Йети. Глава 3 Прибупейцы

Сегодня утром меня разбудила капель! Третья весна в доме бабы Маши, третий год я просыпаюсь рядом с мохнатым боком моего Васи!
— Вась! Вставай! – толкнула его в бок. Он повернул голову и уставился удивлёнными серыми глазами на меня.
— Погляди! Погляди! Какая я сегодня красивая!
— Вижу, вижу, — улыбается Вася, обнимая меня, — у нас будет дочка!
— Вот разбойник! Даже то, что дочка рассмотрел! И давно ты это знаешь?
— Нет, только вчера понял!
— И ничего мне не сказал!
— Так ты молчишь, я и думаю – так надо!
— Вот я тебя! — прижала Васю к постели и начала целовать, — А вот как без меня ты в лесу ночевал?
— Ночевал, бывало…
— Да как же там спать? Там и лечь негде?
— А вот так!
Вася соскочил с кровати, стал на колени и положил голову на сложенные на полу руки.
— Видишь, издали я похож на серый холмик, покрытый мхом и лишайником. А при малейшей опасности готов вскочить и исчезнуть!
— Действительно… А за эти годы ты со мной отвык и разнежился… Наверное, теперь в лесу и заснуть не сможешь?
— Надо попробовать…
— Я тебе попробую! – сказала я, неожиданно опрокинув Васю на пол… — Вот ты мне скажи, кто такие прибупейцы? Последние дни я всё время просыпаюсь с этим словом, и отчего-то мне становится так грустно и чудится молоденький паренёк, что плачет у моего порога.
— Прибупейцы – такой народ… — Вася старательно делал вид, что я его положила на лопатки, и он уже не в силах меня скинуть. — Слово «прибупейцы» означает – мастера. Всех своих они называют мастерами-прибупейцами, в отличие от диких народов, которые не думают становится мастерами своего дела. Юноша же, которого ты видишь в моих снах, действительно существует. Вот с ним ты мне можешь помочь?
— Конечно, помогу? А далеко ли от нас живут прибупейцы?
— Не далеко и не близко, — пояснил Вася, — живут они в параллельном мире, куда можно добраться по туманной тропе. Начало тропы рядом с тем дальним домиком, где ты уже была. Кстати, тебе хорошо бы пожить там всё лето и осень, незачем всем знать о твоей беременности. И родить ребёнка там удобнее, баба Маша как всегда поможет.

Через пару дней мы добрались до нашей избушки. Маленького Мишутку я не захотела оставлять и взяла с собой. Начало тайной тропы оказалось прямо в чулане дома. Два шага в туман, и мы с Васей и спящим сыном оказались в таком же чулане, но уже в ином мире. Выглянула в окно и обомлела – вместо дремучего леса на высоком берегу реки – множество разноцветных одноэтажных домиков, все разного цвета и все светятся, как будто подсвеченные лампочками. Красиво!
— Это ты видишь цвет мастерства в каждом из домов, — пояснил Вася, — так сказать, ауру жилищ настоящих мастеров. Пошли к выходу. Я открыла дверь и прямо у порога увидела юношу из моего сна. Он грустно сидел на лавочке и безнадёжно смотрел вдаль. Нас он даже не замечал, полностью уйдя в свои переживания.
— Как же я с ним буду говорить? Я же их языка не знаю.
— Ну… Мысли его читать ты сумеешь, а твои ответы я ему переведу. Впрочем, через недельку-другую, я думаю, и сама научишься говорить или он начнёт наш язык понимать.

 

Я рассматривала неподвижного юношу. Одет в длинный халат, на голове меховая шапочка, чуть закрывающая уши, на ногах кожаные ботинки. Вся одежда и даже ботинки по краям украшены вышитым узором. Красиво и необычно. Вася подошёл к нему и что-то сказал на певучем незнакомом языке, юноша повернулся, поднял на меня свои глаза.
— Наконец-то, госпожа, я Вас увидел! Могу я надеяться?
— Вася, ответь ему, что я постараюсь ему помочь, если он подробно расскажет мне о своей проблеме.
— Всё ужасно, — сбивчиво начал юноша, — через полгода 20, мастерство не рождается, меня пошлют в САДЫ, я не согласен, лучше смерть!
— Ничего не поняла, — сказала я Васе, — пусть расскажет всё медленно и подробно. Почему 20, какое мастерство, что за САДЫ, чем они страшны? Кстати, спроси, как его зовут?
Вася спросил, после чего юноша закрыл лицо руками и заплакал.
— Самое обидное, что у меня совсем не будет имени, а после смерти никто обо мне не вспомнит.
— Но сейчас-то как тебя зовут?
— Никак! Ведь имя дают только тем, кто докажет своё мастерство.
— Какое хоть мастерство тебе надо доказывать.
— Наше, семейное. Мой отец Пебучас-семнадцатый — семнадцатый часовщик в нашей стране.
— Так! И что ты должен сделать, чтобы доказать своё мастерство?
— Я должен сделать часы.
— И в чём проблема?
— Я сделал, но они не ходят!
— Теперь понятно. К сожалению, с этим я тебе помочь не смогу. Часы я делать не умею. Какую же помощь ты от меня хочешь получить?
— Ведь ты из иного мира, — начал юноша, — как нам объясняют старейшины, из жестокого мира, где смерть дело обычное. Там даже Спасителя распяли на кресте! Но Спаситель указал нам путь в иной мир, где никто никого не убивает. И святые йети по Его воле отвели нас сюда. Теперь, только ты можешь дать мне то, что я хочу. Ты можешь дать мне смерть! Для тебя ведь это дело обычное. Нам говорили, что вы даже невинных животных убиваете и съедаете. Не обижайтесь, госпожа, глядя на Вас, я думаю, что это неправда. Но уж человека-то по его собственной просьбе Вы можете убить?!

В полной растерянности я смотрела на бедного юношу и думала, что же мне с ним делать. Как ему объяснить, что я только вчера совершила ужасное, по его мнению, преступление – зарезала очередную курицу и сварила из неё суп. Но, несмотря на всю жестокость этого деяния, я не способна к убийству человека.
— Расскажи мне пожалуйста про САДЫ, — перевела я разговор на другую тему, — зачем туда отправляют людей и почему ты предпочитаешь умереть, чтобы только там не оказаться?
— Как, а разве в Вашем мире нет САДОВ? Туда отправляют тех, у кого нет имени. Если к 20 годам человек не стал мастером, то ему не дают имени и отправляют в САДЫ. Также туда могут отправить человека, который предал своё мастерство. Его могут лишить имени и отправить в САДЫ. Как у Вас поступают с теми, кто не хочет жить по правилам? Хоть Вы и живёте в жестоком мире, но ведь не всех же у Вас распинают на крестах?
— Нет! Нет! – успокоила я юношу. – Спасителя у нас тоже очень уважают и любят, и на крестах давно уже никого не распинают. Тех же, кто не хочет жить по закону, сажают в тюрьму. Наверное, это что-то вроде ваших САДОВ. Расскажи мне о САДАХ подробнее.
— В САДАХ ни у кого нет имени, — начал юноша, — там ничего нельзя делать, так как там ничего нет, кроме цветов, лугов и деревьев. Есть ещё пруд, где можно купаться. Два раза в день через изгородь передают еду, и все едят. Всё! Больше ничего там нет! И так на всю оставшуюся жизнь! Понимаете теперь, как это ужасно!
— Так что же там ужасного? Может, плохо кормят?
— Нет! Кормят хорошо.
— А женщины, девушки там тоже есть?
— Конечно, ведь женщины тоже должны становиться мастерами, чтобы получить имя.
— Значит там тоже можно влюбляться, заводить семью?
— Влюбляться можно, а вот завести семью невозможно, так как детей забирают у матери сразу после родов.

 

Постепенно я начала понимать, как вся эта ситуация должна действовать на нежную душу моего собеседника. Тут заплакал Мишутка, и мне пришлось бежать в дом. Через пять минут вышла со своим зарёванным чадом наружу. Юноша с восхищением уставился на малютку. А тот, не долго думая, потопал к нему и ухватил его за палец.
— Мися ам! – сказал мой первенец и засунул в рот свой палец с другой руки.
— Значит, у вас есть сын и муж? – с восхищением заметил юноша.
— Да! Вот мой муж! – я указала на Васю.
— Святая госпожа! Я не знал, что у Вас муж — святой йети. Простите, что говорил с вами, как с обычной женщиной. Ведь Вы наверняка МАСТЕР?! Каким мастерством вы владеете?
— Меня зовут Светой, я целитель, — ответила я, — но ещё не мастер, я только учусь.
— Спасите меня! – юноша стал переда мной на колени. — Уверен, что Вы всё можете! Даже можете сотворить чудо, как пишут в старинных священных книгах…
Что мне оставалось делать?
– Надо посоветоваться с теми, кто лучше меня понимает в таких делах. А пока, юноша, не отчаивайтесь, поживите в нашей избушке. Что-нибудь я обязательно придумаю.

Я вернулась домой в полном раздрае своих чувств. Рассказала всё бабе Маше. Та задумалась.
— Знаешь, — сказала она, — чтобы стать мужчиной, иногда нужно умереть. Что вспыхнула? Не бойся, убивать его не нужно, а вот душу надо подтолкнуть… Вот, святые люди в пустыню уходили, только бы им никто не мешал…
— А я знаю, где всё это можно ему обеспечить, — встрял в наш разговор Вася, — есть у меня на примете полянка с озером посреди туманных дорог. Полянка без связи с внешним миром, где нет ничего, кроме озера. Пусть-ка твой пациент там отдохнёт и подумает, как жить дальше.
— И кормить его там не следует, — добавила баба Маша, — для просветления мозгов!

На следующий же день я объявила юноше свою волю, а Вася отправил его в это уединённое место.
— Как ты просил, — сказала я ему на прощание, — даю тебе возможность испытать в течение недели малую смерть, как ты этого хочешь. Надеюсь, это поможет тебе решить все твои проблемы.
Юноша со слезами на глазах благодарил меня и был согласен на все положенные испытания. Его не испугало даже недельное отсутствие пищи!
— Я понял! Ведь мёртвым есть не надо!
— Но пить воду и мыться ты там можешь, там есть озеро. Помни, что ты ещё не совсем мёртвый, и через неделю я хочу увидеть тебя живым и умытым!
Целую неделю я переживала, как там мой подопечный? Вася меня успокаивал, что ничего-то там с ним плохого случиться не может. Даже утопиться – не выйдет, глубина в озере по колено.
Вася был прав! Через неделю я увидела своего пациента отощавшим, но улыбающимся.
— Я всё понял! – сразу начал он. – Понял, почему не ходили мои часы! Как я счастлив и благодарен Вам! Только такой жестокий человек, как Вы, способны были подарить такие ценные для меня уроки малой смерти. Теперь я понимаю, почему Господь не уничтожает Ваш мир, полный зла и жестокости!…

 

Он ещё много чего говорил, стоя передо мной на коленях и прославляя меня, как богиню мудрости и жестокости, чем меня смутил до крайности. Свою речь он закончил уверением, что будет преклоняться передо мною, даже если я на его глазах совершу какое-нибудь страшное дело, например, убью и съем зверя или птицу, как им с ужасом в глазах рассказывали учителя в школе.

А через неделю пришло приглашение от нашего юноши на праздник имяполагания. В торжественной обстановке старейшины вынесли на помост часы, сделанные из деревянных деталей. Часы тихонечко тикали и не собирались останавливаться. Старейшина громогласно провозгласил, что на этого безымянного юношу полагается имя Пребучас-семидесятый!
— Носи это имя с честью, как твой отец!
Потом старейшина с поклоном подошёл ко мне.

начало

предыдущая глава
— Светлейшая госпожа по имени Света, — начал он, — от имени всей нашей общины прибупейцев приношу Вам глубочайшую благодарность за спасение от смерти нашего любимого чада. Мы всегда рады будем Вам помочь, если у Вас случится в чём нужда.
Все люди на площади поклонились мне земным поклоном и направились к накрытым столам. Но я отказалась от застолий и срочно отправилась к дому. Меня ещё с утра сильно подташнивало. Беременность всё же сказывалась.
Андрей Прудковский
Продолжение следует…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:70 | 0,392sec