Когда всё не так, как кажется

Алёна ехала с работы в автобусе, прислонив голову к оконному стеклу. По нему стекали капли дождя, делая мир за окном размытым и до нереальности искажённым. «Прямо как моя жизнь. Будущее размыто и непонятно. И от этого немного страшно». Алёна прикрыла глаза. Под ресницами блеснули слезинки.

— Вот молодёжь. Сидят, будто никого не существует вокруг. А пожилые люди стоят, — раздался над головой женский голос, полный осуждения и злобы на весь мир.

 

Алёна открыла глаза и увидела нависающую над сиденьем полную крупную женщину с недовольным лицом. Её глаза буравчиками сверлили Алёну.

— Садитесь, пожалуйста, – сказала Алена, вставая.

— Конечно, сяду. Пока не скажешь, не уступят, — проворчала женщина.

Алёна с трудом протиснулась между женщиной и спинкой впереди стоящего сиденья. Стоя у дверей, она слышала ворчание про невоспитанную молодёжь. Несколько голосов вторили женщине. Она нашла союзников.

«Может, у неё положение ещё хуже, чем у меня. Оттого такая злая и недовольная, — подумала Алёна.

— Вы выходите? – раздался позади молодой голос.

Алёна оглянулась и узнала свою школьную подругу Катю.

— Алёнка! Ну надо же. Тысячу лет не виделись…

У Алёны не было времени ответить, потому что двери автобуса с шумом распахнулись, и народ стал напирать сзади, выталкивая подруг наружу.

— Как я рада тебя видеть, — улыбнулась Катя.

Выглядела она свежей и довольной жизнью. Подруга взяла Алёну под руку. – Не надейся, что отпущу тебя, пока не узнаю всё-всё.

— Я тоже рада, — без улыбки сказала Алёна. — Но домой не могу тебя пригласить.

— Не можешь и не надо. Пойдём ко мне, вернее, к моей маме. Я вышла замуж и живу в другом месте. Еду вот навестить её, — сказала Катя по дороге.

— Кать, я не могу, правда. В другой раз, — говоря это, Алёна даже остановилась.

— Даже слушать ничего не хочу. Знаю я, что следующего раза придётся ждать ещё сто лет. Пойдём, ну хоть на полчасика, — протянула Катя умоляюще.

— Ладно, но не дольше, — сдалась Алёна.

— Что у тебя семеро по лавкам дома?

— Нет. Дочка и муж.

— А я уж бог знает что подумала. Дочка с мужем подождут. – Уверенно сказала Катя и увлекла подругу мимо её дома, дальше по переулку.

— Мам, смотри, кого я привела! – торжественно представила Алёну Катя.

 

Мама Кати, увидев Алёну, радостно всплеснула руками. В школе девушки были подругами не разлей вода. Первое время после окончания школы Катя звонила, настаивала на встречах. Но Алёне было не до того.

Она влюбилась без памяти. Каждый день выслушивала уговоры мамы не выходить замуж. «Ну что ты в нём нашла? Боксёр. Ну какая это профессия – молотить кулаками друг друга? Вечно сломанный нос, а то и инвалидность. Подумай, дочка…»

Мама Кати принялась выставлять на стол чашки для чая.

— Мам, дай нам поговорить, — попросила Катя.

— Да-да, конечно. Я понимаю. — Мама вышла из кухни.

— А теперь рассказывай. Я сразу поняла, что у тебя неприятности. Давай, давай, выкладывай. Может, смогу помочь.

Алёна не готова была выкладывать подруге свои секреты. Но Катя смотрела на неё с таким искренним сочувствуем, что она постепенно всё рассказала.

— Так ты за своего Юру всё-таки замуж вышла? Помню, как ты в него влюблена была.

— Да. С мамой ругались из-за него постоянно. Знаешь, она всегда мне тебя в пример ставила. Говорила, что ты хорошо устроишься в жизни, потому что расчётливая и умная. А меня называла романтичной тургеневской барышней, — сказала без обиды Алёна.

— Узнаю Татьяну Петровну, – усмехнулась Катя. – Она всё ещё преподаёт в школе?

— Да. – Алёна впервые улыбнулась.

Катя – блондинка с правильными чертами лица, стройная, чуть выше подруги ростом. А Алёна была круглолицей, с русыми вьющимися волосам и наивным взглядом голубых глаз. Действительно тургеневская барышня, верившая в вечную любовь и готовая на жертвы ради неё. Правда, сейчас Алёна выглядела уставшей и похудевшей, а взгляд голубых глаз потух.

— Сначала всё было хорошо, но на отборочных соревнованиях на чемпионат России Юра получил травму головы. Плюс инсульт… — Алёна махнула рукой. — Врачи не давали никаких прогнозов. Какой уж тут спорт. Я тогда беременная уже была. Не знаю, как не выкинула.

 

Потом родила и с дочкой на руках ухаживала за Юрой. Если бы не мама, не выдержала бы. Машину продали, деньги нужны были. Через полгода после родов я вернулась на работу. Мама сидела с дочкой. Ей уже шестой год. Вылитая Юра.

На его восстановление ушли годы. Я уже не надеялась, что Юра хотя бы ходить сможет. Но он справился. Спорт, конечно, пришлось забыть. Он же ничего не умеет, кроме как драться на ринге. То работа не нравится, то образования не хватает, то не берут после травмы. Переживает сильно, что не может работать. Стал раздражительным и замкнутым. С дочкой ещё оттаивает… — Алёна отвернулась, чтобы спрятать набежавшие на глаза слёзы.

— С работой я попробую помочь. – Катя накрыла ладонью руку Алёны. — Да что пробовать, сейчас вернусь домой и поговорю с мужем. Он у меня хоть и не владелец заводов и пароходов, но фирму свою с партнёром создал. Охранником твой муж может же работать? Не грусти, не пропадём, подруга. – Катя погладила Алёну по плечу.

— Спасибо, Кать. Хорошо, что мы встретились. Но мне пора. Юра не любит, когда я задерживаюсь. Он ревнует, боится, что я его брошу.

— Давай номерами телефонов обменяемся. Я перезвоню тебе завтра. Павел меня очень любит, думаю, не откажет в просьбе помочь мужу моей лучшей подруги, — улыбнулась Катя.

— Мама права, ты действительно умница. Я Юру ругаю, а сама нюни распустила, — Алёна обняла на прощание подругу.

— Да брось. И у тебя всё наладится. Знаешь, как говорят? Не смотри, на старт, главное – каким человек придёт к финишу, — улыбнулась ободряюще Катя.

Дома Алёна ничего не сказала мужу, чтобы не обнадёживать его напрасно. Катя позвонила только на третий день, когда Алёна потеряла надежду и терпение.

— Это я. Привет, — в трубке раздался бодрый Катин голос. – С мужем я поговорила, он готов взять Юру охранником. Только хочет с ним лично увидеться. Сама понимаешь, после таких травм у человека часто с психикой начинаются проблемы. Извини, если неприятные вещи говорю.

— Я понимаю, — ответила Алёна, радуясь, что хоть не отказал сразу.

— Значит, завтра пусть приходит в офис к трём часам. Одежда парадная. Помыт, побрит. Да, сегодня пусть ни капли в рот алкоголя не берёт. Павел не любит этого.

— Юра вообще не пьёт, — возмутилась Алёна.

— Прости, я просто предупредила, — примирительно сказала Катя.

Алёна передала разговор мужу, опуская просьбу не пить, чтобы не обидеть его, не настроить заранее против такой помощи.

На следующий день Юра пошёл на встречу в костюме с галстуком. Алёна волновалась, не выпускала телефон из рук. Когда он позвонил и сообщил, что его взяли на работу охранником, она обрадовалась. Действительно боялась, что Юра начнёт искать утешение в бутылке, хоть не признавалась в этом даже себе.

 

Юра стал хорошо зарабатывать, и Алёна видела перед собой прежнего уверенного в себе мужа. Два месяца прошли спокойно и счастливо. Казалось, жизнь ввернулась в прежнее русло.

Потом муж Кати уволил своего водителя за какую-провинность. Пока не нашёл нового, предложил занять его место Юре. Права у него есть, машину водить умеет, сообразительностью не обделён.

Через неделю Юра стал возвращаться домой поздно. Его взгляд снова стал хмурым и задумчивым. Он односложно отвечал на вопросы Алёны, пытавшейся выведать у мужа причины плохого настроения. Юра отмахивался, говорил, что устал.

Но однажды он пришёл домой с разбитыми костяшками пальцев на правой руке.

— Ты дрался? – испуганно спросила Алёна мужа.

— Да, пришлось, я же охранник. Не бери в голову, — отмахнулся Юра.

Но через два часа позвонила Катя и, не тратя времени на приветствия, сразу выложила:

— Я помогла вам в трудную минуту, а твой Юра отплатил тем, что избил моего мужа.

— Да объясни спокойно, что случилось? – спросила ничего не понимающая Алёна.

— Это ты у своего муженька спроси. Он точно больной на голову, — выкрикнула Катя и положила трубку.

Не успела Алёна пристать к мужу с расспросами, как раздался требовательный звонок в дверь. Так звонит только тот, кто уверен в своей правоте и требует возмездия или наказания.

— Я сам открою, — сказал Юра, хотя Алёна и не собиралась этого делать.

Вскоре до неё донёсся разговор на повышенных тонах. Когда упало что-то тяжёлое, Алёна не выдержала и выглянула в прихожую.

Мужчина в черном пальто стоял, вжавшись спиной в вешалку и закрывая лицо руками. Ещё один мужчина в кожаной куртке стоял посреди прихожей, согнувшись пополам и хватая ртом воздух. А Юра прижимал к стене ещё одного качка, выше его на целую голову.

— Уйди! — резко бросил Юра, не оглядываясь на Алёну.

Потом он открыл дверь и по очереди выкинул из квартиры качков. Третий мужчина бочком выскользнул следом заними. Оказавшись в безопасности, он стал угрожать расправой. Юра захлопнул дверь.

— Что произошло? – набросилась Алёна на мужа.

— Муж твоей подруги пришёл меня убивать. Да только плохо подготовлены его бульдоги. Я больше у него не работаю.

— Но почему? – удивилась Алёна. — Всё же было хорошо.

 

— Да нет, всё плохо. Я думал, он нормальный мужик, а он… В общем, возил я его по вечерам к любовнице. Ждал часа два, потом отвозил домой. Красивая и молоденькая, в розовом пеньюаре, словно куколка.

Это бы ничего. Но сегодня я сопровождал Павла на встречу с партнёрами в ресторане. Он пил много. А потом подошёл к одной девушке, пригласил танцевать и прямо там стал приставать к ней. Она отбивалась, звала на помощь. Я вмешался. Пришлось врезать ему, чтобы успокоить. — Юра потёр ушибленную руку.

— Пойдём, обработаю и перевяжу. – Алёна повела мужа на кухню.

— Не мог я смотреть, как он лапает девчонку. Уверен, твоя подруга не знает о похождениях мужа. И ты не говори, не поверит, подумает, я из мести рассказал, — предупредил Юра.

Но на следующий день заявилась сама Катя, заплаканная и с распухшей покрасневшей щекой.

— Это муж ударил тебя? – спросила Алёна, усаживая Катю на диван и подавая ей стакан воды.

— Да. Впервые видела Павла таким. Прожила с ним столько лет и, оказывается, совсем не знала его. Мы сильно поругались вчера. Знаю, что он приходил к вам. Позови Юру, я хочу знать правду.

— Что ваш муж рассказал вам? – спросил вошедший в комнату Юра.

— Что ты выпил и ударил его.

Юра усмехнулся.

— Я не пью, тем более на службе. А вот Павел сильно напился. Когда партнёры ушли из ресторана, он стал приставать к молоденькой девушке. Я заступился. Да, ударил его, потому что иначе не получалось его успокоить. Он тут же уволил меня. Но потом пришёл к нам домой с двумя качками, угрожал убить, – чётко и без подробностей рассказал Юра.

— Кроме того… Катя, простите, но ваш муж вам изменяет. Он снимает для любовницы квартиру и часто наведывается к ней. Неужели не замечали?

Катя недоверчиво смотрела на Юру. Алёна вспомнила, как она говорила, что муж её сильно любит. Она обняла Катю, успокаивая.

— Я считала себя счастливой, а тебя жалела. Думала, что твоя мама права, и ты сделала ошибку, выйдя замуж за Юру. А он оказался нормальным мужиком. Это мне надо завидовать тебе… — Катя разрыдалась.

— Что ты будешь делать? – спросила Алёна, когда Катя немного успокоилась. – Простишь?

— Нет. И к маме не поеду. Она не поверит, боготворит Павла.

— Так оставайся у нас. Места хватит, — предложила Алёна.

 

Катя покачала головой

— Нет. Павел будет мстить мне и вам. Я знаю его.

— Мне он будет мстить в любом случае, – сказал Юра. – Сегодня переночуете у нас, а завтра решим, что делать.

Утром Алёна ушла на работу, а Юра решил проводить Катю домой за вещами. И правильно сделал, что не отпустил её одну. Как только они вышли со двора, чёрная машина с тонированными стёклами чуть не сбила Катю. Юра успел среагировать и оттолкнуть её в сторону.

Он отвёз Катю в меленькую гостиницу на окраине города. Уговорил администратора записать её под другим именем.

— Лучше уехать куда-нибудь на время. Павел вас найдёт, это вопрос времени, — посоветовал Юра.

— А вы?

— А я не боюсь.

— Спасибо. Как же Алёне повезло с тобой, — сказала Катя на прощание.

В офисе Павла неожиданно началась проверка. Она выяснила ряд правонарушений и большую недостачу денег. Павла отстранили от занимаемой должности. Документы передали в прокуратуру.

А к Юре пришёл его бывший тренер.

— Я на пенсию собираюсь. Давно присматривался, кого после себя оставить. Ребята подсказали тебя. Думал ты в инвалидном кресле, а ты в полном порядке. Ну что, согласен? Три месяца ещё проработаю, введу тебя в курс дела.

— Конечно, согласен. Я и не мечтал даже, обрадовался Юра.

— А чего сразу не обратился ко мне? Гордость не позволяла?

— Да, — честно сознался Юра.

 

На то и друзья, чтобы в трудную минуту прийти на помощь. Между стартом и финишем — целая жизнь. Иногда к финишу человек приходит совсем не таким, каким был в начале жизни.

Несмотря на проблемы со здоровьем и крушение спортивной карьеры, Юра остался человеком. А успешный муж Кати оказался с гнильцой. Жизнь она такая, может всё изменить в один миг и показать, кто есть кто.

«Тупик — это отличный предлог, чтобы ломать стены»

Братья Стругацкие
«Тревога, недовольство, душевные раны — вот из чего вылеплен герой. Зачем стремиться изменить мир, если тебя в нем всё устраивает… Только чувство несправедливой обиды или недооценка заставляет прыгать выше собственной головы, чтобы изменить обстоятельства»

Бернард Вербер

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,389sec