Дождаться настоящего счастья

Нельзя влюбляться в своего начальника. Эта аксиома давно известна каждой нормальной женщине. Но вот Кира была, похоже, ненормальной. Мало того, что развелась с мужем-красавцем только из-за того, что он зануда, так еще и влюбилась в этого монстра Гаскевича, своего нового начальника. А он и имени ее не мог запомнить.

 

Вот и сегодня на пятиминутке так и сказал:

— Вы… э-э-э, Еременко, когда закончите обещанные расчеты?

Кира покраснела и ответила, прямо глядя ему в глаза:

— Я Еремина, Николай Валерьевич. Расчеты отправлены вам вчера. Почту проверьте, пожалуйста…

— А я в письменном виде просил! – рявкнул он так, что Кира чуть дара речи не лишилась.

Ну за что тут влюбляться! Требовательный, вечно всем недовольный. Ну по сравнению с ее бывшим мужем-мямлей этот, конечно, фактурный, как породистый скакун. И строптив.

Но укрощать ей его не хотелось. Наоборот, она мечтала, чтобы он сменил свой гнев на милость наконец и обратил на нее должное внимание и как на хорошего работника, и как на красивую женщину.

Конец недели выдался ужасным, но сегодня пятница, последний день, а потом два дня отдыха и свободы. Которые пройдут конечно же в глухом одиночестве и в мыслях о нем, своем начальнике, который так и не сменил свой гнев на милость, был строг и недоступен, как скала.

Пятница, как и вся неделя, тоже не задалась. В две маршрутки Кира не втиснулась и поняла, что опаздывает. Но тут соседка подхватила ее на остановке и довезла до офиса, добрая душа.

Потом очередная пятиминутка, на которую она притащила ворох бумаг со своими расчетами, памятуя о предыдущем выговоре.

Но Гаскевич их не затребовал, наверное, научился пользоваться электронной почтой. Но зато оспорил пару ее выкладок с вердиктом: пересчитать! А после пятиминутки попросил ее задержаться.

Сердце забилось в груди, и вопросы «к добру или к худу» возникли в голове, как рой назойливых мух.

Но оказалось все просто: у него серьезное совещание «в верхах», ему нужны данные за последний квартал в четкой последовательности. Графики роста показателей, сравнительный анализ и прочая экономическая скучища, которой она изо дня в день занималась.

Ну а потом из ряда вон выходящий пассаж: он пригласил ее с собой на это совещание. Ну вроде как группа поддержки. Человек он новый, лучше, если кто-то будет рядом и вовремя подсунет нужную бумагу в случае чего.

Ну это Кира так решила, а Гаскевич сказал, что ей не вредно будет лишний раз поучиться, как нужно вести серьезные дела и самое главное отчитываться по показателям. А то она не знает, десять лет этим только и занимаясь. Каждую цифру, каждый отчет с закрытыми глазами найдет и предоставит.

 

Совещание в понедельник. С утра быть в офисе на пятнадцать минут раньше, собрать все необходимое и ждать его. Поедут вместе.

Кира вернулась на свое рабочее место и позвонила приятельнице Саше, записалась к ней на завтра на покраску и укладку. Рядом с Гаскевичем, импозантным от стрижки до кончиков ногтей выглядеть нужно соответственно.

За день она подготовила всю необходимую макулатуру, которую должна взять с собой в понедельник, тщательно перепроверила каждую цифру, итоги, проценты и осталась довольна.

На всякий случай скинула все на флешку, чтобы дома еще раз пробежаться глазами по знакомым до боли столбикам цифр и стала собираться домой.

Райончик, в котором она жила после развода с мужем, явно оставлял желать лучшего. Они разменяли свою двушку на комнату ему, но ближе к центру, и студию ей у черта на куличиках, в новостройке.

Но зато отдельная жилплощадь. Нет соседей, которые не давали бы спать по ночам или занимали бы крошечную ванную по утрам по полчаса.

А бывший долго один не останется. Мямля мямлей, а женщины на него всегда западали. Этакий красавчик с томным взглядом и фигурой спортсмена. А она ютится вот тут теперь, одна и без мужского внимания, несмотря на все свои женские достоинства, от внешности до ума.

После работы Кира пробежалась по магазинам, купила новую блузку к своему деловому костюму, кое-что из косметики, выпила кофе в уютном кафе торгового центра, подождала, когда рассосутся вечерние пятничные пробки и схлынет рабочий люд.

Повезло, доехала до своего района спокойно, без давки, но когда вышла, начало смеркаться. Прошла через двор, потом свернула в проход между гаражами, ведущий к ее дому. Не очень приятное местечко, но так быстрее. Хорошо хоть освещено.

Мысли занимал Гаскевич, который после совещания «в верхах» конечно же оценит ее неоспоримую помощь и скажет что-то типа: теперь буду ходить только с вами, Кира Андреевна.

И тут она резко остановилась! Прямо за последним гаражом, где разросся густой высокий куст, лежал мужчина.

Сначала она увидела его длинные стройные ноги в джинсах, довольно дорогие кроссовки, затем кожаную куртку. Голову, лежа на животе, он склонил к предплечью, правая рука вытянута вперед, а левая вдоль туловища.

Сказать, что Киру охватил страх – это ничего не сказать. В первую секунду ей показалось, что мужчина мертв, и ужас парализовал ее. Но пришлось взять себя в руки, чтобы не грохнуться рядом с ним в обморок.

Она наклонилась, и, помня из детективных сериалов, что руками ничего трогать нельзя, позвала тихонечко:

— Мужчина, вы живы?

 

Слава богу, послышался слабый стон, и она слегка отпрянула назад. Почти совсем стемнело, неяркий фонарь освещал всю эту жуткую картину. Кира трясущимися руками вытащила телефон и набрала номер скорой. Все вопросы: что с ним, вы родственница и тому подобные она быстро отмела, назвала адрес, куда подъехать и стала ждать.

Мимо прошло уже несколько человек, но женщины при виде этой картины ускоряли шаг, и лишь один мужчина поинтересовался, вызвала ли она скорую и нужна ли помощь.

Кира хотела сказать, что они могли бы вместе с ним подождать. Но тут раздался зычный голос с какого-то балкона: Василий, давай быстрее! Сколько можно ждать! И мужчина, пожав плечами и извинившись, заторопился на зов любимой.

Но вскоре подъехала скорая помощь. Кира сидела на корточках и пыталась заговорить с мужчиной, но все его попытки сказать хоть слово заканчивались стоном, а лицо морщилось, видимо от боли.

Наконец его положили на носилки и загрузили в машину. Кира спросила, в какую больницу его отвезут и отправилась наконец домой. Весь вечер и всю ночь ее одолевало беспокойство.

Кто он, этот несчастный? Что с ним случилось: ранен, на него напали, или сердце прихватило? А может, просто пьяный? Да нет, не похоже.

На следующий день она решила его навестить. Что-то не давало ей покоя, какое-то нехорошее предчувствие беспокоило всю ночь. А что, если он не выживет? Тогда она будет свидетелем, этого еще только не хватало! Ее найдут в любом случае, хотя бы по номеру телефона, с которого она звонила в скорую.

Но бояться ей нечего, а вот человеку, возможно, помощь нужна. В регистратуре ее обрадовали: пациент оказался скорее жив, чем… И уже пришел в себя. Сейчас с ним полицейский беседует, а потом, если разрешит, можно будет его навестить.

Кира ждала, хотя и не знала, что скажет ему, зачем пришла. Ну пришла так, на всякий случай. Узнать, как он себя чувствует. Не хочет, больше не придет. Через десять минут ей разрешили пройти к нему, только не надолго.

Вид у мужчины был не очень. Бледный, с аристократическими чертами лица, он удивленно смотрел на нее, пока она не объяснила, кто она такая.

— Ну слава богу, а то я уж подумал, что у меня амнезия, не помню лиц и имен.

Он поблагодарил Киру за помощь. А досталось ему сильным ударом по голове от каких-то отморозков. Недавно купил здесь гараж, а ему стали предъявлять претензии, что он кого-то опередил. Освобождай, мол, по-хорошему. Он, естественно, не поддался на уговоры, ну и получил по полной.

— Ладно, полиция разберется. А вам спасибо. Редкий случай, чтобы женщина протянула мне руку помощи, — улыбнулся он.

Поговорили немного, познакомились. Зовут его Кирилл, а она Кира, посмеялись над совпадением. В городе их недавно совсем, купил квартиру здесь, в этом районе. Работает журналистом на местном радио. Поездки, интервью, репортажи.

 

Все такое обычное, но… было в этом знакомстве что-то особенное. Взгляд! Он не просто полон благодарности. В нем сквозило что-то еще: теплота, заинтересованность. Его глаза лучились каким-то особенным светом.

И Кира тут же вспомнила взгляд Гаскевича: холодный, режущий душу на куски, когда он зол, и просто ледяной, неприступный, когда он был безразличен и занят своими мыслями. И чего она вцепилась в него мертвой хваткой со своей влюбленностью?

Да и была ли это влюбленность или просто азарт: обуздать мустанга во что бы то ни стало? Но она же женщина, не ковбой и не укротитель. Зачем он ей нужен?

Такие мысли обуревали Киру, когда она возвращалась домой. В парикмахерскую не попала, Саша рассердилась, у нее каждая минута расписана, а теперь зияет окно!

Но зато с полицейским пришлось побеседовать. Рассказала все, как было. К сожалению, нападавших не видела, обнаружила мужчину уже без сознания. Вызвала скорую, услышав, что он стонет.

А в понедельник побрела на работу. Без желания, без обычного подъема в душе и без замирания сердца от встречи с Гаскевичем и поездкой с ним куда-то…

Вообще сердце не екало. Зато он был сама любезность. И дверцу в машину ей открыл, и сесть помог, и по дороге развлекал шутками.

Что это вдруг с ним? Совещание прошло гладко, скучно. Николай Валерьевич отчитался без ее помощи, а все мысли Киры были заняты Кириллом. Как он, скоро ли поправится? И еще они договорились, что сегодня после работы она придет его навестить.

«Так, нужно сок купить, фрукты. Бульон бы куриный сварить, но уже не успею…»

— Кира Андреевна! Вы меня слышите? – вдруг донесся до ее сознания голос начальника.

Совещание закончилось, все вставали со своих мест и расходились. Сидела только она, а рядом стоял Гаскевич.

— Простите, задумалась. Последний докладчик впечатлил…

— Я вас приглашаю на ужин сегодня, сразу после работы. Вы в новом ресторане «Арагви» бывали, любите грузинскую кухню? – спрашивал он, помогая ей подняться и задвинув за ней стул.

— Нет, извините Николай Валерьевич. Спасибо, но я занята сегодня вечером, и вообще не стоит…

 

Взгляд его снова сделался ледяным и непроницаемым, а ей было все равно. Все ее глупые мысли относительно этого «монстра» отошли на задний план, перестали волновать, не интересовали, как и он сам.

***
С этого момента их отношения перешли в жестко-деловые, еще более жесткие и более деловые, чем раньше. Но зато в ее жизни появился мужчина, который занял все ее жизненное пространство, сердце, душу.

Она нашла его в буквальном смысле этого слова, а он в ответ отдал ей самое дорогое, что у него было: свою любовь, ласку и заботу, осуществив ее мечту о женском счастье.

И свадьба не за горами!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:66 | 0,396sec