Письма

— Тамарочка письмо прислала. Пойду читать, — сказала Вера и направилась в подъезд.

— Горемычная… — вздохнула соседка, когда дверь за женщиной закрылась.

— Да уж… — поёжилась ещё одна женщина, сидевшая на лавке у подъезда. — И за что ей такое?

 

 

***

Все знали, что дочка Веры не пишет ей никаких писем. И вообще не помнит, что у неё есть мать. Вера сама их пишет. А потом садится на автобус и едет в соседний посёлок. Там она кладёт письмо в почтовый ящик и отправляется обратно домой. Не зря говорят, что слухами земля полнится. Этот маленький Верин секрет раскрылся случайно. Но все соседи и знакомые жалели женщину и потому ничего не говорили и подыгрывали ей.

А Вера — человек уважаемый. Врач педиатр в детской поликлинике. Не одно поколение детишек лечила Вера. Как пришла работать на участок совсем молоденькая, так почти до пенсии там уже и просидела. Точнее пробегала, потому что работа эта беспокойная. Деток много, вызовов тоже. Но она никогда не сетовала на судьбу, не жаловалась, что тяжело, никому не отказывала в приёме, даже если рабочий день у неё давным-давно был окончен, и работу свою любила.

Как-то так вышло, что с личной жизнью у молодой докторши не складывалось. То ли некогда было, то ли ещё по какой другой причине, но к тридцати восьми годам женщина всё ещё замуж не вышла. А потом судьба сделала резкий поворот. Стал к Вере захаживать симпатичный мужчина, который недавно овдовел. Всё у него было: и жена красавица, и дочь маленькая, и дом — полная чаша. Только вот несчастье случилось с женщиной, и остались они с дочерью одни. Разболелась малышка, вероятно, на нервной почве, и пришлось её отцу, Дмитрию, часто вызывать врача на дом, да и в поликлинику на приём ходить. Раньше у них в семье этим занималась мама девочки, а теперь…

Дмитрию очень понравилась красивая женщина педиатр. Добрая, внимательная, с детками легко находит общий язык. Никто не кричит в её кабинете, не капризничает, а все только улыбаются. И родителям хорошо, спокойно, и малышам. Чудесная женщина!

Так и завязались у них отношения. Мало-помалу они переросли в настоящее чувство. Жизнь заиграла для Верочки новыми красками. Рано оставшись без родителей, она привыкла полагаться на себя, привыкла брать ответственность, не боялась работы, всё сама, сама. А тут, прямо растаяла рядом с Дмитрием. Захотелось быть просто женщиной — нежной, хрупкой, чтобы о ней заботились и любили.

Поженились Вера и Дмитрий. Появилась у маленькой Тамарочки новая мама. Девочка не сразу её приняла. Сначала сцены устраивала, капризничала. Но потом Вера к ней нашла подход: не зря же на работе мастерство давно отточила с такими капризными детками справляться! И пошло у них всё гладко.

А потом забеременела Вера. Радовались они с Дмитрием невероятно. А Тамара снова превратилась в волчонка. Очень сердилась она на то, что в доме скоро появится малыш. Вера относилась к её капризам спокойно, справедливо полагая, что девочка имеет на них полное право: несчастный ребёнок уже и так пережил утрату родной матери, а теперь она, вероятно, опасается, что с рождением малыша про неё все забудут. Вполне распространённая ситуация. Покапризничала девочка и смирилась. Родители её любили по-прежнему, ничего вроде не менялось…

Через девять месяцев родился здоровый карапуз. Дмитрий был очень счастлив. Он давно мечтал о сыне. Тамара, казалось, тоже радовалась. Крохотные ручки, ножки и пальчики малыша Данилки умиляли девочку. Она подолгу наблюдала за тем, как Вера ухаживает за малышом, пеленает его и кормит. Но в душе девочка затаила обиду. Несмотря на то, что родители ей уделяли много внимания, ей всё равно казалось, что маленького брата любят больше.

 

Шло время. Даня подрастал. И мама, и папа, души в нём не чаяли. Так вышло, что с возрастом Тамара стала больше времени проводить с Верой, занимаясь разными «женскими» увлечениями, а Дмитрий — с сыном. Они ходили на рыбалку, в походы, даже один раз знакомый Дмитрия взял его с сыном на настоящую охоту. Впечатлений было много. Данилке довелось своими глазами увидеть в диком лесу настоящего кабана. И даже успешную охоту на него.

Дмитрий гордился сыном. Он считал, что, несмотря на десятилетний возраст, мальчик уже обладал качествами настоящего мужчины, а уж когда вырастет!.. А Тамара ничем особенным не обладала. Сидела с мамой дома, шила и вязала. Она не любила походы, боялась сплавляться на байдарке по горной реке и даже ни разу не лазила по деревьям. Тихая домашняя девочка.

Гром грянул тёплым летним утром. Дмитрий с Даней отправились на рыбалку. На надувной лодке они приплыли на середину реки и закинули удочки. Этому моменту был свидетель: какой-то дедушка из соседней деревни ловил рыбу с самого раннего утра. К тому времени, как приехали Дмитрий и Даня, он уже наловил полное ведро и собирался домой.

Что было дальше, не видел никто. Только домой Даня и папа не вернулись. Вера забила тревогу не сразу. Сначала подумала, что муж просто решил порыбачить подольше и не волновалась. Потом стала беспокоиться. Телефон не отвечал. Дмитрий частенько забывал зарядить его. Вера сердилась и говорила, что с его увлечениями она скоро поседеет, но муж всё отшучивался и считал, что всё всегда будет в порядке. Плавал он отменно, Данилку тоже научил, да и вообще: что может случиться?

Случилось. Дмитрий и сын пропали. Водолазы прочёсывали дно реки двое суток, но ничего не нашли. Ни лодки, ни людей. Предполагали, что их унесло течением. Розыскные работы продолжались неделю, однако, без результата. Их объявили без вести пропавшими.

Вера очень сильно переживала, как говорили соседи, прямо почернела вся. Зато Тамара повела себя странно. Она тут же заявила, что теперь-то её, наконец, будут сильно любить. Противный братец, который отнял у неё отца, исчез. Вера, сначала решила, что приёмная дочь не в себе, от тяжёлого потрясения. Она попыталась поговорить с девочкой, объяснить, что ведь и отца не стало! Кто же её будет любить? Тогда девочка заявила, что, поделом ему! Это судьба наказала отца за то, что он её предал. А любить её будет мама Вера. И вдвоём им будет ещё лучше! Так что даже хорошо, что они пропали.

Верочка, услышав такие шокирующие речи, горестно покачала головой и отвела дочь к психологу. Специалист долго тестировала Тамару, беседовала с ней и нашла вполне адекватной. А странные речи отнесла на стресс.

Так и остались Вера и Тамара вдвоём. Через год окончила Тома школу, поступила в институт в соседнем городе, да так там и осталась. К матери не вернулась. Развесёлая городская жизнь захватила девушку. Она ещё во время обучения устроилась на подработку официанткой и сняла квартиру пополам вместе с подружкой. А потом продолжала работать в том же кафе, пока не нашла работу по специальности. К матери не ездила. Как отрезало. Просто взяла и вычеркнула её из своей жизни. Только звонила несколько раз, очень редко. «Всё-таки психика в детстве у Тамары, видимо, нарушилась, — вздыхала Вера. — Столько потрясений выпало на бедного ребёнка!» Она простила приёмную дочь, заранее простила, хоть та в этом и не нуждалась.

 

На работе, а так же, знакомым и соседям, Вера не признавалась в том, что дочь её совсем бросила и никак не общается. Она улыбалась и рассказывала, как хорошо у Тамары идут дела. А то, что не приезжает, так просто некогда ей! Очень занята, на работу хорошую устроилась, не даром же училась!

И стала Вера для достоверности слать самой себе письма, якобы от дочери, с вымышленного адреса (настоящего она не знала). Почтальон, примерно раз в месяц, приносила и клала ей в ящик письмо. И получалось всё «как у людей. Чтоб все знали, что Тамарочка выросла хорошей девочкой. Привыкшей всегда находиться на виду, на людях, Вере, очень важно было общественное мнение.

***

Дмитрий стоял перед Верой и смотрел на неё своими лучистыми голубыми глазами. Она улыбалась и не могла вымолвить ни слова от волнения. Женщина боялась, что если заговорит, то образ любимого тут же исчезнет и она снова останется одна…

Не смотря на то, что прошло несколько лет, муж Дмитрий часто снился Вере. Иногда она просто видела его рядом, и счастливо обнимала, а иногда даже разговаривала с ним. После таких снов Вера обычно целый день думала о муже и сыне, который ей тоже снился, но почему-то значительно реже, и воскрешала свою старую надежду на то, что родные найдутся. Хотя, спустя шесть лет, это было маловероятно.

Однако сейчас Дмитрий стоял перед ней наяву и никуда не исчезал. Он сильно изменился, но был вполне узнаваем. А Вера, как и в своих снах, боялась пошевелиться и стояла, словно заколдованная. Она даже не моргала.

— Вера… Вера — это я…

— Скорую! Женщине плохо! — закричала какая-то дама. Парень, стоявший на крыльце магазина, достал телефон и стал вызывать врачей, а Дмитрий присел на колени пред Верой, лежавшей на асфальте и взял её за руку.

Всю дорожку перед магазином заняли зеваки. Скорая подъехала быстро. Все расступились, пропуская врача.

— Мужчина! Отойдите! Что случилось с женщиной? Кем вы приходитесь больной? — строгий врач забросал Дмитрия вопросами, а сам, в то время открыл свой чемоданчик и сунул под нос Вере вату, обильно сдобренную нашатырным спиртом.

— Не надо, прошу вас! — слабо проговорила Вера, открыв глаза и отодвигая от себя руку врача, — Терпеть не могу нашатырь…

— А его и не надо терпеть, — сострил доктор. — Он свою миссию выполнил. Теперь докладывайте, что с вами произошло и бывало ли такое раньше.

— Ко мне муж вернулся… Где он? Где? — забеспокоилась женщина.

— Тут я, Верочка. Теперь я никуда от тебя не денусь, — проговорил Дмитрий и снова шагнул к женщине.

 

Врач многозначительно хмыкнул и стал разворачивать прибор для измерения давления и надевать его на руку Вере.

— Это совсем не то, что вы подумали! — заволновалась женщина. — Он давно пропал! А теперь нашёлся…

— Я? — удивился доктор. — Я и не думал ничего думать… Давление низковато. Завтра же явитесь к терапевту.

— Да… да, конечно, — рассеянно проговорила женщина, а потом добавила, — Скажите, а я точно не сплю?

— Точно! — улыбнулся доктор и стал закрывать свой чемоданчик, — Потому что только наяву меня могли лишить выходного дня и сдёрнуть с рыбалки! Петрович у них заболел! А я отдувайся! Эх… Такая погода пропадает!

— Рыбалка? Нет! Слышишь?! Дима! Больше никакой рыбалки!

— Слышу, Верочка! — Дмитрий снова нежно взял Веру за холодные пальцы посмотрел на неё с любовью.

— Ну… я тут больше не нужен, господа. Не забывайте: отдых и положительные эмоции! И здоровый полноценный сон! Всего хорошего, заявил доктор и откланялся.

Целых два часа Вера и Дмитрий сидели на кухне и не могли наговориться. Дмитрий рассказывал свою совершенно удивительную историю…

В тот злополучный день, когда они отправились с сыном на рыбалку, и приплыли на надувной лодке на середину реки, Даня нагнулся, чтобы рассмотреть какую-то особенную рыбку и, не удержавшись, упал в воду. Мальчик хорошо плавал, но в тот момент он почему-то стал тонуть. Дмитрий кинулся за сыном, но через пару минут он был вынужден признать, что мальчик пропал. Мужчина нырял ещё и ещё, но безрезультатно. Мальчик исчез. Дмитрий в панике зачем-то поплыл к берегу, потом метнулся назад, к лодке, которую быстро уносило вниз по реке, а потом он почувствовал сильный удар по голове и потерял сознание. Бревно, которое принесло откуда-то течение, поплыло дальше…

Очнулся мужчина на больничной койке. Он совершенно ничего не помнил. Рядом находилась медсестра, которая ставила ему капельницу. Она тут же позвала врача. Он осмотрел мужчину, проверил некоторые параметры и остался доволен результатом. А Дмитрию он объяснил, что он здесь оказался потому, что сильно наглотался воды и переохладился. Но теперь его состояние пришло в норму, что не может не радовать… Его спасли какие-то люди, отдыхавшие на берегу реки. Они рассказали, что случайно увидели тонущего человека. Дмитрий немало удивился.

— Я был на реке? Что я там делал? Я совсем ничего не помню… — тихо проговорил мужчина.

Выяснилось, что он не помнил даже своего имени. Остались только бытовые навыки, а в остальном он был, словно чистый лист бумаги.

***

— Владимир Иванович! Тот больной, что потерял память… Он пропал… — сообщила медсестра.

— Как пропал? — удивился врач, надевая халат. Он только что пришёл на работу, — Ищите! Не мог же человек исчезнуть бесследно! Он что? Испарился?

—Искали. И ищут. Я как рано утром заступила, так все и носятся. Но никто не видел, как он ушёл.

— Чертовщина какая-то, — выругался Владимир Иванович. — Полицию вызвали?

— Нет ещё. Хотели сначала с вами посоветоваться…

***

 

Дмитрий шёл по просёлочной дороге по направлению к какому-то населённому пункту. То ли село, то ли деревня…

— Понимаешь, Верочка, я не мог больше там оставаться. Кто я? Откуда? Эти вопросы терзали меня бесконечно. Я просто взял и ушёл ночью, куда глаза глядят. Я думал, что выйдя на улицу обязательно что-нибудь вспомню,— рассказывал Дмитрий.

***

«Елино» — прочитал мужчина указатель и зашагал по просёлочной дороге. Он шёл уже полдня. Очень устал и проголодался. Надо было как-то найти, что поесть.

— Где ты шлялся, пройда?! — услышал он громкий женский голос. — А ну пойдём домой! Я тут все глаза выплакала, а он идёт себе! Где был?!!

Погоняемый бесконечными понуканиями, мужчина по инерции прошёл по дороге метров двадцать, потом вошёл в какую-то калитку, а потом в незнакомый дом, повернулся и смог, наконец, рассмотреть, ту женщину, которая всю дорогу возмущалась и гнала его хворостиной, словно отбившегося от стаи гуся.

На вид ей было лет пятьдесят. Симпатичная. Одета она была в простую куртку и платок, а так же резиновые сапоги, которые, по всей видимости, были ей сильно велики.

Тут он и узнал, что зовут его Степаном Сергеевичем, что приходится он мужем этой милой барышне. И что пропал он ровно год назад. Ушёл в лес за грибами и не вернулся.

Дмитрий сначала обрадовался. А потом расстроился. Ведь он совсем не помнил, как жил с этой женщиной, совсем ничего не помнил…

— Вот. Паспорт твой, я нашла, — вынесла женщина из комнаты документы, — Сказала полиции, что с собой он у тебя был. А он, оказывается, дома лежал… Как хорошо, что ты вернулся, Стёпушка! Скучала я сильно… И, кстати, на место твоё так никого и не взяли. Хоть завтра на работу выходи.

И стал Дмитрий Степаном Сергеевичем, пятидесяти восьми лет, дворником при музыкальной школе. Да. В небольшом посёлке была музыкальная школа, чем все жители безмерно гордились. А территория там была совсем не ухоженная. Кусты не стриженные, мусор повсюду. Принялся Дмитрий-Степан наводить там порядок на радость людям.

Все в посёлке знали, что он потерял память после травмы головы, и особо с расспросами не приставали. А самое удивительное было то, что на Степана-то он был и правда, похож. А всё потому, что попав в больницу, Дмитрий не брился и отрастил бороду. Вот Галя и приняла его за мужа. Конечно, она потом смекнула, что не он это. Только Дмитрий — мужик был толковый, уважительный, порядочный, рукастый, вот она и решила оставить всё, как есть, всё равно же он ничего не помнил. Кому какое дело? Самой ей было тяжело управляться с домом и хозяйством, а тут мужские руки как раз очень кстати пришлись.

— Это что за хахаль тут у тебя, Галька?! Не успел муж за порог, так она уже, вона что?!! — на Дмитрия надвигался небритый мужик бомжеватого вида. Глаза у него блестели, очевидно, после солидного количества «принятого на грудь».

Дмитрий как раз залез на лестницу, чтобы собрать яблоки с веток большой раскидистой яблони, что росла во дворе дома.

 

Услышав голос, Галя вышла на крыльцо и всплеснула руками. Вдруг у неё оказалось сразу два мужа Степана. Один, совсем невменяемый надвигался на другого, который, при этом, совсем ничего не понимал, как говорится: ни сном, ни духом. Вдруг Степан-настоящий, резко качнул лестницу, и Дмитрий, не удержавшись, упал, сильно ударившись головой об полено, лежавшее неподалёку. На миг он потерял сознание. Через мгновение, открыв глаза он увидел, как двух метрах от него стояли двое: нетрезвый мужчина с бородой и незнакомая женщина, которая тянула его за руки в дом, уговаривая никого не трогать, не шуметь и успокоиться…

«Кто эти люди? — подумал Дмитрий, — Где я? Что это за дом? Что я тут делаю?» Голова у него закружилась от множества вопросов, которые требовали ответа незамедлительно.

— Стёпа! Я не виновата, говорю! Я не знаю, кто он! Вот те крест! Просто так помочь пришёл, вот я и разрешила ему яблоки-то собрать! Ага, — приговаривала Галя.

— Я его сейчас проучу! Пусти! Пусти, Галька! Где моё ружье?!

— Не бери грех на душу, Степанушка! — умоляла Галя.

Дмитрий быстро скользнул в калитку и был таков. Он бежал по дороге, потом через поле, потом дальше, к лесу.

«Ну их нафиг, — думал мужчина, — Ненормальные! Убь-ют и фамилии не спросят!» Когда он остановился передохнуть, то понял, как крупно ему повезло: он был в куртке, в которой находились документы и зарплата. Только сегодня ему выдали деньги, и он не успел ещё их дома выложить. Оглянулся Дмитрий на посёлок, который остался далеко позади и зашагал по дороге, надеясь в скором времени найти какой-нибудь указатель. А дальше он бы сориентировался, что к чему…

— Я приехал на автобусе в город, — рассказывал Дмитрий Вере, — Я прекрасно помнил наш адрес. Только мне пришлось ещё ехать на электричке. Потом ещё на другом автобусе. Далеко же отнесло меня течение…

Посидели они с Верой, обнявшись, погрустили о потерянном сыне, которому шёл бы уже семнадцатый год, да что поделаешь? Такова судьба. Хотя бы их она свела снова вместе. И Вера не верила своему счастью.

Дмитрию она рассказала, что Тамара уехала в соседний город и носа домой не кажет, адреса она её не знает, только телефон, с которого та несколько раз звонила, а потом и он стал недоступен. А потом зачем-то призналась, что присылала себе письма, как будто бы от дочери.

— Я и тебе письма писала, в конверты клала, заклеивала, только не отправляла. Вон они — пачкой лежат, — улыбнулась Вера и прижалась к мужу.

Документы Дмитрию выправили. Правда, пришлось поездить, пооббивать пороги инстанций. Но ничего, зато теперь всё по-честному.

— Не хочу я, словно преступник, скрываться, — заявил Дмитрий. — Да и Степан тот мне не очень-то понравился, чтобы под его именем жить.

А недавно к родителям и дочь вернулась. Очень удивилась, когда родного отца увидела. Долго они с ним обнимались и плакали. Тамара рассказала, что выскочила замуж, «по глупости». Муж обманул её, мало того, что гулял направо и налево, так ещё и тираном домашним оказался. Ему просто нужен был штамп в паспорте, по работе требовался, на Тамару ему наплевать было. Потому она от него сбежала и подала документы на развод.

— Вот так письма… — улыбалась Вера, обнимая, вновь обретённых, мужа и дочь, — Выходит, не зря я их писала-то…

— Да уж, — всхлипнула Тома, — Только вот Данька-то так и пропал. Знаешь, мам, ведь он недавно снился мне. Велел тебя утешить. И сказать, что у него всё хорошо. А ещё сказал, что знает, как я его ненавидела и не обижается на меня. Я ведь глупая тогда была, да, мам? Ты прости меня, а?

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,392sec