Кто здесь гость, а кто – хозяин

Вечером в субботу Иван Сергеевич вернулся от своей матери совершенно расстроенным. За ужином он обратился к жене

-Слушай, Наташа, я думаю нам нужно перевезти маму к себе. Она совсем что-то расходилась, все путает, многое забывает. Говорит, что у нее давление каждый день скачет, и она порой путает какие ей таблетки пить… С соседкой говорил, так она тоже подтверждает, что маме одной жить опасно. Она и воду забывает выключить и газ, а тут день с ночью перепутала. Встала посреди ночи и пошла на улицу, говорит, что ей хочется прогуляться. Она ведь так может уйти куда-нибудь, а потом и адрес забудет или еще что-то плохое случится.

 

-Ну, а ты ей предлагал переехать к нам?- Наталья Петровна невольно вздохнула. Со свекровью у нее были неплохие отношения, но ведь это было тогда, когда они жили отдельно. Женщина прекрасно понимала, что если Ираиду Владимировну перевезут к ним, то у нее работы прибавится. Нужно будет ухаживать за очень пожилым и больным, а главное, непоседливым и властным человеком.

-Да, предлагал, она –за. Она очень даже хочет, потому что боится жить одна. И скучно ей говорит, иногда по целым дням не с кем словом перемолвиться. Я, когда ей намекнул на переезд, она так обрадовалась, что была готова сразу вещи собирать и ехать со мной. НО я сказал, что нужно все решить и только потом переезжать.

-ТО есть ты ей уже пообещал, что мы ее заберем…- вздохнула Наташа.

-Наташа, а что я могу сделать? Я понимаю, конечно, что у тебя работы прибавится и беспокойства от мамы будет много, но это же моя мама, я не могу от нее отказаться и не собираюсь этого делать и отдавать маму в дом престарелых тоже не буду.

Наташа услышала в голосе мужа металлические нотки, которые довольно редко появлялись, но в таких случаях он был непреклонным. И сама она тоже понимала, что ситуация безвыходная, поскольку Ираида Владимировна действительно не может жить в одиночестве.

-Нужно будет комнату Игоря в порядок привести и там поселить Ираиду Владимировну.

Игорь был их взрослый сын, он учился в другом городе, собирался там остаться на постоянное место жительства, у него уже была девушка, с которой он давно встречался и домой возвращаться был не намерен.

НО комнату его родители оставили в том же самом состоянии, в котором она была, когда сын жил дома. Они все же надеялись, что сын еще вернется, вдруг у него там не получится с работой или женитьбой. НО теперь придется сделать там небольшой косметический ремонт, убрать все вещи сына и устроить уютное жилище для матери.

-А что будем делать с квартирой мамы?- поинтересовалась Наталья Петровна.- Если ее сдавать, то тоже придется сделать хотя бы небольшой ремонт, а то там его не было лет десять, если не больше…

-Давай этот вопрос с мамой решим,- ответил муж. – А ремонт, конечно, сделать придется. Давай уже завтра с утра начнем этот вопрос решать, а то мама будет каждый день звонить раз по десять и спрашивать, когда же мы ее заберем.

Наталья только вздохнула, она понимала, что ремонт, даже небольшой, нарушит весь ее привычный быт.

-Ну, надо, так надо. У меня есть знакомая бригада ремонтников, я позвоню бригадиру и узнаю, смогут ли они к нам приехать и как быстро справятся с работой.

-А что там долго делать?- легкомысленно отмахнулся Иван Сергеевич,- нужно только все вещи Игорька унести в гараж. И посмотреть, что от мамы перевезти. Она же не сможет спать на этом прокрустовом ложе, которое Игорь себе соорудил. И еще, какие вещи она захочет взять. Она говорила, что ей обязательно нужно забрать ее громадное кресло и телевизор, этажерку с цветами и книги, а также секретер, он ей достался от мамы.

 

В течение трех недель ремонт был закончен, и маму перевезли на новое место жительства. Бригада благополучно отправилась делать ремонт в ее квартире, а Ираида Владимировна страшно переживала, что не может наблюдать и контролировать весь процесс ремонта.

Наталья Петровна с радостью убедилась в том, что от свекрови не так уж и много беспокойства. Она подолгу спала, еду подавать себе в постель не просила, ела то же самое, что и они. Правда, просила, чтобы ей покупали в магазине больше кефира и сырков. Но это было не сложно. Большую часть времени Ираида Владимировна проводила в своей комнате за книгами или смотрела сериалы. А когда вечером Иван Сергеевич приходил с работы, и они все собирались за ужином, то рассказывала, как она рада, что сын со снохой перевели ее к себе и как она счастлива от этого.

Через месяц ремонт в квартире свекрови тоже был закончен, заключили договор с риэлтерским агентством и благополучно сдали жилье бездетной семье на длительный срок.

-Вот, мама- удовлетворенно вздохнул Иван Сергеевич, — ты теперь будешь получать еще двадцать тысяч к пенсии. Я буду контролировать, чтобы все с квартирой было в порядке. Так что не волнуйся.

-Спасибо, сынок,- обрадованно сказала мать,- я так рада. У меня будут деньги на какие-нибудь приятные сюрпризы. Это всегда так мило. Я и вам смогу помочь при случае.

-Мама, не надо, побалуй себя, я хорошо зарабатываю,- отмахнулся Иван Сергеевич.

-Какие вы у меня хорошие,- прослезилась Ираида Владимировна,- как я рада, что вы у меня есть…

Потом она немного посидела и вдруг выпалила:

-Ой, а я забыла вас предупредить, что в пятницу вечером приедет мой брат, меня навестить.

-Какой брат, мама?- не понял Иван Сергеевич.

-Сынок, ты что? Мой брат Митя. ОН живет в райцентре. ОН приедет с женой, он меня давно не видел. Я тоже соскучилась. Мы уже не молодые, вдруг это последний раз нам удастся встретиться.

Наталья Петровна вопросительно посмотрела на мужа, тот пожал плечами.

-Я дядю Митю не видел же лет тридцать. ОН действительно давно не приезжал, мама к нему ездила еще, когда папа был жив. И что это вдруг он решился приехать?

-Так я его просила, нам же нужно увидеться перед смертью.

В пятницу приехал громогласный дядя Митя и его толстая, краснолицая жена. Они прожили в гостях неделю, и за это время Наталья Петровна с ног сбилась, ухаживая за гостями, которые очень любили поесть, делали это основательно не менее пяти раз в день, а потом всю ночь сладко храпели так, что кроме них больше никто не спал.

Когда гости уехали, то хозяева вздохнули с облегчением, правда, ненадолго. Через несколько дней Ираида Владимировна опять за ужином сказала:

-Я забыла вам сказать, что завтра приедет моя внучатая племянница с дочкой… или у нее сынок? Я что-то забыла.

 

-Какая племянница , мама?- удивился Иван Сергеевич.

-Да ты, что, не помнишь? Это же дочка моего двоюродного брата Михаила. Он умер уже лет десять назад. А Ирочке уже тридцать семь лет, у нее дочка или сынок… Они приедут ненадолго погостить и повидаться. Я по ней очень соскучилась. ВЫ же не против?

-ВЫ могли бы нам и раньше сказать об этом,- холодно ответила Наталья. — Я и так измучилась, пока ухаживала за вашим братом и его женой. Я в повара превратилась, только и делала, что готовила, мыла посуду и убиралась. А эта его женушка хоть бы раз предложила помочь.

-Ну, Наташенька, они же гости..- слабо возразила Ираида Владимировна. –А если тебе было тяжело, ты могла у меня помощи попросить.

Наталья в ответ только вздохнула. Скоро приехала племянница Ирочка с сыном Максимом, высоченным подростком пятнадцати лет, который постоянно слушал музыку и «залипал» в телефоне. Вместо одной недели они прожили десять дней, и опять Наталье Петровне приходилось готовить и убирать, поскольку Ирочка спала до обеда, а потом все вечера напролет активно проникалась культурной жизнью большого города.

Максим тоже спал допоздна, а потом подолгу занимал ванную комнату, за столом капризничал хуже кисейной барыши. Он не ел вареный лук, терпеть не мог супы и борщи, пил очень крепкий чай и кофе с кучей конфет или пирожных, а потом запирался в туалете на очень долгий срок.

Все это очень раздражало Наталью Петровну, и она стала высказывать свое недовольство мужу. Тем более, что н Ирочка, ни Максим особо не интересовались двоюродной бабушкой и времени с ней вообще не проводили.

-Интересно, как это они так соскучились, что не могли не приехать, но тут разом интерес к ней потеряли?- спрашивала Наталья мужа.- И надеюсь, к нам больше уже никто не приедет? Я устала так, как еще никогда в жизни не ставала. А денег мы за этот месяц потратили втрое больше, чем обычно.

-Ну ладно, дорогая, — успокоительно журчал муж,- они уедут, и у нас вроде бы родственников больше нет. Никто не приедет. Маме просто скучно было, вот она и перезванивается со всеми дальними и ближними родственниками.

-Что-то я не помню, чтобы к ней самой было такое паломничество родственников…- проворчала Наталья Петровна, проводив Ирочку и Максима.- Слава Бог, теперь поживем спокойно.

НО она рано радовалась. Спустя неделю Ираида Владимировна снова за ужином объявила:

-К нам опять приедут гости,- она восторженно посмотрела на оторопевших сына и невестку, а потом продолжила,- в воскресенье приедет моя тетя Мария с мужем и внуком. Он у них еще маленький и его оставить не с кем.

-Мама,- не выдержал Иван Сергеевич,- откуда ты берешь всех этих родственников? Они у нас никогда не закончатся? Раньше к тебе никто не ездил, а теперь какое-то паломничество открылось. Ты их специально приглашаешь?

 

-НО, милый, раньше, куда бы я их пригласила. У меня маленькая однокомнатная квартир. Тесно, я уже старая, готовить почти не могу. А сейчас я живу в таких царских условиях, у нас квартира большая, целых четыре комнаты, Наташа так вкусно готовит. Мы живем в центре, все рядом. А в магазинах сейчас ведь все есть, купить не проблема. А если вам денег не хватает, я добавлю… Эти двадцать тысяч, которые ты мне ал, я еще не истратила. Правда, я дала Ирочке на подарок для Максика из моей пенсии. НО все равно ведь всего сейчас хватает?

-Мама, а у нас еще много родственников, которые хотят приехать тебя повидать?

-Как у всех людей. У меня остался из братьев только Митя, но есть еще тетя Маша, которая приедет, есть две двоюродные сестры, есть троюродный брат… У них у всех есть дети и внуки. Это же родная кровь. С ними нужно поддерживаться отношения. Ой, а я еще хотела пригласить в гости мою золовку, я ее не видела уже лет пять. Мы с ней только на кладбище виделись, на могиле твоего отца. А нам так много есть о чем поговорить, вспомнить моего бедного Сережу.

Наталья молча вышла из кухни, она еле-еле сдержала себя, чтобы не наговорить лишнего своей свекрови. Она понимала, что это мать ее мужа, она- пожилой и больной человек, но в голову лезли всякие мысли.

-Была у зайца избушка лубяная, а у лисы ледяная… Так, кажется, говорится в детской сказке. Был у нас покой и тишина, а теперь я в своем доме только повариха и прислуга. И конца краю этому я не предвижу.

Вслед за ней вышел муж

-Наташа, не расстраивайся. Я поговорю с мамой, я попрошу ее никого не приглашать в наш дом. Она поймет. Я знаю, что ты очень устала, но ты потерпи, пожалуйста, тетю Машу…

-И ее мужа и маленького внука…- горько усмехнулась Наталья Петровна.- Поговори, поговори, только вряд ли это подействует. Ты слышал, что мама сказала, у нас прекрасная четырехкомнатная квартира и можно сюда приглашать гостей.

-Ты же все понимаешь…- тихо сказал муж.

-Я все понимаю,- подтвердила жена.- Я все понимаю и потреплю.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,351sec