Любовь выбирает сама

— Тимур, ну, не расстраивайся ты так! Сразу было видно, что Ленка эта твоя – не для тебя… Сам же говорил… Разные вы. И дороги у вас разные.

— Я знаю, Петька, но мы же любили друг друга! Любили, понимаешь?! Она говорила, что за границей отучится и вернётся сюда, ко мне! – парень продолжал бросать в сумку вещи, выгребая их из шкафа.

— Обещать – не значит жениться! – пожал плечами Пётр, – Думаешь, её родители оценили бы этот поступок?! Они явно не для того в Москву переехали, чтобы дочь их единственная в нашу глухомань возвращалась…

 

— Почему сразу «глухомань»?! У нас здесь вся инфраструктура: и школы и сады, и заводы… Ну, конечно, не Москва, спорить не буду… Но ведь это не главное! С милым рай и в шалаше! Слышал такое?!

— Ленка за границей училась, чтобы на заводе работать и в шалаше жить?! Ты серьёзно?! Или в школе у нас минималку получать?! Не смеши! – Петя развёл руками, – Не руби с плеча, куда ты собрался?!

— Поеду к ней! Пусть в глаза мне это скажет! Скажет, что я её не нужен, что любовь наша – это так, слова! Она же клялась!

— Сядь и успокойся! – прикрикнул Петя на друга, – Мать свою на кого оставишь?! Да и с чем ты поедешь за границу-то?! Что делать там будешь?! Ну, выскажешь ты ей всё, а дальше-то что?! Она всё уже решила, сам же говоришь. Не стоит перед ней унижаться: Ленка не передумает, а ты деньги потратишь, время и нервы свои. Думай!

Тимур перестал, наконец, выгребать вещи из шкафа и присел около друга на диван.

— Вот так и верь в любовь! – вздохнул он, – А говорила, что мы вместе навсегда!

— Тебе все говорили, что Ленка – это не твоё! Вы из разных миров, – пожал плечами друг, – ты и Ленку-то не вини особо: она просто для другой жизни рождена. Родители у неё богатые, отец по заграницам мотается – и на дом в столице заработал, и на учёбу дочери, да и на приданое, думаю. А Ленка что?! Красивая жизнь – она такая. К хорошему быстро привыкаешь. Она, ещё когда в школу ходила, чужая была: у неё и телефон нормальный у первой появился, и шмотки фирменные все, и машинку ей отец к окончанию школы подарил… А ты размечтался…

Тимур и Елена учились в одном классе и встречались 2 года: любовь и пламенные обещания, клятвы быть вместе «пока смерть не разлучит» – всё это у них было. Родители Елены к парню относились холодно: не считали его достойной партией для единственной дочери. Мать Тимура, которая воспитывала сына одна, так же скептически была настроена по отношению к потенциальной невестке: «Не твоего поля ягода! – говорила она сыну, – Не будешь ты с ней счастлив, сынок!»

Однако молодым людям нравилось ощущать себя этакими аналогами Ромео и Джульетты, «ломать систему». Лена даже предлагала сбежать из дома вдвоём. Тимур, который на жизнь смотрел более реалистично, план девушки сразу отклонил: он понимал, что двоих несовершеннолетних быстро тормознут, а потом от этого позора просто так не отмоешься. К тому же родители Лены явно после этого не воспылают к нему ещё большей любовью. Да и сама Лена… Она ведь совершенно не знакома с реальной жизнью! Если Тимур летом работал в кафе официантом, то Лена с родителями ездила по курортам. Если парень старался купить продукты подешевле: он всегда обращал внимание на цены и акции, то Лена покупала то, что хотела, не смотря на ценники. Если парень старался помочь матери, которая «тянула» его одна, то Елены считала, что её родители просто обязаны исполнять все её желания…

 

Одноклассники и друзья молодых людей никак не могли понять, что общего у богатой девочки Лены и бедного парня Тимура. В том, что эта любовь недолговечна, никто не сомневался…

После окончания 11 класса Елена вместе с родителями переехала в Москву. Оттуда девушка отправилась учиться за границу. Конечно, она обещала писать, звонить и приезжать. Естественно, обещала любить Тимура вечно… Однако звонки и сообщения становились всё реже, а пропасть между молодыми людьми – всё глубже. Вечность оказалась короткой.

— Ты должен меня понять! – говорила в трубку Елена, – Я же в другой стране, совершенно одна! Естественно, мне понадобилась дружеская поддержка! Марк – он такой заботливый, такой искренний и понимающий… Я и сама не заметила, как влюбилась! Прости меня, Тимур, оказывается, наша любовь была просто детским увлечением. Только сейчас я поняла, что значит любить по-настоящему!..

Дальше Тимур слушать не стал – отключился. Естественно, Лена забыла упомянуть, что, кроме того, что Марк «заботливый и понимающий», он ещё и сын очень богатых, влиятельных родителей, у которых часть компаний за рубежом. А такого перспективного кандидата в мужья упускать было грех…

Мать Тимура только головой качала, понимая, что происходит с сыном. Ей Лена никогда не нравилась, однако в отношения молодых людей она не лезла. Вот и сейчас…

— Сынок, чай с мятой будешь? – тихо спросила женщина, – Мёд есть, как ты любишь…

— Давай, мам, – Тимур с матерью пили чай в уютной кухоньке. В доме пахло мятой и ещё чем-то, таким родным и уютным, что парень зажмурился от удовольствия. Все проблемы вдруг стали какими-то мелкими и незначительными. А любовь… Ну, что любовь?! Насильно мил не будешь!

… — У тебя недостача двадцать тысяч! – орал Артур, – Двадцать! Чем расплачиваться будешь?! – он упёр руки в боки и нагло рассматривал молодую продавщицу, – Какая зарплата! Ты ещё месяц отрабатывать бесплатно будешь! А потом снова пересчитаем всё…

Тимур вошёл в магазин во время этого разговора. Ему нравилось отовариваться у этой тихой девушки, которая всегда советовала, что брать и говорила, если товар был не первой свежести.

— Артур, ты опять?! – прищурился парень, – У тебя же уже были неприятности из-за этого, помнишь?!

— Не вмешивайся! – зло прищурился Артур, – Иди, куда шёл! Без тебя разберёмся!

Хозяин небольшого магазинчика Артур всегда отличался беспринципностью и наглостью. Продавцы у него менялись так быстро, что даже постоянные покупатели не успевали их запомнить. Зарплату получали единицы: обычно хитрый мужчина задействовал именно этот способ – выявление якобы недостачи. Работали дольше только те, кто умел расположить к себе мужчину весьма понятным способом. Однако даже они долго не выдерживали…

 

— Я сейчас наберу один номерок, и к тебе приедет проверка. Они и разберутся, какая у кого недостача. Надеюсь, у тебя с налоговой всё в порядке? – ухмыльнулся Тимур. Артур нахмурился сильнее: естественно, налоговая могла бы здесь найти гораздо большие проблемы, чем 20.000, которые он озвучил.

— Ладно, свободна, – кивнул он продавщице, тихо стоявшей за прилавком, – на первый раз прощаю. Помни мою доброту!

— Ты забыл выдать девушке зарплату! – Тимур не сводил глаз с Артура, – 20.000 ты обещал, всё правильно?

— Зарплату?! Да как ты…– едва не задохнулся от злости хозяин магазина. Тимур достал из кармана телефон: о его дружбе с Петром из налоговой в посёлке знали все. Да и сам он был не последним человеком, – Да, конечно, чуть не забыл! – протянул мужчина деньги.

— Спасибо Вам! – продавщица вышла из магазина вслед за парнем, – Меня предупреждали на счёт него, – кивнула она на магазин, – но выбора не было…

— Можно и на «ты» – я не такой старый, – улыбнулся Тимур.

— Я Таня, – представилась девушка, – внучка Тамары Викторовны.

Тимур знал Тамару Викторовну и смутно помнил, что когда-то к ней приезжала маленькая худенькая девчушка из города.

— Так её уже нет давно, – протянул мужчина.

— Она умерла 5 лет назад, дом остался. А я как раз с мужем развелась, вот и решила сюда приехать, – опустив глаза, проговорила женщина, – подальше от суеты большого города.

— Так дом там уже давно ремонта требует, – покачал головой Тимур, – да и с работой у нас не очень.

— А мне больше некуда было идти, – вздохнула Татьяна, – с мужем я жила в квартире его родителей, а у меня никого, кроме бабушки, не было…

Тимур вспомнил: когда он оканчивал 11 класс, у них в посёлке случилась страшная трагедия: мужчина и женщина разбились на машине, прямо на перекрёстке – в них влетела фура. Это и были родители Тани… Девочке тогда было лет 10. О ней, сиротинушке, часто рассказывала его мать, когда он приезжал на выходные из института… У девочки не было других родственников, кроме бабушки, а у той на почве случившейся беды, произошло какое-то помутнение: она очень боялась за внучку, поэтому из дома Таня практически не показывалась, с другими детьми не общалась, а в школу и из школы ходила с бабушкой…

 

Поэтому-то и выскочила девушка замуж за первого встречного, как только бабуля умерла. Её избранник приехал в их посёлок в составе строительной бригады, говорил красивые слова и дарил девушке цветы, сорванные на соседней клумбе. Таня поверила в то, что встретила настоящую большую любовь, как в её любимых романах, которые она читала. Парень, действительно, на ней женился, как и обещал. Правда, переехали они не в отдельную квартиру, а в двушку его матери, в которой, помимо родителей мужа, жила ещё его младшая сестра. Этой самой сестре и пришлось уступить комнату молодожёнам. Естественно, от этого она любовью к неожиданной родственнице не воспылала. Скандалы в семье начались буквально с первых дней. Таня не всё больше молчала, краснела и бледнела, а свекровь и золовка выливали на неё ушаты грязи. «Криворукая! – кричала мать мужа, – Ничего сделать нормально не может! Даже макароны у неё слиплись в ком!» О том, что это были самые дешёвые макароны, а свекровь сама бросила их в холодную воду, приказав Тане их доварить, женщина умолчала. «Вечно посуду на столе бросает, а вымыть – руки не оттуда растут?!» – поддакивала матери младшая дочь. То, что это именно она не убрала посуду со стола, конечно, никто, кроме Тани, не знал.

Молодая жена молчала и в конфликты не вступала, однако это бесило новых родственниц ещё больше. Женщины стали активно настраивать против Тани её мужа: жаловались, что она грубит, ничего не делает, целыми днями спит. Таня в это время старалась найти работу, чтобы поменьше пересекаться со свекровью и золовкой. Олег пытался как-то помирить женщин, однако вскоре плюнул на это и занял позицию отца: нейтралитет и невмешательство. Таня вышла продавцом в магазин. Золовка со свекровью тут же стали разносить сплетни о том, что она ходит в любовницах у хозяина торговой точки.

— Я видела, как Танька твоя с Игнатьевым целовалась! – заявила Олегу мать.

— Ты врёшь, не выдумывай! – отмахнулся мужчина, которого уже порядком достали ссоры в доме.

— Я своими глазами их видела! Ты ещё убедишься, что я права! – хмыкнула та.

Спустя 2 месяца Тане дали премию, а мать Олега влила ему в уши, что заработала её невестка не за прилавком. Мужчина и так был на взводе из-за постоянных скандалов дома, а мать ещё и всячески его накручивала. В тот день Олег вернулся, выпивши. Он впервые избил Таню. Мать и сестра наслаждались происходящим, прильнув к двери их комнаты. А дальше это повторялось с периодичностью. Таня плакала, оправдывалась, просила мужа взять себя в руки, но тот, залив глаза и наслушавшись сплетен матери и сестры, снова бросался на неё с кулаками. Отец его по-прежнему сохранял нейтралитет. А Татьяна нередко ходила на работу в тёмных очках, пряча под толстым слоем тонального крема синяки и кровоподтёки. Всё закончилось, когда в очередной раз муж избил её настолько, что поломал несколько рёбер.

 

А ещё у Тани открылось кровотечение, и она потеряла ребёнка. Была женщина на 5-м месяце беременности… Таню забрала «скорая», а свекровь, золовка и муж с сочувствующими лицами носили ей передачки и просили не писать заявление в полицию. «Мы же одна семья, чего между роднёй не бывает! – пожимала плечами мать Олега, – Ты же мне как дочь!» Таня отворачивалась к стенке и рыдала, стиснув зубы: у неё тоже могла бы быть дочь. Или сын… Не сложилось…

Заявления в полицию Таня писать не стала, зато подала заявление на развод. Домой она из больницы вернулась только за вещами. Золовка, прищурившись, наблюдала за этим процессом: наконец-то она сможет вернуться в свою комнату!

Молодая женщина уехала домой: в тихий далёкий посёлок, где её ждал бабушкин дом. Он и раньше не отличался хорошим ремонтом и комфортными условиями, а сейчас и подавно. Однако жить в нём было всё равно лучше, чем на улице или с опостылевшим мужем-тираном! Да и дома, как известно, и стены лечат. К тому же Таня быстро нашла работу… Конечно, её предупреждала соседка о том, что Артурчик, мягко говоря, не чист на руку, однако женщина, несмотря ни на что, веру в людей не потеряла. К сожаленью, хозяин магазина её доверия не оправдал…

Это всё Татьяна, как на духу, рассказала Тимуру за мятным чаем, который заварила сама. Мужчина провёл её до дома, они сидели в старой деревянной беседке и пили душистый чай. На мгновенье Тимур снова почувствовал себя ребёнком: такой чай всегда заваривала его мать. Женщины в прошлом году не стало. Таня чувствовала себя спокойной и защищённой рядом со своим спасителем, она ещё ни с кем не была так откровенна.

— Тань, а кто ты по образованию? – спросил Тимур, пристально вглядываясь в черты лица новой знакомой: они были настолько точёными, что Таня казалась изысканной аристократкой. Дополняли образ тонкие изящные пальцы пианистки. Не хватало только длинного пышного платья и пары лакеев…

— Бухгалтер, – ответила девушка тихо, – но по образованию я не работала ни дня – кругом нужны специалисты с опытом. А где же его взять, если без опыта не берут?! Замкнутый круг какой-то!

— Пойдёшь бухгалтером ко мне в фирму? А то мы расширяемся, и Нина Петровна уже одна не справляется. Как раз и опыта наберёшься… Зарплатой не обижу.

— Пойду, – кивнула головой Таня. Она не стала набивать себе цену – работа ей очень была нужна…

… Неофициальная часть конференции малого бизнеса в Москве была в самом разгаре. Гости, инвесторы, спонсоры и меценаты, конкуренты и компаньоны – здесь было немало представителей элиты. Местной и не только. Кто-то искал рынки сбыта, кто-то – мецената, кто-то – выгодные связи – при деле были все.

 

— Тимур?! Неужели это ты?! – яркая брюнетка в красном облегающем её тело, будто вторая кожа, платье, всплеснула руками, – Сколько лет, сколько зим!

— Лет 15, – протянул, прищурившись, видный мужчина в дорогом костюме и с ролексом на запястье.

— Я смотрю, ты выбился в люди! – то ли в шутку, то ли всерьёз проговорила женщина, окинув его оценивающим взглядом, – Где ты сейчас? Как твои дела?

— Там же, в родном посёлке, занимаюсь развитием местного производства. Ты знаешь, получается довольно неплохо, – так же неторопливо, даже слегка лениво, произнёс мужчина.

— Я заметила, что неплохо, – прищурилась его собеседница, – я присяду? – кивнула она на свободное место рядом с ним.

— Пожалуйста! – пожал плечами он, – Если твой муж – Марк, кажется, не будет возражать.

— Какой Марк! Тимур, не смеши! С Марком у меня так и не сложилось: повстречались некоторое время – и разошлись.

О том, что парень (а вернее, его родители) нашёл более выгодный вариант, Лена смолчала. Как и о том, сколько унижений от его семьи ей пришлось тогда стерпеть: она-то думала, что выйдет за Марка замуж!

— Я уже дважды замужем побывала, – продолжала свой рассказ старая знакомая, – вроде, с первого взгляда, приличные люди, а на деле… Вот, сейчас снова одна! Не везёт мне с мужчинами, – вздохнула она, – такого, как ты, так и не повстречала, – закинула удочку, – Приходится бизнес отца одной тянуть – он после инсульта, не справляется. А бизнес то убыточный! Что делать – ума не приложу… Сил моих уже больше нет!

— Так ты инвестора ищешь?! – хмыкнул Тимур, – Инвестора и мужа в одном лице? Мне кажется, это плохая идея.

— А что здесь плохого?! – вскинула голову Елена, – Всё по-честному: дай на дай. В мире всё на этом завязано! Мы ведь взрослые люди.

— В мире всё завязано на любви! – покачал головой Тимур,– И не важно, взрослые или не совсем. Не стоит смешивать отношения и бизнес – и будет тебе счастье!

— Одно другому не мешает, – стояла на своём женщина, – я всё-таки придерживаюсь таких жизненных принципов.

Тимур кому-то помахал рукой. Елене было неудобно оборачиваться, поэтому для неё стало сюрпризом появление у их столика милой белокурой женщины, заметно беременной.

— Это моя жена, – представил Тимур женщину, помогая ей сесть и подзывая официанта, – мы ждём наследника. Наследница у нас уже есть!

 

Женщина с такой теплотой взглянула на Тимура, что это ощутила даже Елена. Её совершенно не напрягало присутствие за столом посторонней красотки: было заметно, что мужу она доверяет целиком и полностью. И не зря: Тимур тоже смотрел теперь только на неё. В его глазах светилось такое обожание и нежность, что Елена поёжилась: когда-то давно он почти так же смотрел на неё. «Против его жены моя карта не сыграет, – вдруг подумала женщина, – Здесь любая красота бессильна: он любит эту серую мышь. Она для него – целый мир».

— Удачи вам, – поднялась Елена из-за стола, – рада была познакомиться.

— И вам, – искренне пожелала Татьяна, подняв на неё кристально-голубые, как летнее небо, глаза, – желаю встретить свою любовь, тогда будет и счастье!

Елена поспешно ретировалась. Откуда эта женщина узнала, что она одинока?! Или у неё на лбу написано, что она не счастлива?! Да что она вообще может знать о счастье, эта серая мышь?!

Елена обернулась на мгновенье и вдруг застыла. Тимур и Татьяна всё так же сидели за столиком, официант принёс женщине яблочный сок. Мужчина держал женщину за руку и смотрел на неё влюблёнными глазами, будто мальчишка. Татьяна рассказывала о чём-то, смеялась и хлопала ресницами. Она выглядела такой беззащитной, такой хрупкой – её хотелось защищать и оберегать. Тимур целовал кончики её пальцев. Казалось, эти двое были одни во всём мире, по крайней мере, никто и ничто в этом помещение не было им интересно, кроме друг друга. Елена не могла отвести от них глаз. Вот оно – настоящее счастье. Счастье, которое могло бы быть её. Женщина вздохнула. Какой бы лицемерной и продуманной она не была, но даже она не смогла не залюбоваться этой парой, их любовью и счастьем. Елена даже не завидовала: она не умела так любить, а Тимур не признавал полумер. С ней бы он таким счастливым не был. А она… Она всё равно не смогла бы быть ему идеальной женой…

Елена ушла, в последний раз окинув взглядом Тимура и Татьяну. Они её ухода даже не заметили, как не замечали ничего вокруг себя: им хорошо было вместе. Они были друг у друга…

Автор Ирина Р.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,412sec