Чудесная скамейка

-Пливет
-Здравствуй,
Малыш смотрит большими, серьёзными глазами, — у тебя нозки болят?
-Нозки? Ах, ножки? Да устали, я же старенькая.
-Нет ты новенькая!
Дааа? Ну спасибо! А ты что один?
-Неть, с мамой, я пьятайся.

-Тааак, а зачем же ты прятался, позволь спросить? И где твоя мама?

-Витя, Виктор! — раздался голос молодой женщины, — где ты, Витя!

 

Малыш с невозмутимым видом уселся на скамейку и принялся болтать ножками.

-А тебя не Витя ли зовут, — наклонилась женщина к мальчику.

-Витя, — согласился тот, — это меня мама иссет.

-Нужно сказать маме, что ты здесь!

-Да, нузно. Мама, мама…

-Витя! — женщина подбежала к скамейке, на которой сидели малыш и пожилая женщина.

-Это ваш Витя? — строго спросила та, что сидела на скамейке.

-Мой!- женщина чуть не плакала

— А что же вы такого маленького одного оставили?

-Я ни маинький, я воооот такой боссой, — малыш поднял ручки вверх и показал какой он по его разумению большой.

-Он убежал, — беспомощно сказала молодая.

Совсем девчонка, — подумала взрослая.

-Я пока покупала газету в киоске, он рванул от меня. Идём, я тебя покормлю, — устало говорит Витина мама.

-А где цемодан?

-Ох, точно, — подхватилась молодая, я у киоска оставила Витюша бежим.

-Вы бегите, я здесь посижу, с Витей, — говорит взрослая женщина, — не бойтесь, я никуда не денусь.Ну бегите же, я пригляжу за Витей.

Она не вернулась ни через час, ни позже.

— Слушай твоя мама не похожа на распутную, гулящую или какую-то другую женщину, что — то видимо случилось с ней. Ты знаешь как зовут твою маму?

-Знаю, — говорит малыш, стараясь не плакать, он тоже понял что мамы что-то долго нет, — мама.

-Так, и что же мне с тобой делать, малыш. Ну что же…

Женщина порылась в сумочке, достала ручку и блокнот, написала что-то и осмотревшись положила листик на скамейку, придавив его камнем.

 

-Ну что Витюша, я написала маме чтобы она позвонила если что, пойдём я отведу тебя…

-Куда?

-Туда где полагается быть таким малышам как ты.

-Неть!

Мальчик насупился, — я к тебе поду.

-Малыш, я не могу тебя взять к себе, — ответила женщина.

-Поцему?

-И действительно почему?- Сказала вслух женщина, — я уверена почему -то что твоя мама не могла тебя бросить просто так ,что с ней что-то случилось, — это она сказала уже обращаясь к малышу.

Она взяла мальчика за руку и пошла по направлению к киоску, он был здесь один, в котором продавалась пресса.

Женщина в киоске оказалась словоохотливая, мало того, она сказала что не просто помнит ту девушку, но и Витю тоже.

Женщина побежала за мальчиком и оставила чемодан, — сказала продавец, а потом вернулась, купила -таки газету…

— Газету?

-Да! Газету вот она, она не успела её забрать, мимо проходил какой-то молодчик он схватил сумочку у бедняжки и бросился бежать, девушка побежала за ним, и всё…

-А какую газету купила та девушка?

-Вот, поиск жилья…

-Тааак. — пожилая женщина взяла газету, о чём- то подумала и взяв ручку и листочек написала номер телефона, протянула в оконце киска

-Вот, если эта девушка придёт, отдайте ей и скажите что Витя у меня. Скажите пожалуйста, обязательно скажите, я до утра Витю оставлю, а потом… в общем вот…

Взяв мальчика за руку, подняв чемодан и поставив его на колёсики, женщина пошла на выход из парка.

Дома, накормив малыша и пообещав найти его маму, женщина принялась обзванивать все соответствующие инстанции.

Уже к вечеру ей удалось кое- что узнать.

-Да, привезли женщину молодую, да так одета, без документов… А вы ей кто?

 

Через сорок минут женщина из парка и малыш по имени Витя были в больнице, что уж сказала строгой представительнице медицины эта парковая женщина, но их запустили внутрь и разрешили пройти в палату.

Она лежала бледная, с заплывшим глазом и забинтованной головой…

-Мама, мамоцка, я боссе ибуду убегать, — заплакал малыш.

Пришедшая женщина отвернула его и прижала к себе.

Молодая застонала и приоткрыла здоровый глаз.

-Вы? — шепчет она, — а где Витя?

-Да вот же он, мы вас обыскались, как вас зовут?

-Галя, — шепчет едва женщина,- Галя Спиридонова, а он Витя Спиридонов, документы в сумке были, а он…

— Не переживай, Галя Спиридонова, — меня Клавдия Семёновна зовут, я присмотрю за твоим Витей, завтра мы приедем к тебе и ты мне всё расскажешь. А документы… мы их восстановим.

Я свои данные у врача оставлю, чтобы тебе спокойно за ребёнка было.

Галина тихо улыбнулась и закрыла глаза.

-Скорую прохожие вызвали, он её саданул чем-то…

-Хорошо, разберёмся, — сказала сурово Клавдия Семёновна, — , в полицию сообщили?

-Конечно

-Хорошо.

Приехав домой, накормив Витю и уложив спать, Клавдия Семёновна, достала пухлую записную книжку, с жёлтыми страницами и начала куда -то звонить.

Она звонила, разговаривала, с кем-то ругалась, кому-то угрожала, у кого-то просила, а кому-то даже приказывала.

Утром ей позвонили.

-Здорово, Семёновна

— Здравствуй, Коля.

-Я вижу рано ушла ты на покой, дела сами находят тебя

-Угу, что там по моей просьбе?

-Да странно всё, слушай, в розыске твоя дамочка.

-Как в розыске

-Ну так… Её опекун разыскивает

-Какой опекун?

-Да её, нездорова девушка-то и ребёнка украла.

— Ребёнок её?

-Её, только она недееспособна, вроде как…

 

Тааак Коля, я сейчас приеду, а ты пока никому не отдавай эти новости…

— Жду, — сказали коротко на том конце и отключились.

Они приехали через час, Клавдия Семёновна и Витя.

Поздоровались, Клавдия Семёновна рассказал что удалось вытянуть из Вити.

-Есть папа, папа обижает маму есть ещё мама, но Витя её не любит она плохая, он свою маму любит.

-Да уж…

-Кто опекун Галины?

-Мужчина,- Николай Петрович заглянул в ноутбук, — на восемнадцать лет её старше, странно, он не родственник.

Они долго о чём -то разговаривали, в кабинет заглядывали люди, Витю взяли девушки в красивой форме, они поили его чаем с шоколадкой, дали порисовать.

Потом Витя и баба Клава поехали к маме.

Витя посидел около мамы, она уже могла разговаривать и улыбаться тихонечко, а потом его опять красивые девушки к себе взяли, только теперь в белых халатах.

Кормили его вкусностями, пока баба Клава с мамой говорили.

-Ну, голуба моя, рассказывай, — велела Клавдия Семёновна, — так в твоей истории всё напутано, что хоть сценарий пиши.

Начнём с того, кто ты…

И начали… и рассказала Галя историю, ничем не примечательную такие истории сплошь и рядом.

Один небедный, немолодой, но ещё не старый далеко не старый человек, присмотрел себе девчонку.

Ромашка. Одуванчик. Фиалка. Солнышко тёплое весеннее, вот что за девчонка.

Росла в семье бедной, пьющей, сбежала в пятнадцать лет в город, училась, вечерами официанткой работала, грязь к ней не липла,научилась абстрагироваться от неё, от грязи -то.

Вот и встретились.

Мужчина, все прелести жизни познавший и пресытившийся и она, Одуванчик. Ромашка. Вишенка. Солнышко ясное.

Ухаживал долго, не знал как подступиться, нашёл всё же струну, в сердце девичьем на той струне и сыграл.

Позабавиться решил, да как-то незаметно и втянулся и полюбил, а как сына родила, так вообще решил уйти от старой, да надоевшей жены и новую жизнь начать…

Но не тут-то было.

Здесь уже как в сюжете фильма, клише прям, все богатства, да привилегии папы Витюшкиного, оказались пшиком.

 

Нееет, они были конечно, да только не его. Его самого в своё время приручили, купили можно сказать.

Галя эта, фиалка, цветочек, не повелась на богатства, не прельстилась обещаниями, а просто пожалела, полюбила бедного,несчастного от злой жены страдающего…

Дитя, чего уж там, любви и ласки не знавшее, вот и откликнулась на грустную историю, подлецом придуманную, полюбила всем сердцем, верила что он избавится скоро от злой и нехорошей женщины, уйдёт к ним…к семье своей истиной.

Не знала Галя, что он давно уже продался, вместе с потрохами, и пока на его выкрутасы смотрели сквозь пальцы, пока…

Они пришли вместе.

Его жена и Он.

Глаза прятал, смотрел как побитый пёс бродячий, на жену смотрел, не на Галю.

Денег предложили, много.

Уехать предложили, а Витюшку им отдать, а ей денег…Много, Галя столько и не видела никогда, и не слышала…Прогнала их.

А потом и началось, какие -то комиссии, опека, кого только не было.

В итоге Он заявил что сделает всё, для того чтобы забрать ребёнка, что у них с женой больше шансов вырастить его человеком.

А она молодая, ещё родит себе…

Галя плакала, просила оставить их с Витей в покое.

Потом она решилась на побег.

Три месяца жили в одном городе, их там нашли, вот уехали сюда. Решила что в большом городе затеряться легче, да и остынет отец Витюшкин, отстанет от них, так думала Галя.

Опекун? Какой опекун? Нет, она не сумасшедшая. Жаль что документы все в чемодане остались…

Нет, не в сумке, которую вор украл, она погналась за ним и во дворах они подрались, да так, что сутки без сознания провалялась…Сейчас вспомнила, что будто почуяв что, документы свои и Витины, в чемодан положила…

Значит Он это сделал, наверное заплатили кому-то, будто она, Галя, недееспособная…

Что теперь делать? Найдут ведь, её в больницу, Витю заберут…

-Не реви, придумаем что-нибудь…

-Что значит в больницу? Что значит Витю заберут?- это доктор, доктор Сергеев, что Галю лечит. Он оказывается всю историю слышал.

Тааак, их уже целая команда набирается, дадут отпор этому князьку, что решил девчонку уничтожить!

И дали!

Приехал этот, типа опекун, ему сообщили официально, что Галю, нашли, мол, выезжайте ждём.

Приехал, а его тут под белы рученьки.

 

Кто проводил экспертизу? Кто девушку здоровую признали больной? По какому праву опекуном стал? Кто давал разрешение ребёнка у матери забирать.

Много вопросов, да нет ответов.

Это вы у себя, неуважаемый, можете королём ходить, а тут, позвольте закон действует, и таких, как вы, и покруче, он тоже касается. В одной стране -то живём, и законы для всех одни писаны, так что…

Клавдия Семёновна успокоится не может, все связи задействовала, послали в городок проверку, да не одну.

-Ох уж мне эти ваши маленькие городки, -говорит один из проверяющих, бывший коллега Клавдии Семёновны, один из её учеников, честный до скрипа, — у вас кум на куме едет и кумом погоняет.

Ну ничего, пришла пора всколыхнуть ваше болото.

Что только не делали местные, и пытались задобрить, и взятку сунуть, и скомпрометировать.

Да не тут -то было, стреляный воробей попался.

Много гнили вскрылось, много грязи наружу вытащили.

От Галины отстали, как-то отделались Витин папа с женой, лёгким испугом.

Помирились с женой-то с руки ест, в глаза заглядывает, обещал больше не проказничать, ни-ни, про Галю с Витюшкой тоже забыли…

Иногда, Витюшкин папа, когда не видит никто, утирает глаза кончиком рубашки дорогущей, а если кто заметил, говорит что соринка, подлая, в глаз попала…

А Галя с Витюшкой живут, бояться перестали.

Их Клавдия Семёновна у себя поселила.

-Надо же,не думала что счастье такое испытаю, — говорит коллегам бывшим, — я же всю жизнь на работе, я даже не знала как это… детей иметь…а уж про внуков и не заикалась…

И вот надо же, внук сам меня нашёл!

 

Галя работает, Витюшку бабушка Клава в садик не разрешила отдавать.

Они занимаются, гуляют ходят, она ему истории разные рассказывает, из оперской своей молодости, приукрашенные конечно, но всё равно перчёные.

-Жизнь красками новыми заиграла, — говорит Клавдия Семёновна, глядя на доктора Сергеева, как тот неуклюже пытается пригласить её дочку названую в ресторан.- Вы доктор, как и я, всё на службе.

Смотрите оглянутся не успеете, а уже вас с почётом на пенсию провожают.

Не всех, как меня, внуки в парке находят, далеко не всех.

Это мне такая чудесная скамейка попалась, хорошо что тгда присела на неё отдохнуть…

Мавридика де Монбазон

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:68 | 0,401sec