Марина

Марина собирала вещи впопыхах, ночью. Дневная усталость брала свое: после рабочего дня пришлось спешно доклеивать обои в выделенной городской администрацией комнатке в общежитии. Покидать обжитую, хоть и съемную квартиру не хотелось: за четыре года Марина прикипела к ней, да и Дашуля – пятилетняя копия бывшего (как странно думать о нем «бывший») мужа – считала это жилье родным. Объяснять дочери, почему они переезжают, да еще и без папы, было сложно, ведь слова «измена», «долги», «новая семья» в разговоре с малышкой использовать было нельзя.

 

Три клетчатых «челночных» сумки – подарок новых соседей – вместили все, что Марина планировала забрать. Странно, но за десять лет семейной жизни они фактически ничего не нажили. Хотя что тут странного: первые шесть лет весь бюджет состоял из Марининой зарплаты, муж никак не мог найти подходящее ему место – то платят мало, то не интересно, то коллектив не нравится. А ведь работа должна вдохновлять. Марина согласно кивала: да, Леня человек сложный, но талантливый, ему нужно особенное отношение. Ничего, она потерпит, зато потом заживут.

Но «потом» были три года декрета. Увидев две полоски на тесте, Маринка одновременно обрадовалась и испугалась: родить ребенка от любимого мужчины было счастьем. В свои двадцать семь она уже не раз слышала от родни неудобные вопросы «ну когда уже?», но всегда неловко отшучивалась. Леня ребенка хотел, но вот с обеспечением надежного материального тыла как-то не складывалось. Но теперь то он точно проявит активность, ведь скоро их будет трое!

Услышав новость, муж обрадовался, а свекровь поджала губы. Правда сухое «поздравляю» из себя выдавила. Марина все понимала: мама любимого просто опасалась, что молодые родители решат переехать к ней из съемного жилья на время декрета. Вскоре общие знакомые подтвердили ее догадки. Свекровь при удобном случае театрально вздыхала и жаловалась соседям: «Мои скоро ко мне переедут, придется ребенком заниматься – жить то им негде, да и не умеют ничего сами». Первое было справедливым – своего угла правда не было, второе Марине, с совершеннолетия финансово независимой, слышать было обидно.

Недолго думая, Марина отнесла в ломбард нехитрые золотые украшения – пару колечек, цепочку, браслет. Золото она не носила, его было не жаль в отличие от книг… Она всегда мечтала о большой библиотеке в собственном доме и до знакомства с Леней даже начала собирать книжную коллекцию. Случайную литературу не покупала, искала любимых авторов. Часто приходилось выкупать издания из ограниченных тиражей втридорога, но каждой покупки Марина радовалась как ребенок: поглаживала обложки, аккуратно перелистывала страницы… Будущий муж и его мама крутили пальцем у виска: в их доме книг не водилось, чтение они считали пустой тратой времени. После замужества Марине прямо сказали, что тратить семейный бюджет на бесполезную ерунду ей не позволят. И неважно, что этот бюджет формирует только она – это же временно, скоро Ленечка тоже найдет работу.

Он действительно нашел. И радости Марины не было предела. Она помогала мужу как могла – ночами работала удаленно, полностью взяла весь быт на себя. Ведь ему нужно отдыхать, он теперь добытчик. Три года бессонных ночей и семейных забот отразились на внешности и на характере: из красотки с горящими глазами Марина медленно превращалась в усталую тусклую женщину, раздражительную от вечного недосыпа.

 

Спусковым крючком стал звонок из конторы микрозаймов: искали Леонида. Оказалось, муж, с недавних пор начавший регулярно исчезать вечерами (а то и ночами) взял несколько кредитов под сумасшедший процент. Каялся и клялся, что влез в нехорошую историю. Марина продала единственное, что у нее было – родительский дом в глухой деревне. Сумму выручила смешную, но закрыть долги хватило. Через полгода, когда история повторилась, продавать было уже нечего.

Но, казалось, к ним пришла удача – Марину пригласили на работу в хорошую фирму, Леонида повысили в должности, дочь адаптировалась к детскому саду. Оставалось потихоньку раздать долги (Леня снова клялся, что по дурости просто дал себя обмануть – что взять с творческого человека), и жизнь наладится.

Слова «я ухожу» прозвучали как гром среди ясного неба. Новая любовь Ленечки не постеснялась приехать к дому на личном авто, чтобы забрать чужого мужа в свою уютную трехкомнатную квартиру: с балкона Марина видела, как явно немолодая, но богатая соперница брезгливо оглядывала их тесный дворик. С такой же брезгливостью она смотрела и на нее, Марину, когда пришла «поддержать» Леню на бракоразводном процессе. «Чего ты добилась в своей жизни, что ты могла мне дать?» – вопрос бывшего мужа был как удар под дых.

Марина, вздохнув, присела на пол возле сумок. Через четверть часа приедет муж сестры, поможет перебраться в новый скромный угол. Плакать не хотелось, раскисать нельзя, но по щекам упорно сбегали все новые слезинки.

— Мама, мы приехали! — видимо, дочь, ночевавшая сегодня у тети, напросилась в поездку за вещами. Настроение у малышки было приподнятое, она весело покружилась по опустевшей комнате.

— Мама, поехали скорее! Я хочу расставить все-все вещи по-новому и посмотреть, как будет красиво! А еще у новых соседей есть котенок: я его видела, когда вы с тетей обои в комнате клеили, а я в общем коридоре играла. Сейчас приедем, и я пойду его поглажу. Надо его и к нам в комнату сейчас запустить – есть же такая примета, да? Мама, давай с самого начала пустим кота. Вот прямо сейчас, да?

— Нет малышка, — Марина и не заметила, как высохли слезы и на губах появилась улыбка – с самого начала и прямо сейчас мы купим книжный шкаф!

Кто знает, как сложится их дальнейшая жизнь. Но очень хочется верить, что все теперь будет хорошо.

Алена Седова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,371sec