы поссорились на этот раз? — увидев слезы в моих глазах и смилостивившись, спросила родительница.

— Секцию для Ильи выбирали, — я опустила глаза.

Сама не знаю, как так получается? Мы с Артемом постоянно ссоримся. Не можем прийти к согласию, ни по какому вопросу. В ванне вон до сих пор одна стена в кафеле, а другая в стадии ожидания выбора рисунка. Нет, но это же просто ужасно иметь такой вкус, чтобы выбрать то, что предлагает Артем! Да я не смогу принимать спокойно душ в подобном помещении! Ладно, сейчас не об этом. Собственно, наши ссоры могут произойти и по более пустяковому вопросу. В субботу вместе заправляли одеяло в пододеяльник. Потом два часа не разговаривали. И так всегда. Как после этого не задумаешься о разводе? Тем более, когда муж на этот раз фактически согласился с тем, что я озвучила таковую вероятность. Молчание же — знак согласия?

Вечером того же дня, после разговора с мамой, я уже не так рьяно собиралась стать разведенной мамашей с двумя детьми, причем обоими мужского пола. Но настроение Артема буквально не оставило мне шансов. Мы еще больше поссорились и даже спали в разных комнатах, что совсем уже было из рук вон плохо. Мама всегда говорила, делайте что хотите, но только спите в одной постели! Это древний ритуал, он помогает сохранить семью лучше, чем все известные привороты.

На следующий день утро началось не с примирительных объятий, а потом и вовсе оказалось, что Артема дома уже нет. Нет, ночевал он точно дома на диване. И на кухне остались следы его пребывания. Непонятно только куда муж сбежал в такую рань? «Он уже меня избегает!», — догадалась я.

Я самостоятельно подняла детей. Умыла, накормила, причесала и все такое и даже развезла по местам. Одного в детский сад, а второго, ввиду того, что он как-то быстро вырос, в школу. Сообщать мальчикам о том, что мы с их отцом разводимся, а дело, похоже, к этому и шло, я пока не стала. Пусть еще некоторое время поохотятся за пятерками в случае Ильи, и за сердечками, в случае Павлика. В детском саду свои методы поощрения умников и умниц. В этом месяце в тренде были именно сердечки. После развода вряд ли нашим сыновьям будут грозить все эти награды, да и секция Илье возможно уже не понадобится. Права мама, не представляю, как я буду одна с двумя детьми справляться? Еще и мальчиками!

Добравшись до работы, я уже до красноты натерла глаза, пытаясь устранить следы сдерживаемых рыданий. В голове возникали картинки одна страшнее другой. Вот старший сын Илья подсел на наркотики и его забирают в тюрьму. А вот младший Павлик участвует в боях без правил, чтобы прокормить стареющую мать и выкупить брата из тюрьмы. О! Как жесток этот мир! И будь они неладны, эти пододеяльники!

 

Мы с Артемом познакомились, будучи еще довольно молодыми. Пару месяцев летали в облаках, а потом обнаружили, что нас уже трое. Срочно сыграли свадьбу и понеслось. Мы спорили обо всем: о каше для ребенка, о цвете коляски, о подарке для Ильи на первый его день рождения, о подарках для родителей на новый год. После каждой ссоры бурно мирились, и мне даже стало казаться, что кто-то из нас специально затевает раздоры, чтобы словить побольше кайфа.

Следы моей внутренней истерики заметила только Наташа, моя начальница и по совместительству двоюродная сестра. Нас с Наташей объединяло очень многое и в первую очередь то, что мы росли с ней вместе, как самые родные сестры. Произошло это в силу случившейся еще во времена нашего детства трагедии, унесшей жизни моего отца и его сестры тети Риты, мамы Наташи. Они попали под колеса грузовика, который во время гололеда занесло, и машина врезался в старые жигули моего папы. На пассажирском сидении рядом с отцом сидела тетя Рита, и они оба погибли на месте.

Моя мама забрала к себе Наташу, а через два года мы втроем переехали в другой город, крупнее того, где мы проживали до этого, и перспектив от этого здесь было намного больше.

Увидев мои опухшие глаза, Наташа вздохнула.

— Хотела предложить тебе поехать в командировку, да вижу у тебя и без того настроение не очень.

— В какую командировку? — спросила я, без особого интереса.

— Есть один заказ, как раз на время выходных.

Наташа является владелицей агентства по организации праздников, а я в штате числюсь как фотограф. Это моя основная работа, хотя я и прихватываю дополнительно разные шабашки в своей же сфере деятельности.

— А где именно будет проходить праздник? — все еще безучастно поинтересовалась я.

— Ты знаешь, это свадьба. Причем в нашем родном городе. Собственно ребята обратились ко мне как раз по рекомендации друзей детства. Классно, что есть интернет и можно поддерживать старые связи.

Пока я слушала сестру, у меня возникла одна идея.

— И, правда, поездка в родные края, это то, что мне сейчас нужно! Возьму с собой мальчишек! — «И пусть, Артем тут упивается своей внезапно возникшей свободой! Привыкает пусть!», — последнюю фразу я произнесла мысленно. Сестра вряд ли бы поддержала меня в моем решении. У нее с мужем все в порядке, она не планирует развод.

— Супер! Сходишь на кладбище! — обрадовалась Наташа.

Мой отец и тетя Рита были похоронены в городе, откуда мы были родом, и нам нечасто доводилось посещать их могилы. Я знала, что мама будет очень рада тому, что я поеду в родные края и смогу прибрать место захоронения наших ушедших близких.
Когда я дома сообщила о предстоящей поездке, дети совершенно удивили меня.

— Мы останемся с папой, — твердо заявил Илья. — У нас уже есть планы на эти выходные. Чисто мужские, тебе не понять.

И вот после этих слов моего сына, я, вдруг, подумала, а что если и после развода мальчики решат остаться с папой? Что тогда буду делать я? В голове за одну секунду пронеслось несколько картинок из будущего. К примеру, как стерва в растянутых рейтузах дубасит Павлика за то, что тот разлил кока-колу на ковер. Или заставляет Илью чистить картофель. Старший сын ненавидит это занятие, готов оказывать любую помощь по дому, но только не чистка картофеля!

 

В ту ночь Артем снова лег на диване, а мне всю ночь снились кошмары — сознание любезно представляло все вариации моего дальнейшего существования без мужа и без детей.

Родной городок встретил меня яркой солнечной погодой, которая так не вязалась с моим настроением. Когда я вышла из поезда, мне хотелось одного, укрыться в стенах отеля и реветь. По началу, я даже думала вовсе отказаться от поездки, но не хотелось подводить Наташу.

Одно радует. Работу свою я люблю, и она всегда меня отвлекает. Кому же захочется грустить, когда ты снимаешь такие радостные лица? Молодожены были просто прекрасны! Самая красивая пара, которую я когда-либо видела. Хотя мне все пары, с которыми я работаю, кажутся таковыми. Возможно, поэтому и работы мои пользуются таким успехом.

Отсняв свадебное торжество, я, как и обещала, поехала на кладбище, навестить два невысоких холмика, за время нашего отсутствия, поросшие густой травой.

И вот, неспешно приводя в порядок могилки, я вдруг услышала странный монолог.

— И не говори мне, что многолетние цветы лучше, я сама знаю, что именно посадить на твоей могиле! А будешь продолжать спорить, посажу куст шиповника, и пусть его колючки не дают тебе покоя и на том свете!

Я заинтересованно посмотрела в сторону, откуда доносились эти слова и увидела белокурую старушку, одетую очень стильно, даже как-то не слишком уместно для того места, где мы сейчас находились.

Тем временем старушка продолжала говорить:

— Ты даже не заметил, что на мне новый наряд, а я, между прочим, купила его специально ко дню нашей свадьбы! Что ты говоришь? Да как ты смеешь! Я еще не разучилась одеваться со вкусом. Да, да! Это у тебя вкуса никогда не было! Как можно было выбрать такой костюм для своего последнего выхода в свет? Когда ты лежал в нем в гробу, я чуть от стыда не сгорела!

Я хихикнула, услышав последнюю фразу, и пожилая незнакомка тут же обернулась в мою сторону. Слух, несмотря на возраст, у нее был, что надо. Чтобы не смущать старушку, я сделала вид, что усердно ровняю землю. Но мой смешок не остался незамеченным, и женщина вскоре подошла и встала возле оградки.

— Простите, я, наверняка, развлекла вас?

— Скорее, приятно удивили, — я сняла перчатки и вгляделась в ее лицо. На вид ей было не менее восьмидесяти лет, а то и больше. На лице залегли глубокие морщины, а глаза, когда-то, скорее всего голубого цвета, сейчас были почти белесыми.

— Я понимаю, со стороны мое поведение выглядит нелепо и даже слегка жутковато. Но ничего не могу с собой поделать. Мне ужасно не хватает наших с мужем перепалок. Пока Георгий был жив, мы постоянно ссорились, буквально из-за каждой мелочи. Никак не могли прийти к согласию, даже в пустяках. Вернее сейчас все это кажется пустяками, а тогда, конечно, расценивалось иначе. И, знаете, оказалось, что именно это и держало нас друг подле друга.

— Как это? — не удержавшись, спросила я.

— Из этого и состояла наша любовь! С тем кто безразличен, нет смысла ссориться, правда же? Пресно и не интересно. А вот наши ссоры, они были наполнены такой страстью, что искры летели во все стороны. Вот этого мне сейчас и не хватает. И я прихожу иногда на могилу к мужу, чтобы поговорить с ним. В той манере, что была нам привычна.

Старушка улыбнулась и, попрощавшись, пошла по тропинке, а я еще долго смотрела ей в след. Мне казалось, я только что встретила саму себя, через много-много лет. И от этого хотелось пронзительно закричать, задрав голову вверх.

 

Рядом скрипели стволами сосны, ветер блуждал меж листьев осин и эти звуки казались такими обычными, наполненными самой жизнью и ощущением покоя. А ведь я стою среди кладбищенских могил, где почти за каждой оградкой своя жизненная трагедия, потеря близкого человека, слезы, рыдания. Отчего же такой покой в душе? Возможно, потому что, все мы люди возводим до ранга «катастрофа» обычные мелочи жизни? Даже смерть, по сути, не так катастрофична, потому что она естественное завершение жизненного пути. Не естественно только расставание с близким человеком из-за того, что вы поспорили о чем-то. Не пришли к согласию. А разве можно иметь одинаковое мнение? Ведь мы все разные, у одного голубые глаза, у другого карие. У кого-то нос с горбинкой, а кто-то высокого роста. В природе нет одинаковых вещей, и человеческое мнение не исключение. Выход один! Нужно научиться принимать чужие позиции, приобрести умение жить в соседстве и тогда получится прекрасное сочетание, такое как скрип сосен и шелест осиновых листьев. Друг без друга эти звуки были бы менее прекрасны.

Домой я летела как на крыльях, мне не терпелось поделиться с мужем своим открытием. Там на кладбище я решила, что сделаю все, лишь бы избежать развода. Никакая другая жизнь мне не нужна, только рядом с ним, до самого того момента, пока мы не станем холмиками земли, над которыми шумят осины.

Поездка на поезде занимала всего несколько часов и все это время я нетерпеливо вглядывалась вдаль, не покажутся ли в окне городские огни. Артема на перроне не было и это выглядело очень странно. Ссоры ссорами, но муж никогда бы не бросил меня одну на вокзале среди ночи. Если, конечно, он вовсе не оставил меня, уже успев отыскать ту самую свою «новую жену». Больше всего на свете я боялась того, что будет слишком поздно и мои слова уже не спасут наш брак. Даже хотела поговорить с мужем обо всем по телефону, но понимала, что лучше всего сказать то, что я думаю, глядя ему в глаза. Мы же не рисунок на кафеле обсуждаем. Рисунок на кафеле! Какой бред я несла! Какая вообще разница, что там будет нарисовано! Да хоть Иван Грозный, убивающий своего сына, это абсолютно не помешает мне нормально принимать душ!

Я растерянно вышла из здания железнодорожного вокзала, параллельно набирая номер телефона Артема. И тут мой взгляд уперся в мигающие огни реанимационной службы. Прямо на въезде на автостоянку произошла жуткая авария. Одним из искореженных автомобилей был серый Ниссан такой же, как у моего мужа и я прошептала себе под нос: «Просто совпадение».

В карету скорой помощи уже грузили бесчувственное тело, прикрытое темной тканью. Словно в замедленном сне я приблизилась к месту аварии и сумела разглядеть номер машины. Помню, что громко закричала, и мой голос прорезал ночную мглу, освещенную неоновыми огнями. Некоторые прохожие отпрянули и поспешили мимо, а кто-то, напротив, остановился и с любопытством разглядывал меня.

Наверно, сказался шок и эмоциональное напряжение последних дней, но я не могла двинуться с места. Ноги будто вросли в асфальт, став такими же твердыми. Я увидела, что с места аварии в направлении меня бежит человек и еще подумала, как быстро становятся ангелами.

— Даша! Даша! Успокойся! Все в порядке, не кричи! — я и не заметила, что продолжаю периодически выкрикивать фразы: «Не надо!» и еще «Я опоздала!». Такого развлечения привокзальная площадь еще не видела. Вокруг меня уже собралось не меньше зевак, чем вокруг аварии.

— Ты как? — я вцепилась в руку Артема, как бы желая ощутить, что он настоящий.

— Все нормально, машине больше досталось.

 

К нам уже спешили двое медицинских работников, и я быстро заговорила:

— Подожди, Артем! — я еще сильнее вцепилась в его руку. — Я должна тебе кое-что сказать. Я тебя очень люблю и мне не нужен развод! Мне все равно, в какую секцию пойдет Илья, вернее я согласна с твоим мнением на этот счет, в конце концов, это ваши мужские дела. Мне без разницы цвет кафеля в ванной, и я согласна спать вовсе без пододеяльника, лишь бы ты спал рядом!

— Дашка, у тебя похоже шок.

— Нет, нет! Дело не в этом! — я хотела рассказать ему и про встреченную на кладбище старушку, и про скрипучие сосны, и обо всем том, о чем успела передумать за последнее время. Но врачи уже схватили нас обоих в охапку и усадили в машину.

Парню, который был виноват в аварии, досталось гораздо больше, но он это заслужил. Ехал с одной пирушки на другую, в надежде, что это недалеко. Мужчина очень старался преодолеть участок пути как можно скорее и в итоге на полном ходу врезался в машину Артема, заезжающую на стоянку.

К счастью все остались живы, даже виновник столкновения. Скорее всего, после данного случая, он больше не сядет за руль пьяным, а вполне может быть и пить больше не захочет. Вот мы с Артемом теперь гораздо меньше ссоримся. Не то чтобы совсем никогда не ругаемся. Как же без этого? Но все же мы научились жить «в унисон». Я даже не знала, что уступать иногда, это так приятно! Вот, к примеру, через год у нас с Артемом родился третий ребенок. Тоже мальчик. И случилось это именно потому, что муж хотел именно мальчика, он помешан на поговорке: «Один сын — не сын, два сына — пол сына, а вот три сына — самый раз!

Автор Светлана Юферева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,375sec