Борзая. Необъяснимое

Я выхожу из лифта и иду к дверям своего офиса. Он занимает весь шестой этаж этого здания в самом центре города. Уже берусь за ручку двери и слышу, как за дверью кто-то отвечает по телефону:

-Всё, прости, в обед позвоню! Борзая уже должна явиться! Целую!
Да, я знаю, что за глаза меня называют Борзой. Несколько лет назад я очень смело себя повела и, можно сказать, на своей борзости выиграла дорогущий тендер, обойдя «больших дядей» на конкурсе. С того времени моя фирма только процветает. Потом были ещё тендеры, которые я, благодаря своей настойчивости и умению апеллировать цифрами и фактами, выигрывала. Но вот эта вот «Борзая» теперь и мой имидж, и моя визитка среди конкурентов.
Я открываю дверь и следую мимо сотрудников в свой кабинет, отвечая приветствием на их:

-Доброе утро, Маргарита Валерьевна!

 

Зайдя в кабинет, первым делом достаю из кармашка сумки свои таблетки и наливаю в стакан воды из графина. Опять ужасно болит голова, просто-таки раскалывается на две части.

Стук в дверь.

-Да.

-Маргарита Валерьевна, вам чай или кофе принести?

-Нет, спасибо, Марина, ничего не надо. Во сколько у меня встреча с заказчиками?

Моя секретарша Марина заглядывает в свой блокнотик и отвечает:

-Они буду ровно через час.

Потом видит, как я тру пальцами виски и продолжает:

-Маргарита Валерьевна, опять голова? Надо вам всё же обратиться к врачу! Уже год, а то и больше, как вы мучаетесь этими постоянными болями и глотаете горстями обезболивающие! Так и желудок посадить можно! Надо, надо обследоваться! И в отпуск, чтобы хорошенько отдохнуть на берегу моря, подышать морским воздухом!..Отвлечься от всего этого!

-Спасибо, Мариночка, как-нибудь обязательно! Вот выиграем ещё один тендер и правда возьму отпуск. Съезжу в свой родной Севастополь на могилу отца. Ну и к врачу обязательно. Иди, работай и папку с документами мне на стол побыстрее!

Секретарша вздыхает, кивает, качает головой и закрывает за собой дверь. Я подхожу к окну и смотрю на красно-жёлтую листву деревьев. Осень в самом разгаре. Тёплая, но дождливая. Почти каждую ночь ливни заливают город, а утром снова яркое солнце радует жителей.

Боль потихоньку начинает отступать. Я почему-то вдруг вспомнила отца. Он тоже последние годы своей жизни страдал головными болями. И ушёл из жизни очень рано, ему не было ещё и пятидесяти, когда он отправился на небеса. Не жаловал врачей, не ходил по поликлиникам…Я любила его и для меня это был сильнейший удар. Для меня, но не для моей матери. По тому, как быстро она снова вышла замуж, у меня возникла мысль, что со своим новым мужем она наставляла рога ещё при жизни моему отцу. Да и Бог ей судья. Где она теперь, я точно и не знаю. Мы с ней не переписываемся и не созваниваемся. Вроде по работе своего супруга она уезжала в Испанию или Италию. Мне всё равно. Я её не простила. И не прощу. Потому что предательство, в какую красивую бы бумажку оно не было завёрнуто, всё одно остаётся предательством. И она это знает.
—————————

Сажусь в машину на заднее сиденье. Мой водитель Стас смотрит на меня в зеркало над собой:

-Добрый вечер, Маргарита Валерьевна, что-то вы сегодня опять неважно выглядите! Снова болит голова? А зачем вы так допоздна на работе? Всем надо отдыхать и высыпаться…

-Стас, спасибо за совет. Но давай, ты будешь заниматься своим непосредственным делом.

Он вздыхает и заводит машину. До моего особняка за городом почти час пути. Фары освещают пустынную дорогу с белыми столбиками по обочине, крупные капли дождя начинают стучать по окнам, дворники автоматически срабатывают и ускоряют свои движения по мере усиления дождя. Под тихую медленную музыку в салоне и монотонный скрип дворников мои веки начинают слипаться. Я готова заснуть хотя бы на этот час, что мне предстоит провести в дороге.

Резкое торможение и я ударяюсь головой о спинку переднего сидения.
-Стас, твою ж…
-Простите, Маргарита Валерьевна! Собака! Чуть не сбил! Уф!
-Собака? Где?
Мой шофёр указывает пальцем на стоящую в свете фар грязную худую собаку. Я открываю дверь и выхожу из машины.
-Куда вы, Маргарита Валерьевна, промокните же до нитки!

 

Это действительно собака. Длинная, скорее всего белая, когда бы не была сейчас такая серая от грязи, шерсть. Лапы её трусятся, тело дрожит, по мохнатой морде стекают струйки воды. Она жалостливо смотрит на меня своими чёрными глазами. Потом вдруг присаживается на лапы и почти в ту же секунду заваливается на бок, в огромную лужу, грудная клетка вздымается, хриплый вздох вырывается из открытой пасти с красным языком.

-Маргарита Валерьевна, идите в машину, я отнесу её на обочину и мы поедем дальше.

-Нет!

-Что?

Он прекрасно знает, что означает моё твёрдое «нет», но однако ещё способен ему удивляться.

-Что непонятного, Стас? Иди, найди, что постелить назад и положи её в машину. Мы же не можем оставить её здесь умирать! Что если ты всё же задел её бампером и она тут из-за нас копыта… лапы откинет!?

-Но, Маргарита Валерьевна! Машина только из мойки, салон почищен…Да и я в хорошем костюме!

-Стас! На химчистку салона ты не свои тратил, а на костюм, обещаю, выделю потом тебе средства! Неси собаку в машину, я сказала! Я сяду спереди.

Шофёр недовольно бурчит себе под нос, под проливным дождём идёт к багажнику и достаёт оттуда мой плед.

-Вот. Только это…

По его взгляду понимаю, что ему чисто по-человечески жалко плед, но не животинку на мокрой дороге, которая трясётся от холода, лёжа в грязной луже.

Я киваю головой.

До самого моего дома собака лежала недвижима, лишь иногда хрипела и тяжело выдыхала, вздрагивая всем тельцем.

Домработница Таня открыла дверь, когда услышала звук подъезжающей машины. Когда вслед за мной в холл зашёл Стас с собакой на моём любимом пледе, глаза её округлились:

-Маргарита Валерьевна, это что, кто?

Тру пальцами виски и отвечаю:

-Татьяна, без лишних вопросов. Найди телефон ближайшего ветеринара, который может приехать прямо сейчас, а я пока наверх, переоденусь и выпью таблетку. Голова опять… Стас! А ты отнеси собаку к камину, ей надо согреться и обсохнуть.

Таня пытается меня вразумить:

-Маргарита Валерьевна, так ведь ночь уже на дворе. Кто поедет… И в такую погоду ещё.

-Заплатим вдвое, скажи!

Поднимаясь по лестнице на второй этаж, замечаю, как Стас и Таня удивлённо переглядываются, только что у виска пальцем не крутят. Хотя, может, и покрутят, когда я скроюсь из виду.

Приняла таблетку, прилегла на кровать в ожидании, когда таблетка начнёт действовать и не заметила, как задремала.

Стук в дверь:

-Маргарита Валерьевна! Можно?

-Заходи, Таня, что там?

-Ветеринар уже уехал, оставил счёт на оплату…

-Ну и? Что он сказал?

Таня переступила порог моей спальни, сложила пальцы рук в замок и ответила:

-Старая, говорит, очень, собака. Уверен, что её просто выбросили помирать. Хотя, сказал, что она породистая вроде…борзая.
-Борзая?
Я усмехнулась и почувствовала сильную боль в висках. Почему таблетки перестали помогать?
-Что-нибудь ещё говорил?
-Говорил. Что долго не протянет она, простыла, хрипит. Он ей укол сделал, но гарантий никаких не дал. Так и сказал, что не гарантирует, что ей станет лучше и она будет жить.
-Ясно! Как она сейчас?
-Спит.
-Давай и мы уже спать ложиться.
Я бросаю взгляд на часы на прикроватной тумбочке. Спать мне осталось каких-то четыре часа. Да и как уснуть при такой-то головной боли!

-Спокойной ночи, Маргарита Валерьевна!

Татьяна выходит и закрывает за собой дверь. Кое-как мне удаётся заснуть. Кажется всего на минуту и вот уже будильник трезвонит во всё своё шумное «горло».

Прохожу мимо лежащей у камина собаки. Тело её вздрагивает во сне, дёргается, лапы подогнуты, но точно бы бегут куда-то, двигаясь машинально.

Отдаю Татьяне распоряжения на день, прошу позвонить, чтобы сказать, когда в поведении собаки что-то поменяется и выхожу во двор, где меня уже ждёт моя машина и Стас.

 

Я смотрю через стекло автомобиля на пробегающие деревья в красной листве. Красивая в этом году осень, очень. Я родилась осенью. Через несколько дней мне должно стукнуть сорок. Но за моими плечами только работа, бизнес и… тендеры… Ни семьи, ни детей, ни друзей…Никому ненужная, как та собака, что сейчас лежит у моего камина. Борзая…Хм.

——————————-

В обед позвонила Татьяна и сказала, шмыгая носом, что собака больше не дышит, не трясётся и не перебирает лапами во сне. Они с садовником спрашивают, где её закопать или позвонить в клинику ветеринарную, где тела питомцев утилизируют. Слово-то какое — «утилизируют». Была жизнь и нет её, а тело в утиль. Страшно. Меня передёргивает от одной мысли, что когда-то и я закончу свою жизнь, как эта борзая.
-Пусть садовник найдёт ей место на нашем участке и ути…Похоронит её по-человечески…по-собачьи.

Кладу мобильник на стол и подхожу к окну. Как же прекрасен шумный современный город золотой осенью с высоты шестого этажа!

Вдруг головная боль становится невыносимой, я вскрикиваю и пытаюсь ухватиться за подоконник, чтобы не упасть. Но в глазах резко темнеет. Я хочу, пытаюсь разлепить веки, мне не нравится эта полная темнота…и тишина…гробовая тишина.

—————————————

Знаю, что глаза мои открыты. Но вокруг только темнота. Точно слепой котёнок, шарю руками в темноте, натыкаюсь на какие-то препятствия, двигаюсь, держась и стукая ладонями за невидимую стену. В ушах стоит какой-то звон. Потом шёпот доносится до моих ушей, потом гомерический смех, следом какое-то рычание. Мне жутко! Я хочу скорее покинуть это место. Только те, кто издаёт все эти звуки, по-видимому этого не хотят! Кто-то невидимый и холодный начинает толкать меня, хватать за руку и что-то невнятное шепчет мне на ухо! Кричать! Громче! Пытаюсь! Ни звука от себя не слышу! Я комок нервов, боль…Стоп! Мне страшно, да, но! Голова не болит! Совсем нет боли! Но я уже привыкла жить с этой болью, куда она вдруг подевалась?
Лай! Откуда-то издалека до меня донёсся весёлый собачий лай! Словно кто-то играет с собакой! Откуда этот звук, лай откуда? Слева? Нет! Справа? Сзади, спереди? Оглядываюсь в кромешной темноте. Я мысленно отгоняю от себя все другие звуки и настраиваюсь на игривый лай где-то там! Слева! Всё же слева!

Кто-то с холодной хваткой ещё пытается меня остановить, удержать, но среди всего этого ужаса и кошмара у меня теперь появилась цель. Я бегу на лай, мне кажется, что я бегу, но я не чувствую своих ног и не слышу шагов от них.

Лай становится громче и радостнее! Что-то сверкнуло впереди и пропало. Но меня уже не остановить! Я зафиксировала место вспышки света! Быстрее, кто-то сзади злится, ругается, рычит. А я бегу, я бегу, я…

—————————-

Выбегаю на яркую, освещённую тёплым солнцем поляну. Жмурюсь, хотя глазам моим не больно!

Высокая худая собака с длинной, кучерявой, белой, как снег, шерстью кружит вокруг моих ног! Так у меня есть ноги! И я есть, существую! Оглядываюсь, чтобы посмотреть на темноту, которая меня чуть не поглотила, если бы не…Собака и её призывный лай! Но сзади только бескрайнее зелёное поле! Глажу собаку по красивой узкой мордочке.

Это же…Та самая собака…

Она вдруг резко срывается на чей-то крик. Я поднимаю глаза и всматриваюсь вдаль. Как же тут светло…и красиво…всё так…необычно. Что это за место? И кто тот человек, к которому убежала собака? Солнце мешает мне рассмотреть его лицо, пока он не подошёл ближе ко мне…
-Папа???
Он приблизился и заключил меня в свои объятия. Как же…Как хорошо…Блаженство…Я не нахожу других слов. Мой любимый папка! Как же я по нему скучала! Какой замечательный день! Голова больше не болит, ничего не болит и папа…Я такая счастливая!
Собака накручивает вокруг нас круги, радостно скуля и подпрыгивая.

Мы идём в обнимку с отцом куда-то вперёд, навстречу яркому солнцу, белая резвая собака семенит длинными лапами впереди нас.

-Папа, я так соскучилась…Мне столько тебе надо рассказать…Ты…Ты во многом был прав…

-Успеешь, дочка, успеешь! У нас с тобой теперь много времени! Жаль конечно, что не семьи, ни детей ты там не оставила после себя…

 

-Жаль, да…Только подчинённые возможно и вспомнят меня, как…

-Как самую Борзую женщину в мужском нелёгком бизнесе!

-Вот да!

Мы одновременно засмеялись. Я жмусь к его плечу щекой, вдыхаю его запах мужской надёжности, человеческой мудрости и ощущаю его безграничную, всепоглощающую любовь ко мне!

Белая борзая то удаляется по яркому зелёному полю, то снова приближается к нам, радостно кружась и весело погавкивая у наших ног, как если бы мы долгое время были для неё добрыми хозяевами.

-А ведь, дочка, это именно она помогла тебе не пропасть там…в темноте. Я бы один мог и не справиться.
Теперь уже я с каким-то особым чувством благодарности смотрю в преданные чёрные пуговки-глаза белой борзой.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9MB | MySQL:68 | 0,777sec