Натурщица Катюня

Лиза уже тысячу раз пожалела о том, что согласилась на авантюру Романа. Ведь это он предложил провести потрясающе лето вдвоём вдалеке от человеческой цивилизации. И место тоже выбирал он.

Сначала Лизу даже привело в восторг название этого уникального во всех смыслах местечка — Рожево. Она долго хохотала, считая, что этот топоним является производным от слова «рожа». Но Ромка сказал, что названа так деревня в честь известной злаковой культуры.

 

Лиза всегда поражалась эрудиции Ромки. Ей казалось, что на этой планете нет ничего такого, о чём бы он не знал. На его фоне она смотрелась убого и примитивно. К такому выводу она пришла практически сразу после их знакомства. Правда по этому поводу у Лизы никогда не возникали комплексы, поскольку она считала, что главное достоинство любой девушки -это красота и умение создать в доме уют. Поэтому она и выбрала профессию дизайнера, а Ромка — её друг, возлюбленный и будущий муж, решил стать художником. Не успела Елизавета переключиться на приятные мысли, как, наверное, в тысячу первый раз, машина резко дернулась. Водитель весело объявил:

— Эй там, на Камчатке! Приехали!

Лицо Ромки светилось от счастья. Лиза тоже попыталась улыбнуться, но вышло у неё это не совсем удачно. Дрожащим от волнения голосом она спросила.

— Рома…это и есть твой рай на Земле?

Улыбка снова соединила два Роминых уха.

— Ага! Лизунчик, ты даже не представляешь, как здесь здорово! Я был в Рожево всего один раз, и сразу влюбился в это место!

Молодой человек не сказал своей возлюбленной, что его первое знакомство с этой деревенькой состоялось в далеком детстве, когда ему было всего семь лет от роду. Известно, что в таком возрасте всё кажется прекрасным. Девушка всё ещё не могла поверить, что именно здесь ей предстоит провести целый месяц. От растерянности она даже стала заикаться.

— Рома, куда ты меня завёз? Здесь же непролазные дебри!

Парень лихо сдвинул бейсболку на затылок.

— Это тебе с непривычки так кажется! Поверь, не пройдет и недели, как ты влюбишься в эти места!

Он с трудом открыл дверцу отцовской «Нивы», и легко спрыгнул на грунтовую дорогу.

-Ну, что? После дальней дороги надо размять члены!

Молодой человек стал интенсивно размахивать руками, и даже несколько раз выполнил приседания. Лиза робко, словно она попала на чужую планету, ступила на землю. Она не последовала примеру своего спутника, и решила немного оглядеться. Девушка со страхом озиралась по сторонам, а её, и без того огромные глаза, становились ещё больше. Ромка залюбовался ею, и с чувством продекламировал.

— Остановись мгновенье! Ты прекрасна!

Губы девушки скривились. Она готова была расплакаться, и с упрёком бросила.

 

— Рома, зачем так издеваться над человеком? Тем более над беззащитной женщиной! Видишь, что мне плохо, и вместо того, чтобы успокоить, ты юродствуешь!

Молодой человек привлёк к себе девушку, и как ребёнка поцеловал её в лоб.

— Ну, чего ты так растерялась?

— Неужели непонятно?!

Девушка эффектно развела руки в стороны.

-Это же…это же…глушь беспросветная! Что мы здесь будем делать?

Парень бодро выпалил:

— Мы будем наслаждаться единением с природой! Будем отдыхать, и узнавать друг друга! Лизка, ведь мы с тобой, по сути, ничего не знаем друг о друге, а это опасно для семейной жизни.

Девушка только собралась высказаться по этому поводу, как заметила человека, спешившего к ним по пыльной дороге.

— Рома, кажется нас уже заметили….

— По ходу, да! Парламентарий вышел на тропу для переговоров!

Девушка толкнула парня в бок.

— Ром, может, хватить паясничать?

— Слушаюсь и повинуюсь! Сейчас мы уточним у этого представителя местной элиты, где наш домик….

— Рома, и про магазин спроси! У нас практически ничего не осталось из съестного.

— Не переживай, тут полно лягушек, мошек и жучков. Полезный натуральный продукт!

Последовал очередной толчок в бок, и Роман карикатурно согнулся. В этот момент как раз подоспел незнакомец, который так усиленно спешил к месту высадки городского десанта.

— Вы кто такие будете?!

Низкий рост и щуплое телосложение мужичка никак не сочетались с его басистым голосом. Это противоречие поставило в тупик даже всегда уверенного Ромку. Он вопросительно посмотрел на подружку, но Лиза сделала вид, что не заметила этого взгляда. Растерянность приезжих старик оценил по-своему.

— Чего молчите, когда вас спрашивает представитель власти!

Мужичок молодцевато крякнул, и прогорланил.

— Прохор Семенович Заяц! Законно избранный староста деревни….

 

Молодые люди едва сдерживали смех, поэтому старик уставился на них глазами-буравчиками.

— Чего тут смешного? Фамилия у меня такая — Заяц! У нас тут у многих редкие имена и фамилии….У моего соседа, например, Русый фамилия, а ещё женщина у нас живёт, в молодости такая азартная певунья была, так у неё прозвище и того смешней — Лысая! Не Лысенко или Лысакова, а Лы-сая! Так мы её только по имени зовём — Катюня! Чтобы не обидеть ненароком.

Староста запнулся, потому что вспомнил, что приезжие так и не представились. Он уже открыл было рот, чтобы потребовать ответа, но Роман успел оправиться от первого шока, и начал переговоры.

— Прохор Семёнович, мне и моей невесте очень приятно, что нас встречает сам староста! Спасибо за оказанную честь!

Грудь мужичка вывернулась наружу колесом, а Ромка продолжал лить бальзам на душу пожилого человека.

— Мой папа здесь родился, и я сам отдыхал однажды в Рожево….И помню, какие тут чудесные закаты….

Дед довольно хмыкнул.

— Значит, полюбоваться природой приехали?

— Не совсем так, Прохор Семёнович! Хочу запечатлеть на холсте красоты вашего края….

— Густые брови старосты взлетели вверх.

— Так ты художник?!

— Да…начинающий….

Роман скромно опустил ресницы, а старик в порыве радости схватил его за руку. Окрестности снова огласил его мощный бас.

— Я ведь тоже баловался когда-то этим делом, а потом зрение подводить стало! Если хочешь, покажу вам свои картины….

Роман дружески обнял старика, и похлопал по плечу.

— Конечно, хочу!

Прохор Семенович вдохновенно прикрыл глаза, и тихо сказал.

— У нас сейчас в самом разгаре сенокос….Потрясающая тема для художника….Помню, как в детстве бывало, мужики выйдут на луг, и косы живым голосом запоют: «Вжик, вжик!»

Лизе показалось, что на глаза старика навернулись слёзы.

— А что, сейчас не косят траву?

Староста с грустью посмотрел на девушку.

 

— Косют, но не так….Приезжали к нам тут с этими дрыгалками, которые на бензине работают….Оно вроде быстро получается, но не то! Нету той мелодии, да и траву после такой косьбы скоту не дашь.

Старик отчаянно махнул рукой.

— Да, и скот сейчас уже никто не держит у нас! Раньше мы с женой коровку держали, а теперь только на козочку сил хватает.

Прохор Семёнович тяжело вздохнул.

— Вот такие у нас дела происходят….Так, где вы решили остановиться?

Ромка давно ждал этого вопроса, но стеснялся перебивать старика.

— В дедовом доме. Я помню, что он где-то неподалеку, но тут всё настолько сильно травой заросло!

— А я же и говорю, что косить пора. А деда твоего, как звать величать?

— Хмырь! Петр Елисеевич! Только он умер давно!

— Знал я Петра, даже дружили мы с твоим дедом! Хорошим он был человеком, хоть и Хмырь….

У Лизаветы непроизвольно вырвался смешок. Старик сразу перевёл взгляд на нее.

— Чего, барышня, смеётесь? Если замуж собираетесь за этого гусара, то и вам предстоит носить броскую фамилию!

Прохор Семёнович озорно подмигнул Елизавете.

— Пойдём, покажу вам дом Хмыря! Крепкая хата, жаль пропадает в бесхозности.

Лиза шла след в след за старостой, поскольку боялась, что вдруг из травяных зарослей выползет змея или какая другая нечисть.

— Прохор Семёнович, тут есть поблизости магазин?

— Есть! Всего в семи километрах отсель. Но, если топать по трассе, быстрей получится! Но у вас же машина в руках….Хотя, поездку можно отложить, потому что аккурат сегодня к нам автолавка приедет, там и сможете отовариться.

Старик довёл их до калитки, которая держалась на одной петле и честном слове, и, не прощаясь, нырнул в заросли. Роман задумчиво пробормотал.

— Лиза, как тебе тема «Сенокос»?

 

Девушка была занята осмотром жилища, и безучастно пробормотала.

— Нормальная тема! Как раз для дипломной работы! Сейчас всё аутентичное в тренде, поэтому можешь смело забивать….Слушай, Ром, тут столько винтажных безделушек!

Молодой человек понял намек.

— Можешь потом забрать с собой эти сокровища!

Девушка налетела на него сзади, и обхватила руками за шею.

— Рома, мне уже начинает здесь нравиться!

После осмотра дома даже придирчивая Лиза осталась довольна.

— Знаешь, впервые в своей жизни я испытала настоящий «культурный» шок! Я ведь думала, что дом твоего деда — хибара, а тут вполне сносно. Всё такое крепкое, добротное ! Полы помыть, пыль смахнуть и можно жить.

— Вот видишь, а ты боялась. Дед из дуба делал сруб, он у меня всё своими руками сооружал: и сарайчик, и баньку и хлев для скотины. Лес-то рядом…это сейчас каждое полено на учёте…

Роман скинул кроссовки и прошёлся босиком по влажному полу.

— Неповторимые ощущения! Чувствую, как энергия потоком вливается в тело!

Лиза тоже скинула сандалии, и её изящные ступни «прилипли» к некрашеным доскам.

— Действительно, здорово!

Минуты две они вбирали в себя энергию, потом Роман расслабился.

— Всё, я зарядился!….Батя сюда регулярно наезжает, поэтому и порядок более менее приличный. Тут рядом озеро, где всякая рыба водится. Вот, отец и приезжает с мужиками порыбачить. Лиза, ты тут осваивайся, а я пойду машину поближе подгоню, будем обустраиваться.

Девушка напомнила.

— Нет, мы сначала сходим к этой самой….

— Автолавке?

— Да! А потом будем обустраиваться. Не забывай, что ты мне обещал показать закат над озером…

— Малыш, я свои обещания всегда выполняю.

Молодой человек нежно поцеловал девушку, и скрылся за массивной дверью.

Не успела Лиза усвоить первую «порцию» сюрпризов, как снова на пороге появился Прохор Семёнович. Своим раскатистым басом он скомандовал.

— За мной, новосёлы! Скоро магазин на колёсах подъедет.

 

И снова был квест через непролазные заросли. Девушка подумала, что надо заставить Ромку скосить траву. Она спросила у провожатого.

— А где нам взять косу?

Прохор Семенович ухмыльнулся.

— Я выдам вам орудие труда, и даже покажу, как с ним управляться.

Мужчина кивнул в сторону, где собралась толпа сельчан.

— Вон, налетели, как мухи на мёд! Сейчас должны ещё артисты подъехать. Они часто с города наезжают вместе с магазином, чтобы нам тут скучно не было.

Не успел старик промолвить последнее слово, как из-за поворота показался микроавтобус красного цвета. Очередь пришла в движение, а маленькая старушка прямо на пятачке стала вытанцовывать польку.

— Ох, сейчас попляшем!

Староста сострил.

— Катюня, ты поосторожней, а то позвоночник посыплется!

Пожилая женщина резво подскочила к нему, отбивая ногами в калошах ядрёную чечётку.

— Ты, Проша, лучше за своим позвоночником проследи! Ходишь по деревне согнувшись, как развалина! А я ещё молодая и задорная!

Староста только цыкнул, а Лизавета подумала, что здесь действительно весело. Она посмотрела на Романа.

— Раньше тоже так было?

-Нет, раньше тут каждый вечер после работы устраивали танцы. Народу много собиралось, даже из соседних деревень прибегали люди.

Вслед за артистами подъехал автомагазин. Пока жители Рожева выбирали товар, участники агитбригады развлекали их песнями. Почти каждый номер сопровождался танцами и прибаутками неугомонной Катюни. Лиза задумчиво промолвила.

— Какая заводная старушка! Ей ведь лет восемьдесят, не меньше….И откуда силы берёт?

Она заметила, что Рома тоже наблюдает за Катюней. Лиза всячески пыталась привлечь его внимание, но он витал где-то высоко в облаках. Когда они с покупками возвращались в дом, молодой человек промолвил.

— Какая колоритная натура! Я хочу её писать!

 

Девушка остановилась.

— Рома, что с тобой? Ты не перегрелся на солнце?

Лиза впервые видела своего избранника в таком состоянии: глаза Романа горели, а от него самого исходила какая-то фантастическая энергия.

— Лиза, со мной всё в порядке! Просто накатило вдохновение! Я буду писать эту старушку! Ты заметила, какое у неё одухотворенное лицо?

Девушка стала его трясти.

— Рома, остынь! Ты же пейзажист! Портреты никогда не писал, и твой эксперимент изначально обречен на провал.

— Лиза, я сегодня же должен поговорить с этой бабулей!

Девушке пришлось уступить.

— Хорошо, это несложно сделать. Думаю, Прохор Семёнович нам поможет….Но мне кажется, ты сильно рискуешь.

Катюня старательно выполняла все команды Романа. Хотя её спина и ноги порядком затекли от долгого сиденья в одной позе, она боялась даже глазом моргнуть. Тут же неподалеку пристроился на лавочке староста. Прохор Семёнович считал своей святой обязанностью следить за процессом. Ведь ещё ни один художник не писал портретов жителей их деревни.

Лишнее присутствие отвлекало Романа, но он понимал, что нельзя выпроваживать старика.

— Катерина Савельевна, может устали?

— Ещё не очень….Работай, родимый!

Женщина даже не пошевелилась.

— Как станет невмоготу, вы скажите! Сделаем перерыв!

Прохор Семёнович решил, что настала пора сказать ему свое веское слово.

— Наша Катерина Савельевна и не такое в жизни проходила. Я то чуть моложе её, сразу после войны родился. А Кате было семь годков, когда фашисты пришли….

Пожилая натурщица оживилась.

— Чего ты про меня рассказываешь? Я и сама ещё могу за себя слово сказать!

— Я же как лучше хотел, а ты обижаешься!…Или уже загордилась, что художник на тебя обратил внимание?…Сидишь, и представляешь, как твоя физиономия будет где-нибудь в Третьяковке висеть.

 

Роман понял, что сейчас бесполезно пытаться усадить натурщицу на место. Баба Катя решила позировать во всём новом. Она без смущения призналась.

— К похоронам готовилась, но раз такой случай, решила принарядиться!

Тогда Прохор Семёнович тоже не преминул поиздеваться над ней.

— Катюня! Ты могла бы вообще в одном исподнем позировать, или без него….

Маленькие глазки старика сально заблестели, и женщина пригрозила ему кулаком.

— А у тебя одни бабы бесстыжие на уме! Уже песок из одного места сыпется, а всё про баб думает!

— Катерина Савельевна, так это же хорошо! Значит, я ещё мужчина ого-го-го!

— Кабель ты, плешивый!

Больше всего старосту обидело то, что Катюня обозвала его плешивым. И он решил ей отомстить.

— С тебя можно только писать Бабу Ягу, или саму тётку с косой! Хорошая получится натура!

— Проша, это ты просто завидуешь, потому что Роман Аркадьевич выбрал меня, а не тебя.

Такие перепалки происходили каждый день. Хотя они вносили в работу некий диссонанс, Роман терпел эту вакханалию. Лиза тоже наблюдала за всем этим действом, и однажды поинтересовалась.

— Рома, ты развёл бы враждующие стороны по разным углам! Ну, невозможно же так работать!

Художник поднял кверху указательный палец.

— Нет, нет, это нельзя делать ни в коем случае! Я тоже сначала хотел удалить с площадки старосту, но потом вдруг заметил, что во время их «сражений» меняется лицоКатерины….Понимаешь, оно играет! И это невероятно, но мне хочется передать всю гамму.

Лиза подошла к Роману, и пощупала лоб.

— Вроде нормальная температура!

— Лиза, пойми, что я впервые ощущаю такой прилив, словно он мне из космоса послан!

— Рома, тебя точно баба Катя околдовала.

Катерина Савельевна много раз просила.

— Роман Аркадьевич! Ты хоть бы показал, что там получается!

— Не положено! Примета такая есть! Скоро мы закончим с вами работу, и тогда посмотрите, что получилось.

 

Роман строго соблюдал негласные правила, и даже Лизе никогда не показывал своих незаконченных работ. И она тоже с нетерпением ожидала финальной части процесса. За эти несколько недель молодые люди очень сдружились с Катюней. Лиза помогала старушке по дому, а Роман даже обкосил её двор. Катерина Савельевна бережно собрала всю траву, и расстелила на солнце. Лиза с удивлением спросила.

— У вас же нет ни коровы, ни козы! Зачем вам сухая трава?

— А я в сенцах расстилаю, чтобы пахло….Мы после войны на сене спали. Немцы, когда драпали отсюда, выжгли всё, ничего живого не оставили. Мне тогда уже десять лет было, и всё хорошо помню…..Помню, как переспевшая пшеница горела в поле, а мы плакали, потому что голодные были. Сейчас и вспомнить страшно, такого мы натерпелись! И голодали, а потом работали с зари и до ночи в поле….Некоторые сознание теряли….

Катерина Савельевна подняла глаза к небу, и трижды перекрестилась.

— Ходи за мной, своим чаем тебя угощу.

Лиза обрадовалась.

— Вы сами травы сушите?

— Мама приучила меня, я магазинный чай не люблю, свой напиток готовлю.

Пока старушка готовила нехитрое угощение, Лиза с интересом рассматривала грамоты, которыми были увешаны все стены в доме бабы Кати. Она не могла сдержать удивления.

— Катерина Савельевна, что же вы раньше не сказали, что вы Герой Труда?!

Пожилая женщина поставила чашки с чаем на стол.

— Не привыкла я хвалиться, и трясти своими наградами….Да, и сейчас это не в цене.

Лизу переполняли самые разные чувства, когда она возвращалась домой. Роман уже с нетерпением поджидал её.

— Ты где пропала? Я уже стал волноваться!

— Рома, ты не представляешь, какая потрясающая эта Катюня! У неё столько грамот и наград!

— Я знаю. Бабуля мне показывала, и староста рассказывал о её трудовых подвигах. Теперь ты сама понимаешь, что я не зря выбрал именно эту старушку….Кстати, я уже закончил работу, можешь оценить.

 

Роман сбросил с мольберта кусок сукна, и Лиза охнула.

— Как живая Катюня! А глаза! Ромка, ты настоящий художник! Такая точность передачи! И задний план здорово получился! Лето, сенокос и бабушка Катя…Рома, мне плакать хочется! Когда покажешь нашей героине портрет?

— Завтра.

Но утром раздался сильный стук в окно. Роман в испуге вскочил с постели.

— Кого там принесло в такую рань? Наверное, наш староста с новыми идеями.

Он открыл дверь, и увидел беспокойного соседа.

— Ребята, померла наша Катюня! Пришёл я к ней, дверь открыта, а она сидит на табурете с альбомом….Думал, не спится бабе, фотки решила посмотреть. Подошёл, а она уже холодная.

Прошёл год. Роман очень волновался перед своей первой персональной выставкой. После отпуска в Рожево его словно прорвало, и он сутками не отходил от мольберта. Дипломная работа Ромы привлекла внимание профессионалов, и ему стали прочить светлое будущее. А один очень влиятельный эксперт обещал помочь с организацией выставки. Лизавета всячески старалась помочь мужу, и переживала так, словно это была её собственная выставка.

И наконец, настал тот день, о котором мечтает каждый мастер. В небольшом зале, где были выставлены картины молодого художника, было многолюдно. Но основное внимание публики привлекал портрет пожилой женщины с чистым, детским взором. Она вглядывалась в бескрайнюю даль, не обращая внимания на мужчин в белых рубахах, косивших немного поодаль от неё траву.

Незнакомый мужчина подошел к Роману.

— Невероятное ощущение! Очень талантливая работа! Вы автор?

Рома смущенно пролепетал.

— Да.

-Я бы с удовольствием купил этот портрет.

— Нет, эта работа не продаётся.

— Подумайте, я вам хорошо заплачу!

Роман посмотрел на Лизу, а потом на статусного посетителя.

— Извините, но этот потрет мне дорог. Он бесценен.

Автор: Милана Портнова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,389sec