Чуда не будет?

Открыв дверь и увидев на пороге Виктора, Надежда почему-то не удивилась, хотя приход бывшего мужа был для нее неожиданным. Точнее, не приход, а его возвращение, судя по большому чемодану на колесиках, стоявшему рядом с ним. Тому самому чемодану, с которым он почти девять месяцев назад уходил от нее, давая клятвенное обещание больше не возвращаться.

— Здравствуй, Надя, — сказал он и слабо улыбнулся, — с Новым Годом тебя!

 

Она улыбнулась в ответ, но вовсе не от радости. Ей почему-то стало смешно. Но смеяться она не стала, это выглядело бы глупо и по-детски.

— Здравствуй, Витя, — ответила она, — ты зачем пожаловал?

Виктор бросил многозначительный взгляд на свой чемодан, как бы давая Надежде возможность самой догадаться, для чего он снова стоял на пороге ее дома. Вернулся! И тут же на его лице отразился вопрос: а почему она так и стоит в дверях, не давая ему возможности шагнуть в дом, из которого неслись самые аппетитные запахи?

По ступенькам с верхнего этажа спускались соседи. В новогоднюю ночь они выглядели веселыми и беззаботными. Еще бы, ведь Новый Год для всех ассоциировался с новой жизнью, в которой обязательно все изменится к лучшему. Виктор тоже на это очень сильно надеялся, а полчаса назад был уверен, что именно так и будет. Не выставит же бывшая жена его за порог, несмотря на прошлые обиды.

— Теть Надь, с наступающим! — пробасил сосед Колька, тот самый, который дружил со старшим сыном Надежды, и с которым она была знакома с самого его рождения. Виктора он словно и не заметил, даже руки ему не протянул, чтобы поздороваться.

— Спасибо, Коленька, и тебя тоже с наступающим! — отозвалась Надежда. — И маме передавай поздравления, и бабушке. Пусть заходят к нам, у нас стол уже накрыт.

— Передам, когда звонить буду, — ответил Николай, — я ведь с ребятами за город уезжаю. Ну, вы знаете, чего я вам объяснять буду…

Надежда кивнула. И Николай, и ее старший сын Илья в эту ночь собирались встречать новый год за городом на даче одного их общих приятелей. Илья уехал еще в обед, а Николай вместе со своей девушкой только теперь отправлялись за город, чтобы присоединиться к веселой компании молодежи.

— Я сама тогда к ним поднимусь, — улыбнулась Надежда, а потом выжидательно посмотрела на Виктора, — Вить, зачем ты пришел?

Его лицо дрогнуло, слегка побледнело и стало выглядеть глупо. Таким Надежда его не припоминала, ее бывший муж всегда был уверен в себе и своих решениях. И сейчас, решив вернуться домой спустя почти девять месяцев, он был уверен в том, что его впустят в дом без лишних вопросов. Но что-то пошло не так.

— Я вернулся, — сказал Виктор дрогнувшим голосом, — поздравить хотел, подарки принес. Сережка дома?

— Сережа дома, — кивнула Надежда.

— Мам, кто там? — из квартиры послышался женский голос, это была Оля — средняя дочь Надежды. Она вышла в прихожую и увидела Виктора. В отличие от своей матери лицо ее было удивленным, и скрывать удивление Ольга не собиралась.

— Здравствуй, Оля, — сказал Виктор, а Ольга только молча кивнула ему и удалилась обратно на кухню: там в духовке готовилась утка с яблоками — фирменное блюдо Надежды.

— Вить, ты так не вовремя, — сказала Надежда, — пожалуйста, приходи завтра. И без чемодана.

Он обиженно поджал губы:

— Почему? Ты же сама хотела, чтобы я вернулся…

 

Да, она действительно хотела. Еще полгода назад ползала перед ним на коленях, умоляла вернуться, сохранить семью. С первым мужем у Надежды не сложилось, а второй брак она считала своей работой над ошибками. Но получилось плохо: через шесть лет безоблачной, как казалось Надежде, семейной жизни, выяснилось, что у Виктора совсем другие интересы: его раздражало поведение старшего сына Надежды, переходный возраст Ольги тоже был камнем преткновения, а сама жена вдруг превратилась в ярую защитницу своих детей, а на сторону мужа вставать не собиралась.

Но даже не из-за конфликта со старшими детьми Надежды случился разрыв. Дело было в том, что у Виктора появилась другая: более молодая и красивая, такая, которая была похожа на чистый лист бумаги — пиши не хочу. Как же тогда воодушевился Виктор, как хотелось ему чего-то нового, свежего, яркого! Он получил это, только вот спустя несколько месяцев вдруг осознал, что привык жить иначе. Не нужны ему были страсти, хотелось домашнего тепла и уюта, а рядом с молодой и глупой девчонкой этого катастрофически не хватало.

— Витя, я хотела, чтобы ты вернулся, так и есть, — ответила Надежда, — только хотела я этого много месяцев назад, а теперь не хочу.

Он начал чувствовать себя по-дурацки. Стоял на лестничной площадке, как идиот, еще и с чемоданом, а соседи, проходившие мимо и поздравлявшие с Новым Годом, с любопытством смотрели на него.

— Может быть, хотя бы в дом впустишь? — спросил он. — Не стоять же тут, мы же взрослые люди!

Надежда усмехнулась:

— Ты вспомнил о том, что ты взрослый? Помнится, что полгода назад ты рассказывал мне о том, что снова чувствуешь себя молодым и полным сил. Почти как мальчишка. Сорокапятилетний мальчишка! Смешно, ей богу!

— Да ты злишься! — Виктор скривился. — До сих пор злишься из-за Дианы, простить мне не можешь ее. А ведь говорила мне, что готова все забыть, начать с чистого листа, как будто ее и не было вовсе. Говорила, что нужно уметь прощать!

— Я и сейчас готова повторить это, — голос Надежды был спокойным, — я давно тебя простила. Только вот принимать тебя не хочу и чистого листа с тобой больше не хочу.

— Чего же ты хочешь? — повысив голос, спросил Виктор.

Надежда вздохнула. Вспомнила тот день, когда муж приехал домой, весь возбужденный и раздраженный, покидал свои вещи в этот чемодан, а потом рассказал о том, как ему хочется жить по-другому. Не просто по-другому, а с другой. Как он встретил двадцатилетнюю Диану, которая заставляет его чувствовать себя моложе рядом с ней, что у нее нет детей, а, следовательно, у Виктора ни с кем не будет конфликтов, как гармонично они смотрятся друг с другом, ведь Диана моложе него, а Надежда, напротив, была старше на целых семь лет.

В тот день Надежде казалось, что она потеряла все. Мужа, полноценную семью, а, самое главное, надежду на то, что в ее жизни еще будет настоящее семейное счастье. Она умоляла Виктора не уходить, подумать о детях, на что он ей коротко ответил:

— Мой ребенок тут один, о нем я подумаю. О своих думай сама.

Сказал и, собрав вещи, ушел. Пятилетний Сережа долго недоумевал, почему вдруг папа больше с ними не живет, шестнадцатилетняя Ольга только пожала плечами, а восемнадцатилетний Илья был рад тому, что отчим, с которым он никак не мог найти общего языка, наконец покинул их дом.

Теперь он вернулся, уверенный в том, что его все это время ждали, а под Новый Год точно впустят обратно. Только вот никто почему-то не был рад его возвращению. Ни жена, ни дети, ни даже соседи, смотревшие на него кто с презрением, а кто — с банальным любопытством.

 

— Дай мне хотя бы с сыном увидеться, подарок ему сделать. Помнишь, как мы встречали прошлый Новый Год? Было весело, хорошо! Почему сейчас ты не хочешь все вернуть?

Виктор задавал эти вопросы, предвкушая возможность попасть в дом, украшенный к его приходу, сесть за накрытый стол и поднять бокалы вместе со всеми. Но Надежда, опершись спиной о косяк двери и глядя на бывшего мужа с интересом, явно не собиралась впускать его.

— Год назад у нас была семья. Теперь ее нет. Все изменилось, Витя, уходи.

— Папа? — в прихожей появился Сережа, единственный человек в доме, который был искренне рад его возвращению. Виктор смотрел на сына как на спасательный круг, улыбнулся ему, схватился за чемодан, чтобы открыть его и достать оттуда игрушечную машинку.

— Сейчас, сынок, у меня для тебя кое-что есть.

— Дед Мороз! — лицо Сережи вмиг переменилось, а Виктор не сразу понял, какого Деда Мороза имел в виду его сын. А потом увидел рядом с собой мужчину, одетого в костюм новогоднего волшебника. Сначала Виктору показалось, что это был кто-то из соседей, а потом сообразил — незнакомец в костюме не собирался никуда уходить, он пришел в дом к его жене.

— Держи, Сережа, я тебе подарок принес! — Дед Мороз протянул мальчишке коробку, больше похожую на переноску. Сережа заверещал от радости, ведь внутри переноски сидел настоящий щенок.

— Мамочка! Дед Мороз мне настоящего щенка подарил!

Сережа схватил в руку переноску и влетел в квартиру, позабыв и об отце, и о том, что у него есть для него подарок. Виктор с сожалением смотрел вслед сыну, а потом увидел взгляд своей бывшей жены. Таким взглядом она когда-то смотрела на него, а теперь он был устремлен на этого чертового Деда Мороза, так не вовремя появившегося на пороге их дома.

— Славик, проходи! Сними уже наконец свою бороду, все равно Сережка не верит в Деда Мороза.

Надежда сказала это и радостно рассмеялась. Виктор, не мигая, наблюдал за тем, как сказочный герой на его глазах превращается в обычного мужчину, и этот мужчина пришел в дом к его семье не просто так. Это был тот, кого ждала Надежда. Человек, заменивший Виктора.

Из квартиры слышались счастливые голоса, громче всех кричал радостный Сережа, получивший своего долгожданного щенка. Сколько раз он просил отца о том, чтобы он разрешил ему держать в доме собаку, но Виктор все время отказывал, объясняя это дополнительными заботами, тратами, проблемами. А этот Славик просто взял и притащил в дом собаку. И ведь все счастливы! И никому нет дела до того, что он вернулся, оставив Диану и снова дав шанс Надежде на воссоединение. Этот шанс был ей не нужен, в этом доме он не был нужен никому. У его семьи была уже совсем другая жизнь: собака, дядя Слава, влюбленная и довольная мать. Даже Новый Год еще не наступил, а все уже были счастливы. Без него.

— Витя, уходи, — Надежда обернулась к бывшему мужу и посмотрела на него умоляюще, — ничего уже не вернуть.

— Чуда не будет? — спросил Виктор, до последнего тая́ внутри себя надежду и пытаясь во взгляде бывшей жены увидеть шанс на то, что она еще может передумать.

— Чудо уже случилось, — с улыбкой ответила жена, — только в нашей жизни, в которой нет места для тебя.

Дверь закрылась перед его носом, и Виктор остался стоять на лестничной площадке со своим чемоданом и несбывшимися надеждами.

Автор: Юлия Белкина

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:68 | 0,365sec