Когда любовь настоящая

Максим встретил ее в больничном коридоре, ожидая своей очереди к врачу. А она сидела напротив рядом с пожилой женщиной, вероятно, своей мамой. Они тихо переговаривались, а он смотрел на ее грустные глаза, красивое лицо и роскошные волосы, но разглядывал ее украдкой, не хотел смущать.

Мама нежно называла ее Ладушкой и, по-видимому, успокаивала, говоря тихо и внушительно. Девушка слушала ее, почти не поднимая глаз, лишь изредка устремляя взгляд на него. Максиму почему-то казалось, что она вот-вот заплачет. Чувство жалости передалось и ему, но тут его вызвали в кабинет врача.

 

Его больничный был закрыт, он отделался лишь гриппом, сейчас поправился и мог выходить на работу. Выйдя в коридор, он заметил, что девушки с мамой уже нет, видимо их тоже вызвали к доктору. И он отправился домой, решив пообедать по дороге.

Готовить он не любил, хотя умел и неплохо. Но для себя одного считал это напрасной тратой времени. Его напряженный график работы в риэлторской конторе оставлял мало времени на кухню, спорт и различные увеселительные мероприятия. Максим хотел купить дом, поэтому уже несколько лет работал, не покладая рук.

Этого не оценила его прежняя возлюбленная Дина и покинула его. Дом домом, но ей тоже нужно уделять время, а она вечно одна, даже по выходным ему иногда приходилось встречаться с капризными клиентами, которые не могли осматривать предлагаемые квартиры в будние дни.

Теперь Максим один. Мама торопит с женитьбой, а у него одна работа на уме. Да и на ком жениться? Не на ком. Офисные романы не приветствуются, да у них там и нет подходящих кандидатур. Во всяком случае ему не нравятся все эти деловые курящие дамы на машинах, одна другой круче.

Сидя за столом в кафе он думал обо всем этом, вспоминая Ладушку из больничного коридора. Конечно, она была ему не пара. Но ее грустные глаза, симпатичный курносый носик так и стояли перед глазами.

Максим отвлекся от своих невеселых мыслей, плотно поел и позвонил маме. Она жила в другом городе и всегда была рада его звонкам.

— Сынок, ты с Диночкой не помирился, — осторожно спросила мама в конце разговора.

— Ма-а-ма, мне не пять лет, чтобы мириться. С Диночкой мы расстались, понимаешь? А ты сама учила, что в одну и ту же реку…

— Ладно, ладно, сынок. Я просто так спросила, — перебила его мама, и он услышал ее вздох. Она переживала за сына, которому скоро тридцать шесть, а он все один.

Затем Максима закрутили-завертели рабочие будни. А через две недели друг пригласил его на рыбалку. День был отличный, они наловили мелкой рыбешки, сварили уху, наелись и наговорились от души.

Друг стал каких-то подруг жены ему сватать, познакомиться бы не мешало. Но Максим отмахнулся, почему-то вспомнив снова про Ладу. Только другу о ней не рассказал. Да и что рассказывать? Нечего.

 

Возвращаясь домой, он друг заметил из окна машины Ладу с мамой. Они были нагружены сумками, видимо, возвращались из магазина. Максим быстро припарковался и догнал женщин уже у перехода. Они ждали зеленый свет.

Девушка обернулась, и его глаза встретились с ее заинтересованным взглядом. Он улыбнулся и поздоровался. Лада грустно кивнула в ответ.

— Вам помочь? – тут же спросил Максим.

— А мы знакомы, молодой человек? – поинтересовалась пожилая женщина.

— Мы виделись в больнице, мама, — тихо ответила Лада.

«Значит она меня тоже заметила», — мелькнуло у Максима в голове.

Он взял сумки с продуктами, и они все вместе перешли через дорогу. Прошли еще полквартала, и мама Лады сказала:

— Спасибо, молодой человек. Дальше мы сами.

Но Максиму не хотелось снова потерять Ладу из виду, он набрался смелости и спросил у девушки номер телефона. Она не отказала под неодобрительный взгляд своей матушки.

И буквально с этого вечера они стали перезваниваться. Разговаривали подолгу. Сначала на общие темы: работа, увлечения, фильмы, друзья. Но спустя две недели говорили и о более серьезных вещах: личная жизнь, проблемы, планы на будущее. После одного из таких разговоров Максим стал умолять о встрече. Но Лада отказалась.

— Думаю, что не стоит, Максим. Давай останемся просто друзьями. Я так люблю наши вечерние беседы, ты вдыхаешь в меня какую-то теплую волну. Жить хочется, понимаешь?

Он понимал. После всех ее несчастий, о которых она поведала, ей конечно же нужна поддержка, и он готов ее оказать. Но в душе мужчины разливалось уже нечто большее. Он хотел быть рядом, видеть ее милое лицо, слышать живой голос. И он решился снова пригласить ее, уже более настойчиво.

— Лада, нет ничего страшного, если мы прогуляемся вдвоем. И разговорам нашим это не помешает. Вот увидишь! Друзья ведь тоже встречаются, а не только по телефону разговаривают.

И она согласилась. Они гуляли по осеннему парку, прохожие порой оборачивались вслед, и это ее смущало. А Максим как будто не замечал. Он рассказывал ей веселые истории и в первый раз увидел, как она смеется. Не улыбается, а именно хохочет, звонко и от души. Затем они встретились с ее мамой и расстались.

 

После этого было еще несколько встреч, таких же радостных. Он видел, как Лада меняется на глазах. Из подавленной горем и всеми несчастьями, свалившимися на ее голову, она постепенно как бы оттаивала, становилась самой собой, той очаровательной молодой женщиной, каковой была, вероятно, до этого.

Максим думал о ней постоянно, ждал встреч, звонил каждый день. Пока наконец поздно ночью не позвонила ее мама.

— Нам нужно поговорить, Максим, — сказала она почти шепотом. – Только умоляю, Ладушке ни слова. Обещаете?

— Конечно, — ответил удивленный мужчина и назначил встречу прямо на следующий день.

Они сидели в небольшом кафе в укромном уголке, и мама Лады постоянно оглядывалась вокруг, будто остерегалась кого-то.

— Я не хочу, чтобы вы морочили моей дочери голову, — заявила она наконец. – Все эти ваши встречи… она плачет после них, а я не могу ее успокоить.

— Я не совсем понимаю, — сказал обескураженный Максим.

— А что тут понимать? Вы ведь не женитесь на ней, раз до сих пор еще холосты. Извините. Не хочу вас обидеть, но ей и так досталось в жизни… — женщина почти заплакала, но быстро взяла себя в руки. — Еще одна потеря или расставание ее погубят. А я мать, просто хочу уберечь дочь от стресса.

Проговорили они долго, почти два часа. Максим узнал все подробности несчастья, которое произошло с Ладой. И в эту минуту ему захотелось только одного: обнять ее, прижать к себе нежно и никогда не отпускать.

Об этом он и сказала пожилой женщине, утирающей слезы.

— Я приду к вам завтра вечером, но только прошу вас, расскажите Ладе о нашей встрече. Пусть все будет по-честному. Я не оставлю ее.

 

Женщина обняла Максима на прощание, дала свой адрес и ушла, обещав поговорить с дочерью. Вечером он, как всегда, ждал звонка от Лады, но она не звонила, он позвонил сам, но телефон был отключен.

На следующий день на работе он не находил себе места, держа телефон на рабочем столе. Слава богу, выездов с клиентами не предвиделось, и он, как мог, сосредоточился на офисной работе, которой накопилось изрядно.

Мама Лады позвонила около пяти и сказала, что они с дочкой ждут его в гости. Максим аж подпрыгнул на месте! Он купил большой букет роз, коробку конфет и отправился на заветную встречу.

Лада сидела в углу гостиной, в глазах стояли слезы. Он буквально подбежал к ней, положил цветы на колени, взял ее лицо в свои ладони и произнес:

— Ну что ты, глупенькая моя. Я люблю тебя, слышишь? Люблю! Поверь мне, открой свое сердце.

И она обняла его. Но тут мама пригласила их к чаю. Он осторожно подкатил кресло, в котором сидела Лада, к красивому столу, а мама забрала у нее цветы и поставила их в центре рядом с открытой коробкой конфет.

С этого дня они стали одной семьей. Нет, Максим не переселился к ним окончательно, но приходил каждый день, все выходные тоже проводили втроем. И он вознамерился поставить Ладу на ноги.

***
Она была на шестом месяце беременности, когда они с мужем попали в страшную аварию. Муж погиб на месте, ребенка она потеряла, да еще и получила травму позвоночника.

 

Восстановление было возможно, Максим говорил с ее врачами, но оперироваться лучше за границей, и стоит это соответственно. Но тут проблем не было. Не зря же он столько лет копил на дом.

Максим выложился на все сто, но добился помощи врачей, которые помогли определить Ладу в одну из лучших клиник в Израиле. Туда они улетели вместе, а вернулась она на своих ногах. Костыли пока были нужны, конечно, но это лишь дело времени.

Приехала мама Максима. Познакомились, и она сказала:

— Я всегда знала, что мой сын самый лучший мужчина на свете. Счастья вам, дети. Ладушка, а ты просто очаровательна. О такой невестке я всегда и мечтала, уж поверь мне.

Все сложилось хорошо. Лада поправилась, постепенно, не сразу. Но ее воля к жизни, забота Максима и реабилитационного центра помогли ей поверить в чудо, и оно свершилось!

На свадебной церемонии она стояла в великолепном белом платье, высокая, стройная. И никто никогда не подумал бы, что совсем недавно эта красавица была прикована к инвалидному креслу.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,361sec