Мама вернулась

Колька с досадой смотрел на дыру на новых кроссовках в районе большого пальца. Блин… Бабушка купила их на рынке всего неделю назад. Так радовалась, скидку выпросила, дёшево получилось… Конечно сразу было понятно, что качество так себе, и развалятся быстро, но не через неделю же. И вот в чем прикажете ходить? Осень едва началась, до зимы как до Китая, а бабушку расстраивать, просить денег на ремонт, вообще не вариант. Надо клей-момент поискать, ну или шило в тумбе, что-то наверняка можно будет придумать.

 

— Там в холодильнике есть чего пожрать? Влад с растрёпанными волосами и заспанным лицом выглянул из своей комнаты.

— Холодец бабушка принесла. И яйца вроде были.

Влад по всей видимости или опять тусил всю ночь с друзьями, или опять «зашибал деньгу», помогая разгружать челнокам очередную партию их товара. Колька бы с удовольствием помог старшему брату заработать хоть что-то, но его пока не брали. Влад говорил, что хватит с них пока его подработки. Тем более Владу через каких-то пол года исполнится восемнадцать, тогда и на путевую работу можно будет попасть, в пока надо потерпеть. Брать с собой на шабашку младшего брата он не хотел совершенно. По мере возможности мальчишкам помогала бабушка, но какие там особо возможности с ее пенсией в двенадцать тысяч. Вот кроссовки Кольке купила, поесть чего-нибудь приносила…

Так получилось, что третий год мальчишки жили практически одни. Семь лет назад родители развелись. Как рассказывал Влад, по обрывкам своих детских воспоминаний, отец постоянно пил, орал на мать. Как-то из дома пропали сразу телевизор, новый ковер, мамины украшения и все сбережения. Это видимо стало последней каплей терпения. Мама подала на развод. Папа потом приходил и мириться, и денег просить. А потом просто сгинул где-то, так бабушка говорила.

Мама, по поводу потери мужика в доме очень сильно переживала. То-ли какие то детские травмы, то-ли собственные тараканы в голове, но она сама себя очень четко убедила: быть разведенкой с двумя детьми стыд и позор, в доме должны быть мужские руки.

Так появился дядя Саша. Вроде бы вполне спокойный и надёжный. Не орал никогда, ни на мальчишек ни на маму. Жить стало сытнее, денег больше, вот только мама стала какой-то дерганой. Они по-долгу закрывались с дядей Сашей на кухне и тихо о чём то говорили. Если Колька или Влад заглядывали на кухню их немедленно отправляли в свои комнаты, а все разговоры быстро замолкали.

Потом дядя Саша исчез словно по взмаху волшебной палочки. В одно мгновение исчезли все его вещи, словно его никогда и не было. Мама несколько дней сидела на кухне одна, уткнувшись взглядом в одну точку, ни с кем не говорила. Сильно похудела, и как-то очень быстро постарела. О чем-то вспомнив надолго уходила к тёте Наташе.

 

Потом приходила милиция, в их квартире что-то тщательно искали. Маму стали вызывать к следователю. А после суд. Мама работала на хорошей должности главного бухгалтера в строительной фирме. Там был очень крупный заказ. Дядя Саша уговорил ее на какие-то махинации, в потом исчез вместе с деньгами. Все ее раскаяния на суде, и убеждения что сама она не взяла ни копейки, присяжных не убедили. Маме дали пять лет. Бабушка слегла, думали что не выкарабкается, а к мальчишкам уже на следующий день приходила опека, проводить «душевные» разговоры о прекрасной жизни воспитанников детского дома. Спасибо тете Наташе туда они не попали. Ее двоюродная сестра, со связями и знакомствами помогла очень быстро оформить опеку на маминого сводного брата, жившего то-ли в Новосибирске, то ли в Омске. Тому и приезжать пришлось всего один раз. Бабушка его очень благодарила, будто бы это он обо всем договорился и позаботился… Так началась их с Владом самостоятельная жизнь. Бабушка сколько не пыталась перевести внуков к себе, они отказывались и упирались. Да и куда двум подросткам в бабушкину однушку?

От мамы полетели письма , вначале с областного центра, и бабушка даже пару раз ездили к ней в гости, потом ее перевели совсем далеко, и бумажные конверты, о которых давным давно все забыли, стали единственной ниточкой для связи.

Года полтора одну из комнат мальчишки сдавали приезжим узбекам. В их квартире порой жили одновременно пять и даже шесть гостей из ближнего зарубежья. Пока однажды эти гости едва не спалили всю квартиру, оставив включенной плиту. Выгорело два ящика на кухне, пожарные приехали очень быстро. И тут выяснилось что в квартире проживают два несовершеннолетних ребенка, и кучка нелегальных мигрантов. Тётя Наташа еле как смогла это дело замять. От идеи сдавать пустующую комнату пришлось отказаться. Тогда-то в качестве извинений, Владу и предложили подрабатывать ночным грузчиком. Деньги получались практически тоже, вот только с учебой все очень стремительно покатилось вниз. Влад ночью работал, а днем спал. В его колледже каждый преподаватель считал своим долгом напомнить, что вместе с восемнадцатилетием Влада очень сильно ждет их военком. И чем больше он двигает учебу, тем сильнее его ждут.

. * * *

-Колька! Колька! Стой!

Вовка, его друг с параллельного класса изо всех сил мчался за Колей.

— Ты, это на экскурсию поедешь в субботу?

— Нет.

— А че!? Интересно ведь будет.

 

— Да ты знаешь че, денег нет. Колька потупил взгляд и внимательно рассматривал кроссовок, будто тот должен был ему что-то ответить. Дырка не смотря на все его ухищрения никуда не делась.

— Я с мамой говорил, она и за тебя заплатит. Коль, поехали, а?

Вовка уже не первый раз спонсировал друга, и Кольке было стыдно снова ехать за чужой счет. Хотя и Вовку он понимал. В его классе друга часто задирали, Вовка был дохленьким умным ботаном в толстых очках. Кольку же не трогали, во первых он особо не разбираясь бил обидчика в нос. А во-вторых у него мама сидела и непонятно, что вообще ждать от таких детей.

После долгих Вовкиных уговоров Коля всё таки согласился ехать. С экскурсии вернулись поздно, на улице уже изрядно стемнело.

На кухне горел свет, это Колька еще с улицы заметил. В кой-то веки Влад дома. Колька открыл дверь в квартиру, в нос ударил совершенно непривычный запах свежей выпечки и чего-то ещё.

— Баба!!! Ты чего так поздно то? Звуки посуды затихли, ему никто ничего не ответил. Колька стащил грязную и мокрую обувь с ног. Заглянул на кухню. У плиты стояла чужая, незнакомая женщина. Худая, сутулая с седыми волосами собранными в куль на голове и халате……кажется Колька видел его когда-то давно. Бабушка что-ли кого то помочь попросила, или опять одна из сердобольных соседок? Женщина обернулась. Колька пристально смотрел ей в глаза, такое знакомое и такое чужое лицо. Колька застыл на месте.

-Мама…..голос дрожал и не слушался, говорить было тяжело, практически невозможно. Мама кинулась обнимать Кольку.

Мама приехала еще днем, успела сходить в магазин, сварить им борщ и напечь любимых плюшек. Бабушка была в курсе ее УДО, но мама просила мальчишками не говорить, сделать сюрприз. Влад пришел уже под утро, вымотанный и уже спящий одним глазом. Проболтали до самого утра. Ни Колька ни Влад на следующий день учится не пошли.

* * *

Жизнь в очередной раз поменялась целиком и полностью за какие-то мгновения. Дома ждала мама, все время пахло чем-то вкусным, квартира за неделю из «хламовника» вновь превратилась в нормальное жилище. Как оказалось и ванная у них все еще может быть белой, и из холодильника может не вонять, и пол может не липнуть к носкам, да и вообще ходить по нему можно босыми ногами, и вещи все вдруг стали чистыми и заштопанными. И главное можно с мамой можно было говорить, говорить, говорить…… бесконечно долго, она кивала сочувствовала, давала советы, а иногда просто гладила по голове. маме можно было рассказать все тайны, а еще мечтать вместе с ней, длится самым-самым сокровенным.

У мамы был небольшой, но постоянный кашель, но на все уговоры сыновей она лишь отмахивалась. Все в порядке, это у всех возвратившихся оттуда такой недуг.

 

Маме хотелось баловать своих сыновей, но денег не было от слова совсем. Небольшие сбережения оставленные тете Наташе еще до обысков быстро уходили хотя и тратились исключительно на продукты. Влад зарабатывал гораздо меньше чем раньше, мама старалась как можно реже отпускать старшего сына надрывать здоровье. Единственную работу на которую ее взяли временно, была должность уборщицы, и то на время декретного отпуска основного работника.

Ближе к весне мама наконец смогла найти себе работу поварихой в вахтовой бригаде. Она пыталась устроиться и бухгалтером и помощником бухгалтера, и кассиром в супермаркет, но только такие как она нигде не требовались. От слова совсем.

Маму никто на вахту отпускать не желал. Как же так побыла пол года, и снова уезжает? Но мама была непреклонна, детей нужно достойно обеспечивать. Она снова уехала. Правда теперь они могли созваниваться каждый день, а при желании и несколько раз в день. Мама рассказывала, что в небольшом поселке куда их завезли, апрель еще настоящая зима, что она видела мельком настоящего соболя и местные говорят, что скоро мишки проснутся и надо в лесу быть начеку. А еще что она привезет им в гостинец копченой рыбы и кедровых орешков.

Мамина работа вахтой стала делом привычным. Она приезжала на месяц, а потом уезжала на три. У Кольки и Влада появились новые спортивные костюмы, обувь на все сезоны, новая теплая одежда, и даже модные телефоны.

Колька теперь мог ездить на любые экскурсии, посещать крутые спортивные секции. Влад бросил свои подработки и всерьез занялся учебой. Выпускной из колледжа был на носу. Вот только в жизни наверное всегда так, и хорошее и плохое когда-нибудь заканчивается.

* * *

Этот разговор с мамой Колька запомнил на всю жизнь. Мама сказала что больше она не поедет на вахту. Сил нет, здоровья нет. И последние пол года она очень хотела бы провести со своими сыновьями. Последние пол года… У мамы был рак легких, еще тогда когда она освободилась. Она знала с самого начала, вот только молчала. Проходила химиотерапию таблетками и молчала. Ей безумно хотелось дать детям все, что только она могла дать, все что не успела дать по своей глупости.

Молчать сейчас уже не было никакого смысла, времени оставалось совсем мало. Ей хотелось прочитать им, совсем уже взрослым мужчинам, сказки и испечь пирог, поболтать за вечерней чашкой чая, и просто спросить у порога, как прошел день?

Последнее, что ей хотелось бы успеть, это увидеть совсем взрослого Колю на последнем звонке. Мама успела нагладить белую рубашку и брюки на Колькин последний звонок в школе. Ей так хотелось увидеть сына таким взрослым, и таким самостоятельным. Вот только…….не получилось. Колька в тот день стоял один, он вове не хотел идти на это никчемное, вовсе никому ненужное мероприятие. Но все же пошел. Потому что мама хотела.

 

Организацию похорон Влад взял на себя. После они долго стояли вдвоем у родного холмика. Мама сделала для них все, что успела сделать. Влад успешно окончил колледж, Коля — среднюю школу. Теперь они навсегда остались одни.

Сейчас Коле хорошо за сорок, у него взрослые дети. У Влада так и вовсе недавно родился внук. Вместе с братом они прошли столько всего, что долгого зимнего вечера едва ли хватит вместить все воспоминания. За эти годы Коля успел пережить сотни чувств по отношению к покойной матери. Он винил ее за то, что та когда-то связалась с дядей Сашей, за то что плевала на своё здоровье и пыталась заработать, когда могла бы лечиться и возможно прожить дольше, после он боготворил ее и превозносил над всем бренным миром за ее самоотдачу и любовь. А сейчас… Сейчас он просто смотрит на своих подросших детей и прекрасно понимает, ни дети, ни родители, никто и никогда не знает как лучше. Чтобы быть счастливыми нужно просто быть рядом и любить. Вот и весь секрет.

Яна Герман

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,372sec