Жизненный опыт

— Тётенька, дайте денег на хлебушек…

Умоляющий взгляд мальчишки был настолько убедительным, а одежда настолько заношенной и грязной, что Вика непременно отозвалась бы на эту просьбу о помощи, если бы не знала доподлинно, кто стоит перед ней с протянутой рукой.

— Давно не кушал, да? — сочувственно спросила она. — Совсем голодный?

— Угу, — кивнул мальчик с несчастным видом.

— А мама с папой тебя не кормят? — всё так же заботливо уточнила девушка.

— У меня нет мамы и папы, я сирота.

— А, ну если сирота… Подожди, я сейчас вернусь.

 

Вика зашла в магазин, купила всё, что планировала, и ещё два пирожка с повидлом и пакет яблочного сока для сиротки.

— На вот, это тебе, — протянула пакетик с пирожками мальчику, который сидел на ступеньках магазина, расчёсывая комариный укус на грязной ноге.

— Спасибо, — мальчишка посмотрел на неё разочарованно, но пирожки взял.

— Пожалуйста, — улыбнулась ему девушка. — Слушай, а тебе ведь, наверное, и ночевать негде, да?

— Я у бабушки живу, — хмуро сообщил мальчик. — Она старенькая совсем, её кормить надо.

— Ну так давай я куплю продукты, а ты скажешь мне, где она живёт. Или проводишь. Еду ведь ещё и приготовить надо, а ты сам-то не сможешь, наверное.

— Вы мне лучше денег дайте, а продукты я сам куплю. И приготовлю всё сам, я умею.

— Я бы дала, да они у меня все на карточке, — солгала Вика.

— А вы снимите, — сразу же нашёлся ребёнок. — Вон там банкомат есть.

— Так это другого банка банкомат, он с моей картой не работает, — снова ложь, рассчитанная на то, что шестилетний пацан вряд ли разбирается в таких нюансах. — Ну так что? Покупаю продукты, и идём к твоей бабушке?

Мальчишка такой настойчивости не выдержал — сорвался с места и умчался за угол дома, откуда сразу же выглянул, проверяя, ушла не в меру заботливая тётка или нет. Вика усмехнулась, хотя весёлого в этом спектакле было мало.

У сиротинушки Димки имелись и мама, и папа. Возможно, старенькая бабушка, которую нужно кормить, у него тоже была, но вряд ли она жила с Димкиной семьей. Вполне благополучной, кстати, семьёй. Вика буквально две недели назад была в их доме — в костюме клоуна на Дне Рождения этого самого Димки, поэтому он её и не узнал. И за организацию праздника с аниматорами родители мальчика заплатили, не торгуясь. В жизни всякое, конечно, бывает, но чтобы за две недели ребёнок успел осиротеть, оголодать и взять на себя заботу о пожилом человеке… Куда, в таком случае, органы опеки смотрят?

Жил Димка в частном секторе, который начинался через два квартала от того места, где Вика его встретила. Можно было попросить телефон родителей мальчика на работе, они ведь заказчики, и номер должен был остаться, но тогда пришлось бы объяснять менеджеру причину, а что девушка могла сказать? Что ей не наплевать на чужого ребёнка? Уволят же за такой альтруизм и самодеятельность. Да и идти недалеко совсем, поэтому наживать себе неприятности на работе смысла нет никакого. Проще говоря, Вика забежала домой, убрала продукты в холодильник и отправилась в гости к Димкиным родственникам.

 

Уютный домик с мансардой, ухоженный двор с зелёной лужайкой, где, собственно, две недели назад и проходил праздник, красивые клумбы… Калитка оказалась открытой, а на стук в дверь Вике открыла Димкина мама Юлия Николаевна. Вика представилась хозяйке и напомнила, что была аниматором на Дне Рождения её сына. Объяснила причину своего неожиданного визита, начав со слов: «Извините, это, конечно, не моё дело…», на что после эмоционального рассказа о встрече с Димкой получила ответ:

— Вы правы, девушка, это не ваше дело. Вот будут у вас свои дети, тогда и воспитывайте их, как считаете нужным. А моего сына оставьте в покое, иначе я на вас в суд подам за вмешательство в частную жизнь.

Вика расстроилась. Она-то думала, что родители Димки не знают, что их сын попрошайничает, а вышло, что знают, да ещё и не собираются ничего с этим делать. Вдобавок Юлия Николаевна сочла своим долгом позвонить в агентство и пожаловаться, что «клоуны» вмешиваются в личную жизнь заказчиков. Вика ещё до своей многоэтажки не дошла, а ей уже позвонили с работы и пригласили «на ковёр» к начальству.

— Тебе больше всех надо что ли? — сурово поинтересовалась владелица агентства. — Пусть хоть всей семьёй на паперти сидят, это не твоё дело. И уж тем более не моё. Чтобы это в первый и последний раз было, поняла? После следующей жалобы сама пойдёшь милостыню просить.

Так себе угроза, конечно, потому что у Вики и основная работа была, но терять подработку не хотелось. Димку возле того злополучного магазина она больше не видела и забыла бы обо всей этой истории, но неприятный осадок всё-таки остался. Ну как так? Шестилетний мальчик из обеспеченной семьи на улице попрошайничает — это нормально разве? И не её вроде дело, но за ребёнка обидно. Обсуждать эти свои переживания девушка ни с кем не решалась, в себе держала, а после следующего мероприятия её как прорвало.

— Ну вот как так можно, Дамир? — изливала клоунесса Вика своё возмущение коллеге-пирату. — Он же ещё маленький совсем! В школу даже не ходит!

— Это ты про того пацана, у которого мы в прошлый раз были? — с невозмутимым видом уточнил парень, снимая с глаза чёрную повязку.

— Про того самого, — вздохнула Вика.

— Так это из-за подарка. Ты тогда ушла уже, я реквизит собирал, а Дима этот подарки как раз открывать начал и разнылся, что родители подарили ему не то, что он просил. Батя ему и говорит: «Не нравится? Иди сам деньги зарабатывай и покупай, что хочешь». Пацан ему: «Я маленький, детей на работу не берут». Ну там мамаша влезла тоже потом…

— Думаешь, они сами надоумили его на улице у прохожих деньги клянчить? — скривилась Вика.

— Я думаю, что они решили просто не вмешиваться, — пожал плечами Дамир. — Пацан целеустремлённый. Если терпения хватит — накопит на тот подарок, который хотел.

— Ему всего шесть лет, — напомнила коллеге девушка. — Так нельзя!

 

— Почему? Это нормальный жизненный опыт. Нервную систему, кстати, очень хорошо закаляет. Я до одиннадцати лет так жил, пока добрые люди ментам не сдали, что при живой матери ребёнок на улице побирается. У меня, правда, выбора другого не было, я реально голодал.

— Только не говори, что это ты мальчику такую идею подкинул, — ужаснулась Вика.

Дамир ей не ответил. Просто пожал плечами и ушёл переодеваться, потому что у него, в отличие от Вики, работа аниматором была единственной, и нужно было ехать на следующий заказ. А девушка ещё долго после этого размышляла о том, как легко дурные советы одних и попустительство других могут испортить человеку жизнь, которая ещё даже толком не началась. Ведь не может же такого быть, что этот жизненный опыт пройдёт для Димки бесследно. И для себя Вика решила, что если ещё раз встретит где-нибудь на улице Димку с протянутой рукой, то сразу же позвонит в полицию — должен же в судьбе мальчишки быть хоть кто-то, кому не всё равно. Даже если этот кто-то после своего «не всё равно» останется безработным клоуном.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,359sec