Что люди скажут…

-Здравствуйте! До Осиновки довезете?

В окно таксовавшего Григория заглядывала раскрасневшаяся от мороза девушка.

Её глаза весело и смело смотрели на водителя, от тёплого дыхания на морозе, на выбившихся из под шапки прядях волос девушки, осел иней. Она была настолько похожа на на девушку из сказки «Морозко», что Гриша невольно улыбнулся:

-Вас, случайно не Настенька зовут?

Девушка рассмеялась:

-Почти угадали! Меня зовут Антонина.

-А меня Григорий! Садитесь, конечно, подвезу.

 

Ехать до Осиновки было минут сорок, и они с девушкой разговаривали всю дорогу обо всем… Она показалась парню совсем молоденькой и жизнерадостной.

Каково же было его удивление, когда навстречу ей из калитки дома, куда они подъехали, выскочили, вырвавшись из по всей видимости бабушкиных рук два мальчика-близнеца.

-Мама, мама приехала! — радостно бежали они ей навстречу. А она засмеялась, подхватила их и закружила вокруг себя.

— Вот говорят, что любви с первого взгляда не бывает, — думал после Григорий — А она точно есть!

Уж сколько дней прошло с той встречи, а Антонина не шла у парня из головы. Закрывал глаза и видел её волосы в инее, зелёные глаза, родинку над губой… Слышал её нежный голос и заразительный смех.

А однажды, уже весной, судьба вновь подарила молодым людям встречу.

-Здравствуйте! До Осиновки не подбросите? — Григорий вздрогнув, поднял глаза. Перед ним стояла Она. И всё так же улыбалась. А рядом с двух сторон, держась за руки, топтались два малыша, которые с интересом посматривали на дядю шофёра.

***

-Здравствуйте, Антонина! Садитесь.

Мальчишки радостно уселись на заднее сиденье, а девушка села рядом с водителем.

-Ваши? Чудесные мальчишки! — похвалил детей Григорий.

Девушка улыбнулась: — Да, хорошие! Только очень шкодные! Возила их в поликлинику бумажки из носов доставать. Они, видите ли поспорили, кто глубже затолкает!

-Круто! И кто выиграл? — поинтересовался Григорий.

Антонина рассмеялась: — Дружба победила!

-А я не плакал! — вдруг похвастался один из малышей.

-И я тоже не плакал! — тут же добавил второй.

-А папа ваш где? — осторожно спросил Григорий.

Лицо пассажирки помрачнело, она отвернулась к окну, чтобы спрятать навернувшиеся на глаза слезы.

-А нет у нас больше папы. Погиб больше года назад в аварии.

-Извините!

-Ничего, уже не так больно.

 

После этой встречи Григорий понял, что он просто жить не может без этой девушки. Его словно магнитом тянуло к ней.

Мужчина стал приезжать к Антонине. Он чувствовал, что жизнь без неё не имеет смысла. Дети Антонины тоже тянулись к Григорию, и радостно бежали к нему навстречу, обгоняя друг-друга.

***

-Тоня я люблю и тебя, и детей, давай поженимся! — однажды признался Григорий.

-Ты правда этого хочешь? Ты не передумаешь? — спросила Антонина.

— Ну, конечно нет! Сегодня же вечером скажу родителям, чтобы к свадьбе готовились! — твёрдо пообещал Григорий.

-Я тебя люблю! — тихо сказала Антонина и прижалась к избраннику.

Сердце Григория захлестнула волна нежности к этой девушке.

-Её волосы пахнут малиной и солнцем! — подумал он.

Они расставались вечером у калитки. Им казалось, что ненадолго, а оказалось — навсегда.

Григорий торопился домой, чтобы сообщить отцу и матери о своём решении. Но деревенская молва, кажется, неслась впереди него.

-Мама, папа, я женюсь! — заявил он прямо с порога, полный радостных чувств.

Отец обрадовался: — Слава Богу! Глядишь, и внуков доведётся понянчить.

-Угу, угу! — как-то издевательски закивала мать, Лидия Романовна — Ты лучше спроси у своего сыночка на ком он жениться собрался!

Оба: и отец, и сын, открыв рты уставились на мать.

-Чего смотрите! Весь посёлок уже гудит: «Гришка Летягин к Тоньке вдовой из Осиновки ходит»!

-Ой, делов-то! — с облегчением вздохнул отец — Она же больше года уже овдовела.

-Ну, конечно! Молодец! А то что у Тоньки уже двое детей, которые нашему дураку тут же на шею сядут? Да он с ней по миру пойдёт! Света же белого не взвидет, только пахать будет день и ночь… Мать рыдала, давилась слезами и продолжала кричать, никому не давая сказать ни слова.

-Не смей, Гришка на ней жениться! Вот тебе моё материнское слово! Слышишь? Тут же прокляну и тебя и её! А ещё и сплетни про твою Тоньку по всему району пущу такие, что её до старости никто замуж не возьмёт!

 

-Мама! Да ты что такое говоришь?! Что тебе Тоня сделала? — возмутился Григорий.

-Ты и правда, Лидка, язык-то свой змеиный попридержи! — вступился за девушку отец парня.

-А ты молчи, старый, когда тебя не спрашивают! Она у моего сына счастье крадет, а ты лезешь.

На этом месте Лидия Романовна схватилась за сердце и побледнев осела на пол.

-Ой, сердце, сердце — шептала она посиневшими губами.

Скорая помощь приехала быстро, женщину увезли в больницу. Через несколько дней, когда опасность жизни миновала, и мать перевели в общую палату, Григория пустили к ней.

-Ой, сыночка пришёл! — слабым, безжизненным голосом умирающей жертвы произнесла мать — Помираю, я видно. Недолго мне на этом свете осталось…

-Да, что ты, мама такое наговариваешь! Врач сказал, что всё будет хорошо. Что тебе только подлечиться нужно. Не нервничать…

— успокаивал мать Гриша.

-Ой, да врёт твой врач всё! Плохо мне, сынок, очень плохо! Дай мне руку.

Григорий послушно положил свою ладонь на руку матери. Которая и правда показалась ему какой-то безжизненной и холодной.

Мать быстро зашептала: -Ой, чувствую, помру я скоро, Гриша, а ты мне обещай, что на Тоньке не женишься!

Гришка в такой ситуации готов был пообещать матери броситься со скалы, лишь бы она жила…

-Хорошо, мама, обещаю! — сказал он, тяжело вздохнув.

-И присмотрись к Марии Прошиной, соседке нашей. А что: девка молодая, красивая, на бухгалтершу выучилась. Тебе, сынок, такая девушка нужна: умная, грамотная….

-Хорошо, хорошо, мама — покорно кивал головой Григорий, боясь беспокоить мать.

-Ну, ладно! Ступай уже домой! И помни своё обещание! — заметно повеселев, сказала Лидия Романовна.

Гришка все это время, пока мать в больнице лежала, ходил сам не свой. В Осиновку даже нос не показывал: боялся, что не выдержит, если Тоню увидит. А его как магнитом тянуло к той, с которой ему было хорошо и уютно. В минуты покоя он прикрывал глаза и вспоминал их встречи с Тоней, её ласковые прикосновения, нежный голос, полный любви взгляд, запах её волос.

Он одновременно и мечтал и боялся встречи с ней. Ну, что он ей мог сказать!?

-Извини, Тоня, мне мама не разрешает на тебе жениться? ! … Как она это воспримет…

***

 

А Лидия Романовна быстро шла на поправку, её жизни уже ничего не угрожало, и через две недели женщина уже была дома.

Она ловко научилась использовать свою болезнь в своих целях и манипулировала родными как могла.

-Ну, что, пора сватов к Порошиным засылать, вон она как на нашего Григория смотрит…

-Мама, да не хочу ни на ком жениться — попытался парень отмахнуться от женитьбы на нелюбимой женщине.

А Лидия Романовна сразу за сердце схватилась, на пол села: -Ой, что-то мне с сердцем плохо! Доведешь ты меня когда-нибудь, сын до могилы… .

Понятно, что актриса с Лидии Романовны никакая, но а вдруг, не притворяется, вдруг переживает др сердечных колик. Вот Гришка и соглашался с матерью во всём.

Женили в итоге Гришку на Марии. Только вот радости на его лице что-то не видать.

Деревенские между собой, глядя на парня перешептываются, обсуждают между собой: — Силой бедного парня силком! — качали головами деревенские кумушки.

А Лидия, как такое услышала, так тут же к сыну кинулась: -Ты что же это, Ирод делаешь! Что люди скажут! А ну смени выражение лица! Такое впечатление, что тебя на казнь ведут а не женят на молодой, красивой.

И тут же опять по привычке за сердце хватается… Ну, что делать, кое-как, через силу «нацепил» улыбку ради больной матери.

***

И началась у Григория с Марией семейная жизнь. Только парень на молодую жену даже смотреть не может, всё ту, другую вспоминает. И краше она ему кажется, и добрее, и умнее…

И не выдержал Григорий, снова потянулся к Тоне…

-Прости, меня, милая моя, любимая, не мог я иначе поступить…

Антонина выслушала его, головой покачала: -Ну, что же делать, Гриша, семья теперь у тебя… Не буду я разлучницей. Уходи, Гришенька, ты свой выбор сделал.

Ох и тяжко было на душе парню, пошёл домой с понурой головой. Молодую жену даже видеть не хочет. А тут ещё и мать возле калитки стоит, поджидает.

-Григорий! А ну зайди, поговорить надо!

 

Парень вздохнув, зашёл, уже наперёд понимая, что его ждёт дальше…

-Ты что творишь? Ты почему нас с отцом позоришь? Ты почему опять к этой мотался? Тебе всё равно, что о нас люди скажут, весь район только об этом и судачит…

Заметив, что мать опять собирается устроить театр одного актёра, Григорий молча вышел, громко хлопнув дверью.

Дома, провожаемый осуждающим, испепеляющим взглядом молодой жены, он молча прошёл к холодильнику, наполнил стакан прозрачной, обжигающей жидкостью, проглотил её в несколько глотков и улегся на диван, уткнувшись головой в подушку.

Ему снилась Тоня, которая кружилась с детьми на фоне солнечных лучей и улыбалась…

Вскоре такое времяпровождение вошло у Григория в привычку. Только так, забывшись, он мог почувствовать себя счастливым хотя бы на короткое время…

Правда утром его ждали бесконечные упрёки и скандалы от молодой жены, на помощь которой нередко прибегала Лидия Романовна со своими: «постыдился бы» и «что люди скажут»…

Через год Григорий превратился в спившегося, измученного человека. Мария ушла от него, заявив свекрови, что она «плохо воспитала сына»…

Тоня забрала детей и уехала в неизвестном направлении, оказывается, Лидия Романовна всё же решила отомстить То не за то, что та «отобрала счастье у Гришеньки» и пустила слух по всему району, что она разносчица плохой болезни.

Гриша после развода заезжал к матери девушки, но та наотрез отказалась сказать, куда уехала девушка.

-Ей от тебя, Григорий, только беды одни! А так, глядишь, да и найдёт своё счастье. А нет, так в любом случае, лучше быть одной, чем рядом с таким бесхребетным мужиком, как ты — сказала она и захлопнула у мужчины перед носом дверь.

А Григорий сидел дома, и пытаясь заглушить щемящую тоску в сердце, всё заливал и заливал в себя стакан за стаканом прозрачной, обжигающей жидкости.

А Лидия Романовна молча вытирала слезы, наблюдая за этим падением сына.

И только повторяла: -Господи, что люди-то теперь скажут!

Автор: Анелия Ятс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,353sec