Без тебя мой мир теперь немыслим

Дед Макар встает рано утром, а особенно летом, только рассветет он уже на ногах, даже и на часы не смотрит. Если лето на дворе, оденется слегка и во двор, радуется солнышку, птичкам и всегда смотрит к соседям через забор.

Сейчас в том доме живут молодые Егор с Верой, а раньше жил Кузьмич, дед Егора, но уже два года, как его нет на этом свете. Дед Макар с Кузьмичем дружили, вот и осталась у него привычка заглядывать к соседям во двор.

 

В это время на порог вышел Егор и потянувшись громко сказал:

— Хорошо-то как! Жизнь хороша и жить хорошо… — и вошел обратно в дом, он радовался, потому что накануне его жена сказала, что скоро у них будет малыш.

Дед Макар все примечал:

— Видимо хорошо живут Егор с Верой, ишь довольный какой… — думал он сидя на своем крыльце. — А чего не жить-то, молодость она ого-го!

Егор действительно доволен своей жизнью, женой Верочкой. Когда выскочил на крыльцо, хотел пробежаться по росе босиком, но передумал и снова юркнул под одеяло к жене под бочок. Та ойкнула от холодного тела, но потом прижалась к нему.

— Скоро шесть часов, а мы валяемся, дед Макар наверное, уж давно на посту на своем на крыльце, — смеялась Вера, — вот увидела бы твоя мать, как долго мы спим, несдобровать бы было. Хорошо, что живем отдельно. Давай-ка вставай быстренько, я корову подою, а ты выгонишь её на выпас, позавтракаем и разбежимся по работам.

Но Егору не хотелось вставать, и он притворился спящим. Вера начала его щекотать, он не реагировал, она стала сталкивать с кровати, а он вдруг обхватил её, она даже ойкнула от неожиданности. Но заиграл гимн по радио, они оба вскочили, засмеялись и занялись хозяйскими делами.

Вера быстро подоила корову и принялась за завтрак, а Егор, накормив скотину, выгнал корову в стадо. Посмотрев на небо, громко сказал:

— Вот ты какое небо голубое, смотри не вздумай лить слезы, у нас сенокос, нам нужен жаркий денек.

— Не будет нынче дождя, не будет, — услышал в ответ важный голос деда Макара, Егор повернулся и махнул ему рукой.

— Доброе утро, дед Макар, а ты откуда знаешь?

— Доброе, Егорша, а вот знаю. Я много лет на этом свете живу, потому и знаю. Занимайся своим сенокосом спокойно, не будет дождя.

Егор вошел в дом, заглянул на кухню, там на столе ждал его завтрак, пышные оладьи со сметаной и чай. Позавтракал, посмотрел на часы, потом на жену, мотнул головой в сторону спальни:

— Верунчик, может поваляемся чуток, надо оладушкам утрястись, а то работать тяжко будет.

— Ах ты, тяжело ему будет, — жена взяв полотенце и играючи стала его хлестать, выгоняя из дома. – Давай-ка на работу, сенокос ждет.

Но Егор, изловчившись поднял на руки жену, закружил, в это время дед Макар зашел к ним во двор о чем-то спросить, но увидев на пороге эту картину, поплелся назад к себе.

А Егор весь день работал с приподнятым настроением, ему хотелось делать людям добро и вообще обнимать весь мир. Он радовался, что его Верочка – лучшая на свете.

— Какая же у меня жена, одни глаза чего стоят! А характер, а умелые ручки, а ведь могло сложиться и не так в моей жизни. Теперь без неё мой мир немыслим! Дааа, повезло мне с женой, — думал он и плюнул через плечо, чтобы не сглазить…

 

Егор уходил в армию и его никто из девушек не провожал. Но после армии он долго один не ходил. Только пришел в клуб на танцы, как его пригласила на белый танец Люба. Красивая и стройная девчонка сразу захомутала его и не отходила от него ни на шаг. После танцев он провожал её, от волнения весь вспотел, не знал, о чем говорить, в армии от девчонок отвык, хоть и соскучился по ним. Никак не мог найти тему для разговора, молчал, а потом вдруг решил рассказывать про свою службу.

Но то ли Любе было неинтересно, то ли еще отчего, она недолго думая поцеловала его крепко в губы. Егор совсем растерялся, но Люба рассмеялась и спросила весело:

— Ты что с медведями в тайге служил? Ты что ни разу не целовался? Ну так я тебя научу, вот ты чудак!

Егор растерялся, но сразу понял, что Люба девушка раскрепощенная и от скромности не умрет. Егору это не очень нравилось, но вполне устраивало.

Матери Егора Люба понравилась сразу. Хоть и не приглашал он её к себе домой, но она через три дня сама пришла к ним. Вошла так, словно всегда здесь жила и весело сказала:

— Здравствуйте, теть Сима, привет Егор, а я шла мимо, дай думаю — зайду, соскучилась за ночь по тебе, — она кивнула в сторону Егора. – Может чем-то помочь, так я запросто, — взяла в руки веник и давай подметать, мусор на совок и в печку, затем зашла на кухню, огляделась, — теть Сим, давай посуду что ль помогу вымыть.

— Ой, что ты Любаша, не нужно, ишь ты какая хозяйственная, да домовитая, какая ловкая, работящая, — восторгалась мать Егора, а тот смотрел на неё непонимающе.

— Еще сам не знаю ничего, а она уже решила, что я на ней женюсь, уже и матери помогает, — думал он раздраженно. — Не могу понять, зачем она приперлась, если вечером мы встретимся на танцах, а потом гулять. Да и от соседей неудобно, еще подумают, что я жениться собрался на ней.

Но Люба стала часто забегать к ним домой, он пока не хотел связывать себя узами брака, недавно из армии, еще толком и не осмотрелся, а уже попался крепко в сети Любы. А тут еще дед Макар на нервы капал своими шутками, как только встретятся где-нибудь:

— Ох, Егорша, эта Любка тебя быстро окрутит, ишь сама ходит свататься. А ты не поддаешься, вижу и правильно делаешь, молод еще, недавно отслужил. Смотри Егорша, она мигом тебя в кровать уложит, Любка она такая, — хотя Егор уже там побывал, но упорно отмалчивался, не мог же он ославить её на всю деревню. – Ох и вертлявая она у тебя, долго её уговаривать не надо…Эх, Егорша, знаю я их породу, я от её бабки еле открутился. Хорошо отец мой меня сосватал за мою Лукерью, которая долго меня не подпускала. Я уж поцеловал её в губы только на свадьбе… Дааа, такие раньше девки были, прожил я со своей Лукерьей долго и хорошо, жаль ушла вперед меня…

Егор молчал, не нравились ему шутки деда Макара, а что делать, если он прав. Прибежит эта Люба, матери его по ушам проедет, пол подметет, а та и рада. Ну что тут скажешь, ему и самому неприятно от Любашиных приходов и ухаживаний. Ни одну девчонку на танцах не подпускает к нему, а он положил глаз на новенькую фельдшерицу Веру. Недавно она приехала и на танцы всего два раза заходила.

Устал Егор от навязчивости Любы, он чувствовал, что охотку сбил, а его душу и сердце Люба так и не затронула.

А дед Макар опять подначивает, встретив его у колодца:

— Егорша, что-то на влюбленного ты не похож, ходишь землю носом ковыряешь, что Любкин хомут тяжел? К земле голову тянет, чтой-то невесел, эта ее любовь тебя так довела. Кхе-хе-хе, освобождайся от своей никудышной любви, к хорошему не приведет. Ну её эту Любку, не любишь ты её, а терпишь…

 

Егор задумался: — А ведь дед прав, надоела она мне.

Вечером после работы поел и завалился на кровать с книжкой, мать аж опешила.

— Сынок, ты что сегодня на свои гулянки не идешь? А Любаша? Она опять прибежит…

— Мам, надоела она мне. Не напоминай мне о ней больше. Не хочу тянуть с ней время, не люблю я её и не хочу вводить в заблуждение, если придет, скажу все, как есть.

— Егор, уж не ополоумел ли ты? – возмутилась мать. – Да ты же спишь с ней, а теперь в кусты, как это понимать? Посмотри на Любашу – красивая, расторопная, шустрая, кого тебе еще надо? Будет и мне на старости лет подмога, нравится она мне. Ну что тебе еще надо?
— Мам, не лезь. Не нравится мне Любка и точка. Я хочу любимую девушку, чтобы она загадкой была, книгой, которую интересно читать можно было… Отстань, а!

Мать покрутила у виска пальцем, глядя на сына и ничего не поняла.

— Если не женишься на Любаше, больше никакую сноху в дом не приму. Вот тебе мой сказ!

Вскоре прибежала Люба:

— Егор, ты что развалился, я тебя там жду.

Он встал и вышел во двор, Люба за ним.

— Слушай, Люб, погуляли и хватит, я решил завязать наши отношения, — попытался объясниться с девушкой Егор.

Но не тут-то было, Люба быстро поцеловала его в губы, даже не давая сказать слова…Взяла за руку и потащила за собой, снова жаркие поцелуи, ласки, мягкая постель убаюкали Егора. Но когда он уходил, все же сказал, что это у них был последний вечер.

В клуб он больше не ходил, лежал вечерами и читал книги, ездил на рыбалку с друзьями. Мать ворчала, увещевала, стыдила, а ему хоть бы что. Если на улице встречался с Любой, здоровался и проходил мимо не разговаривая, не задерживаясь.

Дед Макар как-то встретил его и разговорился:

— А вот иду я Егорша, из медпункта нашего. Ох, влюбился я в нашу фельдшерицу. Ростом невелика, а строга. Лекарство мне прописала и сказала, чтоб я пил, даже пригрозила что проверит, говорит — знаю я вас, чуть отлегло и забросили лекарство. А что, она права. Серьезная девчонка, а глаза! Даже и не описать, — закатил свои глаза дед.

Егор вздохнул, нравилась Вера ему давно, а как подойти, вот и дед говорит — строга!

Через пару дней вдруг занемог Егор, на работе сорвал спину, скрючился, как старый дед, а обратно никак не может выпрямиться. Даже в медпункт не смог идти, мать сходила и позвала фельдшера. Пришла Вера серьезная и деловая. Как вошла, так в доме все озарилось, это так показалось Егору. Взглянула на него своими синима глазищами и он совсем потерялся. Её глаза его насквозь прошили, а бархатистый голосок заколдовал. А уж когда она дотронулась до его спины, то страдалец прям замер.

Выписала рецепт и массаж. Массаж приходила делать сама, а Егор каждый день ждал с нетерпением, когда же она придет. Когда полегчало, он уже не мог стерпеть и нежно привлек к себе девушку. Та так грозно на него глянула, что он быстро отдернул руку. Собрала шприцы и молча вышла из дома.

 

Но выходила она из дома с улыбкой, она знала, что нравится Егору, а уж как он-то ей нравился, никто об этом не знал. Горело её сердечко при виде его. А Егор с этого дня ходил в медпункт и на крыльце оставлял букеты полевых цветов, а Вера в окно видела.

Как-то вечером Егор приодевшись, отправился в клуб. Сразу же наткнулся на взгляд Любы, та ринулась к нему и уже не отходила ни на шаг. Но Егор увидел в сторонке Веру с подружкой Анютой. Они стояли скромно и разговаривали.

Зазвучала музыка, Люба схватила за руку Егора, но тот освободился от неё и направился к Вере. Подошел, поклонился:

— Вера, потанцуем?

— Потанцуем, — немного улыбаясь проговорила та.

Своими горячими руками обвил стан девушки, почувствовал идеальные линии фигурки, изгиб спины, её глаза горели синими искорками, немного улыбаясь, девушка танцевала легко и с удовольствием. Егор закружил её в вихре танца, смотрел на неё во все глаза, не замечая никого вокруг. Он уже не мог остановиться и от избытка чувств вдруг поднял её на руки и вынес на крыльцо и поцеловал.

— Верочка, как же я люблю тебяяяя, без тебя мой мир немыслим, счастье мое, — громко закричал он, и его голос эхом прокатился по окрестностям.

Вера весело смеялась и своей рукой ворошила его волосы.

— Я так давно ждала от тебя этих слов, Егор! Если бы ты знал!

Егор закончил работу, завершил огромный стог сена, и довольный улыбнулся.

— А дед Макар прав был. Простоял жаркий денек, дал завершить сенокос. А сейчас домой, к моей жене, к моей красавице, — и вновь поплевал через плечо, как бы не сглазить свое счастье.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,461sec