Да что не так, мама?

— Ты и мне хочешь такой же co6aчьей жизни, как у тебя? Я, по-твоему, элементарного счастья не заслуживаю? Все npo6лемы с мужчинами у меня из-за тебя, из-за твоего воспитания! Что ты мне хорошего сделала? Кормила, одевала, обувала? Так это твоя обязанность, ты — моя мать. А для моего счастливого будущего ты что-нибудь сделала?
Лидия Андреевна вытерла слёзы и посмотрела в окно

 

Наверное, Регина, её подруга, права: с дочерью им нужно разъезжаться как можно скорее. У пожилой женщины уже не было сил терпеть нападки Ксюши. Та в любых своих неудачах обвиняла мать.

Лидия Андреевна часто анализировала свою жизнь, пытаясь понять, на каком моменте она упустила дочь. Жизнь женщины всегда крутилась вокруг любимой Ксюши. Чтобы ребёнок не рос в атмосфере вечной ругани, Лидия Андреевна развелась с мужем. Константин через год после рождения дочери сильно запил, хотя раньше за ним этой вредной привычки никогда не наблюдалось.

Пил много и часто, с похмелья бил жену, если та отказывалась давать ему деньги. За всем этим наблюдала маленькая Ксюша. Устав терпеть регулярные побои и оскорбления, Лидия Андреевна подала на развод. Из своей квартиры Константина пришлось выселять с милицией: он ни в какую не хотел возвращаться по месту прописки, к матери.

Там жил его старший брат, мужчина суровый, сильный, категорически не приемлющий пьянство.

С Константина взять было нечего, поэтому Лидия Андреевна даже на алименты не подавала, квартиру заперла и, собрав дочку, уехала в деревню к родителям. Константин желания общаться с Ксенией никогда не выказывал, после развода он словно забыл, что у него есть ребёнок.

Жизнь в деревне Лидии Андреевне нравилась: тихо, спокойно, а главное, безопасно. Когда умер отец, женщина завела небольшое хозяйство, купила поросят, кур и тёлочку, поэтому жили хорошо, ни в чём не нуждались.

Лидия Андреевна всегда старалась побольше заработать: с семи лет Ксюша стала посещать танцевальный кружок, на костюмы Лидия Андреевна тратила большие деньги. Ксюша, стараясь радовать маму, выкладывалась по полной и часто занимала призовые места. До недавнего времени женщина думала, что смогла исполнить свой материнский долг и вырастить из дочери достойного человека.

Чтобы дать дочери образование, квартиру в городе пришлось продать, на оставшиеся деньги Лидия Андреевна купила комнату в общежитии на всякий случай. Теперь во время скандала всё чаще стала всплывать эта тема. Ругаться Ксюша с матерью всегда начинала после ссор с мужчиной. Ей уже подкатывало к тридцати, а замуж почему-то никто не звал.

Для Ксюши эта тема была особенно болезненной, одно время она даже ходила к психологу, чтобы настроить саму себя на позитив. Специалист ей посоветовал отпустить ситуацию. Психолог — мужчина, кстати, — объяснил, что Ксения как хищник: моментально вцепляется в жертву и ни в какую не хочет её отпускать.

Мужчин такой подход очень пугает.

— Понимаете, Ксения, если вы на первом свидании уже заводите разговор о свадьбе и придумываете имена вашим совместным с мужчиной детям, то не надейтесь на то, что вторая встреча состоится. Ваш избранник после первого свидания сделает всё, чтобы никогда больше с вами не встречаться.

— А что такого, если я вслух проговариваю понравившемуся мужчине свои мечты? Разве плохо, что я хочу семью, детей, а не развлечений, пьянок и гулянок?

— Безусловно, в этом ничего плохого нет, просто вы торопитесь. Дайте мужчине к вам привыкнуть, позвольте ему о себе заботиться и не торопите события.
Вот и сейчас Ксюша вернулась с неудачного свидания и ни с того ни с сего наорала на мать, когда та задала ей вполне безобидный вопрос:

— Привет, доченька. Устала?

— Устала! Ты даже не представляешь себе, как я от тебя устала! Я домой возвращаться не хочу, зная, что ты с порога начнёшь задавать такие вопросы. Естественно, я устала: я сегодня шесть уроков провела. Ты хоть раз пыталась угомонить двадцать бешеных подростков?

 

— Ксюша, ты чего на меня кричишь? Я просто поинтересовалась твоим самочувствием. Если тебя раздражают такие вопросы, то извини, больше я ничего спрашивать не буду. Только не ругайся, пожалуйста.

— Снова мнимая забота… Лучше бы ты в своё время меня научила, как правильно с мужчинами обращаться! Хотя о чём это я? Ты и сама не умеешь, отец ведь с тобой только четыре года продержался.

— Ксюша, не хами! Ты прекрасно знаешь причину нашего развода. Твой отец беспробудно пил, и если бы я тогда не ушла, то, поверь мне, детства у тебя бы не было.

— Откуда тебе знать, какое у меня было бы детство! Благодаря тебе я безотцовщиной росла, хорошо, что хоть в школе не дразнили. Всё, отстань от меня, не хочу я сейчас ни с кем разговаривать.

Скандалы в их небольшой семье вспыхивали практически каждый день, Ксюша всегда была чем-то недовольна.

Лидия Андреевна, выйдя на пенсию, продолжила заниматься хозяйством.

Женщина выращивала огород, делала закатки и даже хлеб пекла сама. Поросят сдавала на убой. Молоко, сметану, масло с удовольствием разбирали соседи — продукты были действительно качественными, вкусными и недорогими. Ксюша уже шесть лет работала в городе в престижной гимназии, зарплата у неё была хорошая, но матери она денег не давала.

Первое время Лидия Андреевна часто заводила при дочке разговор, что хочет отдохнуть, так как уход за домашним скотом зимой и летом отнимает очень много сил:

— Я вот что думаю, Ксюша. Сдадим, наверное, всё хозяйство разом на убой, деньги получим неплохие, на них первое время и будем жить. Я пенсию получаю, ты — зарплату, разве нам не хватит?

Ксения сразу расставляла границы:

— Ты, мама, на мою зарплату не рассчитывай, свои деньги я на себя буду тратить. Я — учитель в гимназии, должна всегда хорошо выглядеть. Это ведь не сельская школа, туда в одном костюме годами ходить нельзя. Волосы, ресницы, ногти — всё это должно быть в порядке. Процедуры по уходу за собой очень дорого стоят, поэтому, мам, извини, но в семейный бюджет я вкладываться не буду.
Лидия Андреевна погоревала и смирилась. Нет так нет. Ничего страшного, она справится сама, благо пока есть силы и здоровье.

Дочь через три года, как устроилась в гимназию, взяла в кредит машину. Ксения покупку аргументировала так:

— Ездить на общественном транспорте в город два, а то и три раза в день слишком тяжело. Ладно, если весной и ранней осенью, а зимой, в метель стоять по сорок минут на остановке и ждать автобус? У меня столько здоровья нет. Не смотри так на меня, мама, сейчас автомобиль не роскошь, а средство передвижения. У каждого учителя в гимназии оно есть, некоторые живут в двух остановках от работы и всё равно на уроки приезжают на машине.

Больше Лидия Андреевна с вопросами о деньгах к дочери не приставала, их двоих кормила своими силами.

Два месяца назад Ксения разорвала отношения с мужчиной, который встречался с ней полгода. Вернее, это он её бросил. По возвращении домой скандал Ксения закатила матери:

— Меня снова бросили! Опять! А знаешь, почему? Потому что я из деревни! Валентин мне сказал, что теперь, когда меня видит, у него сразу же перед глазами возникает картинка: дом-завалюшка с грязным двором и кучей навоза у калитки.

 

— Ксюш, ты с ним полгода встречалась и он не знал, что ты в деревне живёшь?

— Представь себе, не знал! Я как чувствовала, сразу не сказала, пугать не хотела. Он думал, что я городская! Когда услышал про тебя и наш деревенский дом, очень удивился, сказал, что никогда бы не подумал, что такая ухоженная, красивая женщина вечера проводит за выпасом коров!

— И слава богу, дочка, что он сам от тебя отвалился. Мне кажется, что Валентин твой — недалёкого ума человек. В деревне нашей условия ничуть не хуже, чем в городе. У нас в доме и туалет, и ванная. Да и тебе вообще не приходится даже подходить к коровам, за ними я сама ухаживаю. И разве от меня пахнет навозом? Ищи, дочка, мужчину умного, к труду приученного. Такой никогда не попрекнёт тебя твоим происхождением.

— Прекрати меня учить жизни! Кому нужны твои бесполезные рассуждения о тебе и этом деревенском доме? Я никогда не выйду замуж, мне нужно срочно перебираться в город!

— Что же, дочка… Раз решила, то перебирайся, а я здесь уж как-нибудь сама справлюсь.
— Куда я должна перебраться? Ты, не спросив моего мнения, квартиру с молотка спустила! Где я теперь жить должна? В машине?

— Ксюш, у тебя приличная зарплата, сними себе квартиру, возможность ведь есть.

— И всю жизнь скитаться по углам, не имея собственного? Это ты мне предлагаешь?

— Почему? Вон дочка Регины квартиру в кредит взяла, забыла я, как эта банковская услуга называется…

— Ввязываться в ипотеку, пятнадцать, а то и двадцать лет сидеть на хлебе и воде, чтобы приобрести своё жильё? Нет уж, я на это не согласна! Давай сделаем так: ты продаёшь этот дом вместе с мебелью, хозяйством, банками-склянками, а деньги отдаёшь мне. Я покупаю квартиру. Думаю, вырученной суммы хватит на двухкомнатную, а ты уезжаешь жить в общежитие.
Отличный вариант, тебе не придётся корячиться больше в огороде, пенсии вполне на житьё-бытьё тебе одной хватит. Как тебе моё предложение?

Поначалу Лидии Андреевне показалось, что она ослышалась. Женщина даже переспросила:

— Ты предлагаешь дом продать? Этот, мой?

Ксения начала раздражаться:

— Не прикидывайся глухой! Да что не так, мама? Домик продай, где живем, деньги мне отдай и уезжай в общежитие! Пенсии тебе хватит, чтобы прожить, — дочь нервничала.

— Хотя нет, лучше сделаем так: ты просто этот дом переписываешь на меня и спокойно уезжаешь в свою комнату, а я сама недвижимостью распоряжусь. Может быть, мне удастся выгодно обменяться. Наверное, в городе есть люди, мечтающие переехать в деревню.

Лидия Андреевна едва сдержалась, чтобы не расплакаться.

Дочери она ничего не ответила, молча ушла в свою комнату. В тот же вечер Лидия Андреевна отправилась к своей подруге, Регине, чтобы посоветоваться. Выслушав рассказ, подруга покачала головой:

— Да, Лида, я не знаю, что тебе в такой ситуации посоветовать. То, что вам с Ксюшей нужно разъезжаться как можно скорее, — это однозначно. Она тебя в гроб загонит своими придирками. Не соглашайся на её условия ни в коем случае, ты, Лида, уже пенсионерка, а она женщина молодая, у неё есть возможность заработать на собственное жильё, а у тебя уже её нет.
Я в своё время жила в общежитии, с соседями алкоголиками, ты даже не представляешь, какой это ад. Откуда ты знаешь, кто будет жить рядом с тобой через стенку?

 

Лидия Андреевна над словами подруги задумалась: действительно, жить в общежитии с душем и туалетом в коридоре будет очень сложно, да и страшно. Дом продавать тоже не хочется, он родительский. Как же поступить, чтобы не остаться в проигрыше и не обидеть дочь?

Лидия Андреевна решила: она продаст комнату в общежитии, всё хозяйство и даже золото, доставшееся в наследство от бабушки.

Сумма, должна выйти приличная, деньги она отдаст Ксении, а та пусть распоряжается ими, как хочет.

Выход из сложной ситуации был найден, Лидия Андреевна даже повеселела. Она завела тесто на любимые дочкины блинчики, хотела за чаем сообщить Ксении, что проблема решена.

Приехала дочь не одна: с заднего пассажирского сиденья вылез высокий мужчина в очках, с портфелем. Ксения завела его в дом и представила матери:

— Знакомься, мама, это Алексей Алексеевич, риелтор. Он будет помогать мне с продажей дома. Кстати, у агентства есть свой нотариус, поэтому с оформлением документов тоже проблем не возникнет. Алексей Алексеевич, мы можем уже завтра приехать к вам и дарственную подписать?
Всегда спокойная Лидия Андреевна вдруг разозлилась. Дочь и риелтор, увидев в её руках скалку, поспешили покинуть дом.

— А ну-ка, пошли вон отсюда, оба! Дом мой без моего ведома продавать кто тебе разрешил?

Испуганная Ксения, стоя за калиткой, старалась договориться с матерью:

— Мы же с тобой обсуждали это ещё несколько дней назад! Ты ведь сразу не отказалась!

— А теперь отказалась!
Лидия Андреевна зашла в дом, сняла с вешалки ключи от комнаты, вышла на порог и кинула их Ксении.

— Вот твоё жильё, с ним ты можешь делать всё, что хочешь.

Через два дня Ксения собрала свои вещи и уехала. Напоследок она пожелала матери состариться в гордом одиночестве. Лидия Андреевна, к собственному удивлению, на эти слова не обиделась. Уж лучше одинокая старость, чем вечные придирки неблагодарной дочери.

Анна Медь

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.96MB | MySQL:68 | 0,387sec