Хозяюшка

— Скажи честно, где это тебя так накормили, что от моей еды воротит?

— Ну, ты скажешь, Люба: «воротит». Сыт я, вот и все. У Коляна поужинали, у него жена наготовила как в ресторане.

— Ой, ли, можно подумать, ты по ресторанам каждый день ходишь. Ладно, Петя, поняла, что ужинать не будешь. Я уже месяц, как замечаю: как побываешь у своего нового приятеля, так сытый.

— Ну, чё ты, Люба, я же не виноват, что у Кольки Наталья готовит вкусно. Представь, двум голодным мужикам, стол накрыли.

— Ну-ну, до дома дотерпеть значит не можешь…

— Да чего ты завелась?

 

Люба замолчала, не хотелось ей с мужем ссориться. Больше двадцати лет живут. Дочка в городе учится, сын младший на спортивные сборы в район уехал, а сам Пётр на работе пластается, уборочная страда началась.

Это было время 80-х, когда в районах все силы бросали на сбор урожая. И Пётр в эту горячую пору познакомился с Николаем Крайновым. Жил Николай с семьей в соседнем селе, и по пути часто звал нового знакомого домой поужинать.

Сначала Люба старалась не замечать похвалы мужа в адрес неизвестной ей Натальи (вроде как их с Петром ровесницы). И блины у Натальи вкусные, и какие-то там новые блюда, о которых жена Петра и не слышала.

А у Любы что? У Любы все просто, от бабушек, от матери научена, по-деревенски одним словом.

— Люююб, а чего ты занавески новые не повесишь, а то все по старинке у нас. – Пётр на другой день переключился на вышитые занавески в кухне. Вон у Кольки, как в городе, и диван новый недавно купили, а мы деревня деревней.

— Так мы и есть деревня, чай в селе живем. – Люба ответила равнодушно, и также равнодушно поставила картошку на стол. Поначалу она старалась; как похвалит Пётр вкусный ужин у новых знакомых, так Люба на другой день стоит у плиты, удивить хочет… а все напрасно, слова доброго не скажет. Ночью проснется, посмотрит на мужа: вот он, рядом сопит, придраться не к чему.

_________________

На другой день Пётр приехал с работы раньше обычного. – Люба, ты знаешь, кого я встретил? – Он подошел к умывальнику, в голосе чувствовалась радость: — Помнишь, я тебе рассказывал про своего армейского друга, земляка? Люююб, ну ты чего молчишь?

— Не помню, Петя, у тебя много друзей.

— Ну, откуда много? Я тебе про Витьку Воскобойникова рассказывал, вместе служили…

— Ну и что?

— Так вот: он, оказывается в сельхозинституте работает, преподавателем. Представляешь?! Молодец какой! Я и не знал. Приехал к нам в район, возле администрации встретились, что-то там по передаче опытом.

— Рада за твоего друга.

— Люююб, я его в гости к нам позвал, в пятницу вечером заедет, надо бы приготовить чего.

— Пусть приезжает, голодом не оставлю.

 

— Ага, хорошо. Слышь, Люб, занавески-то смени, Витька-то городской житель. Да уж и не Витька теперь, а Виктор Иванович.

— Петя, знаешь что, — Люба, внешне спокойная, сжала в руках полотенце: ты поучи еще меня занавески менять…

— Ну, ладно, не заводись, имею право подсказать.

__________________

До появления «важного» гостя оставалось три дня. Люба окинула взглядом печку, занавески… Достала известь, развела и подбелила печь. Сняла занавески, выстирала и вновь повесила.

Вечером Петр приехал домой не на рабочей машине а на Жигулях. За рулем сидел незнакомый мужчина. Люба уже накрыла на стол, и еще не успела снять фартук, как на пороге появился муж. – Встречай жена, гостя, это Виктор Иванович, мой сослуживец…

— Да можно просто Виктор, — высокий, худощавый гость слегка смутился. Русые волосы, зачесанные назад, серый глаза, голубая рубашка и пиджак темно-серого цвета, — вроде все просто, скромно… и вел он себя как-то по-свойски.

Стол Люба накрыла обычный, как знала, как умела, так и сделала. Специально протопила печь в кухне и горячее на плите приготовила, знала, что так вкуснее. А накануне печку в доме топила, испекла хлеб и свои коронные пироги с черемухой. Пётр переживал, что колбасы не удалось купить. Люба вместо колбасы достала домашнюю тушенку в стеклянной банке, с ней и тушила картошку. Ну а овощи огородные сами на стол просятся.

— Вить, может для сугрева? – Петр подмигнул.

— Нееет, Петя, я же за рулем.

— Ну как знаешь, а я-то дома… Люба, подай, там в столе стоит.

— Виктор Иванович, а вы кушайте, все свое, домашнее, — Люба искренне старалась накормить гостя.

— Не обязательно по отчеству, можете запросто: Виктор. – Мужчина ел с аппетитом, вспоминая службу в армии. – Да-аа, помнится, мы с Петром перловки-то в армии наелись, помнишь, Петя?

— Ну как же не помню?! Такое разве забудешь? А марш-броски?

Мужчины увлеклись разговором, и Виктор совсем не был похож на важного гостя. Люба оттаяла, перестала волноваться, убирала пустые тарелки и ставила новые.

 

— Поздно уже, — Виктор посмотрел в окно, — пора мне ехать. – Он поднялся. Как старые товарищи Виктор и Петр обнялись. – Ну, думаю, не последний раз видимся, надумаете в город, милости прошу, адрес знаешь. – Гость подошел к Любе: — Очень рад, очень рад был познакомиться. А ведь я помню, как Петька письма от вас ждал. Переживал, если письма не было, а я говорил ему: «хорошо все будет, дождется тебя твоя Любушка». – Он взял женщину за руку: — Спасибо, хозяюшка, давно такой вкусной деревенской еды не кушал, разве что у бабушки… так то давно было. Очень, очень все вкусное, настоящее, он окинул взглядом комнату: — И вообще, уютно у вас, — он наклонился и совершенно неожиданно для Любы и Петра поцеловал хозяйке дома руку: — Спасибо за теплый и вкусный прием!

Щеки Любы вспыхнули от смущения. – Ну что вы, просто угощение, от всей души…

— Вот именно: душевно посидели, — сказал гость.

__________________

Проводив гостя, Люба взялась мыть посуду (не хотелось оставлять на утро). Петр принес воды, поставил на плиту. – Любаша, может помочь чем?

Люба улыбнулась. — Ты и так мне помог. Хороший у тебя товарищ, хорошо что пригласил в гости. Ты, Петя, все разговорами занят был, наелся хоть?

Петр сел на стул, закинув руку на спинку: — Любааа, ты у меня во такая хозяйка!

— Ну да, когда для сугрева пропустил, сразу про хозяйку вспомнил!

— Да чё, Любаша, я честно говорю… только не умею, как Витька… ручку целовать, — Петр поднялся и подошел к жене.

— Слушай, дай посуду домыть…

— Вместе домоем…

 

— Ага, чувствую, до утра ей стоять, а утром рано тебе на работу.

— Да ничё, высплюсь…

— Слушай, Петя, я вот думаю про твоего нового знакомого, у которого ты частенько ужинаешь, может нам их в гости пригласить, ну Николая этого с женой Натальей? А то они тебя угощают, может ответим своим угощением?

— Любашка, да я тоже думал, хорошо, что напомнила.

— Только, Петя, я там всякие вычурные блюда готовить не умею, как эта Наталья…

— Не-не-не, ты делай, как знаешь, ты у меня хозяюшка….

— То-то же милый мой муженек, хозяин мой.

Татьяна Викторова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,371sec