Букет из одуванчиков

Баба Шура жила в шестиквартирном доме, примыкающему к большому парку. Во дворе, в те 60-е годы, у всех были сараи, потому что дом отапливали печками. В сараях почти все жители кроме дров умудрялись построить курятники, где держали кур.

Куры летом гуляли по краю парка, на большой поляне, сидели во дворе на ветках старой сирени, словно птицы. Рядом стояли скамейки, где бабушки по вечерам выходили посидеть. Старушки, наговорившись, шли закрывать своих кур. Поразительно было, что курочки никогда не путали свои курятники, все шли к своему сараю, за своей хозяйкой.

 

Баба Шура чуждалась общества соседок. Она жила без мужа, дочь её Ира была уже старой девой. В те годы рано девушки выходили замуж, а Ирине было двадцать восемь лет.

То ли не желая обсуждать личную жизнь дочери, то ли не желая слушать разного рода слухи и чужие новости, баба Шура выходила посидеть к своему сараю. Она, сидя на низкой скамеечке, кормила с рук своих кур, которые норовили забраться к ней на колени.

Детей баба Шура не любила. Она шикала на них, если те приближались к её сараю, пугая кур. Лишь однажды баба Шура сдалась. Маленькая Алёнка, проходя мимо Шуры, залюбовалась курочками, потом развернулась и куда-то убежала, а через пять минут принесла им мягкой зелёной травки.

— Нате, нате, милые, — говорила ласковым голосом девочка и бросала траву курам, которые покинув хозяйку, побежали клевать угощение девочки.

— Из парка такой травы принесла? – сухо спросила баба Шура девочку.

Та кивнула, и отдав порцию травы курам, снова побежала на полянку. Она снова принесла курам зелени и теперь уже присела на корточки и стала из рук кормить кур.

Сердце бабы Шуры растаяло, когда девочка вынула со дна своего маленького ведёрка три одуванчика. Она протянула их старушке со словами:

— А это вам!

Баба Шура взяла букет и кивнула:

— Спасибо тебе. Мне давно никто не дарил цветов. Даже таких… Надо же. Умная какая ты… Сколько тебе лет?

— Четыре. Скоро в школу пойду, – простодушно ответила Алёнка.

— Понятно, — ответила Шура. – Ты третья в семье Ивановых будешь? Ещё ведь у тебя две сестрёнки есть?

Алёнка кивнула.

 

На следующий вечер девочка уже ждала бабу Шуру с полным ведёрком травы. Она снова присела к курочкам, и скормив им угощение, подошла и села вплотную к бабе Шуре на скамеечку, тихо сказав:

— Подвинься. Какие хорошие курочки! Я их полюбила. И тебя тоже.

На глазах у бабы Шуры появились слёзы. Она перевела дыхание и ничего не ответила малышке. Когда девочка, насмотревшись на кур, встала, то баба Шура положила ей в ведёрко три яичка.

— Неси домой. Вам с сестрёнками на завтрак… От курочек – подарок.

— А мама ругать меня не будет за чужое? – осторожно спросила девочка.

— Какое же это чужое? Мы с тобой уже друзья, свои, значит. И куры тоже тебя любят… Вон как смотрят. За траву благодарят.

Баба Шура закрыла кур в сарай, и они вышли с Алёнкой из куриного загончика.

Теперь Алёнка приносила из дома остатки хлеба, недоеденные макароны для кур, а также скорлупу от яиц. Баба Шура мелко крошила скорлупки и куры клевали их.

Девочка всё лето наблюдала и ухаживала за курами. Она сдружилась с бабой Шурой. Женщина так и ждала свою маленькую соседку, чтобы посидеть рядышком на скамеечке и поговорить.

Баба Шура дома рассказывала дочери Ирине о малышке, смеялась. Дочери даже показалось, что мать изменилась: стала разговорчивее и добрее.

Вскоре Ира познакомилась с парнем и стала с ним встречаться. Баба Шура даже в храм ходила, за дочкино счастье и здравие свечи ставила. То ли Господь услышал молитвы Шуры, то ли Ире просто повезло, но девушка к осени вышла замуж. Она переехала к мужу. Молодые были счастливы, и родители радовались за детей, наконец устроивших свою семейную жизнь.

Когда Ира забеременела, то радости Шуры не было предела.

— Ирочка, я даже радоваться боюсь. Не могу и выразить, как жду малышку, — со слезами и крестясь, говорила Шура.

Когда Ира родила дочку, Шура поделилась новостью с Алёнкой.

Девочка обрадовалась. Она, глядя на курочек, спросила, словно взрослая:

— Как зовут вашу девочку?

— Алёнкой. Как и тебя! – ответила ей баба Шура. – Представляешь? Не было у меня сначала девочки, а потом появилась ты. А теперь ещё и внучка родилась, и тоже Алёнка.

— Здорово! – засмеялась Алёнка, — как же курочки будут рады! Мы им вместе много травы рвать будем! Была у них одна Алёнка, а будет две!

 

Так и вышло, как сказала девочка. Росли они в одном дворе рядом с бабой Шурой. Несмотря на разницу в возрасте более пяти лет, девочки были словно родные сёстры. Старшая Алёнка помогала нянчить младшую, а когда малышка подросла, они играли вместе, кормили кур травой и помогали бабе Шуре собирать из гнезд яйца.

— Как приманила к себе Шура девчонку. И своя теперь подрастает. Подружки – не разлей вода. Даром, что обе Алёнки. Бывает же! – удивлялись бабушки соседки, глядя, как играют около куриного сарая две девочки.

А баба Шура всегда рядом с ними. Появление внучки сделало её ещё счастливее. Теперь не о чём волноваться. Только бы и дети, и взрослые были дружны и здоровы… Чем больше Алёнок, тем лучше.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,336sec