Стакан воды

-Галя, одумайся! Что ты делаешь, Галя? Где твоя голова? Дочек на улицу выгнать из родного дома… Куда им податься-то? У старшей ребенок малый… Виталик бы так не сделал. И тебе бы не позволил так поступать со своими! Не позволил! — отчаянно возмущалась на том конце провода сестра Надя.

-Куда податься? Не мое это дело. Они взрослые, при мужиках. Пусть сами свои проблемы и решают. Давно пора. Я вырастила, выкормила, выучила, дальше сами. А Виталик был бы отцом нормальным, так по сопаткам еще надавал за такое безобразие! На голову сели и ножки свесили! Обе!- Галя положила трубку и выдохнула с облегчением.
Она действительно «выгнала» дочерей из дома. А если точнее, отказалась дальше проживать с ними, их мужьями и детьми. Выбрала свою собственную жизнь, комфорт и спокойствие. Другого варианта у нее не было. Иначе все. Либо дурдом, либо кардиология…

…Муж бросил Галю, когда девочки были еще в том нежном и трогательном возрасте, когда деревья кажутся большими, небо безоблачным, а жизнь бесконечной. Младшей Катюшке было десять, а старшей Наташке пятнадцать. Виталик уехал в Москву на заработки, да так там и остался, прислав через два месяца прощальное письмо и свое фото, где он в обнимку с огненно-рыжей дамой. Чтоб наверное сразу стало ясно, что у нее, Гали, нет никаких шансов…

И началась у Гали жизнь матери одиночки. Она работала на основной работе, преподавая уроки музыки в детском садике. Затем на полставки в том же саду намывала полы и начищала унитазы. Вдобавок подрабатывала, давая уроки нотной грамоты детям местной интеллигенции. Словом вертелась, как могла, чтобы у ее девочек все было, как у людей…

Но девочки, слава Богу выросли и не хуже других. Отучились, хотя это стоило Гале микроинсульта, больных ног и испорченного желудка.

А пять лет тому назад старшая Наташка вечером пришла к ней в комнату. У Гали была двушка, оставшаяся от семейной жизни. Надо отдать должное бывшему мужу — на жилье он не покушался. По виду Наташки Галя поняла, что разговор будет серьезный…

-Мамуль, я замуж выхожу… Его Костя зовут. И… Ты скоро будешь бабушкой! И еще… Мы поживем у тебя немного, а? У нас денег нет на съем, а своего жилья ни у него, ни у меня… — выпалила дочь скороговоркой.
Ну замуж, так замуж, и беременность тоже дело житейское… А вот «поживем» Гале не очень понравилось. Но что делать. Дочка же. Да и поживут временно… Съедут при удобном случае. Забыла Галя просто, что ничего не бывает столь постоянного, как временное…

После нехитрой свадьбы, на которую опять таки пришлось потратиться Гале, «муж» Костя, с нехитрым скарбом переехал к ним. А Галя в спальню к младшей дочери, уступив молодым свою комнату… И началось…

 

-Мама! А Костя опять унитаз не смыл! — жаловалась Катя.
-Катька, ты зачем в нашу комнату ходила? Мама, она в наших вещах роется! — кричала в ответ Наташа.
-Кто съел всю ветчину? Это был запас на целую неделю… — тут уже сокрушалась сама Галя, не обнаружив утром в холодильнике свертка с провизией.
-Это Костя сожрал. Он, когда в компе сидит, все не глядя метелит. — открыла всем глаза Катя.
-Чья очередь мыть посуду, а? — возмущалась Галя, придя с работы и обнаружив полную раковину немытых тарелок…
Словом дом ее превратился в студенческое общежитие со всеми вытекающими отсюда последствиями. Потом родился внук Паша и жизнь стала просто невыносимой. Крики, плач, скандалы, недовольство Кати, беспорядок. Денег вечно не хватало. У молодоженов их просто не было, а Катя и не собиралась их выделять на питание.

-Почему это я должна деньги на питание давать? Наташкино семейство кормить что-ли? Еще чего. Их вон трое, пусть и дают- возмущалась она, когда Галя как-то раз заикнулась, что неплохо было бы на продукты и скинуться…
Терпение Гали оглушительно лопнуло, причем раз и навсегда, когда придя очередной раз с работы в свой семейный бедлам, она обнаружила на собственной кухне дочь Катю с молодым человеком с выкрашенными в зеленый цвет волосами…

-Мамуль, это Дэн и мы любим друг друга. И хотим пожениться. А, да. Ты скоро станешь бабушкой. И вот еще что… Мы поживем пока у нас. Ну пока не определимся… Ладно?
-У нас? А это где? — спросила Галя, с удивлением наблюдая за своим внутренним вулканом, уже готовым начать извержение.
-Нуууу…. У нас. Можно и на кухне, но знаешь, мы молодожены, а на кухне двор проходной, поэтому… — захихикала Катя, зардевшись стыдливо румянцем.
-Поэтому я на кухне, а вы в спальне. Так? — готовясь к извержению, нетерпеливо сказала Галя.
-Ага. — с готовностью ответила дочь, даже глазом не моргнув.
-Значит так! — вулкан начал свою работу. — Даю вам десять дней! Десять! Всем! Через десять дней чтобы тут никого не было! Никого! Снимайте квартиры, покупайте, мне все равно, но жить мы вместе больше не будем! Все! Хватит! — вулкан закончил извержение, удовлетворительно урча, и Галя, довольная, присела на стул.
-Мам, ты чо, серьезно что-ли? А куда мы пойдем? У нас ребенок! А, мам? Ты совсем что-ли? — на нее изумленно смотрела Наташа, вышедшая из совей комнаты на шум.
-Между прочим это мой дом, я тут прописана и имею право жить. Понятно? — заявила, подбоченившись Катя.
-Квартира моя и если не съедите, то выставлю на продажу. Ее враз купят. Поэтому вариантов у вас нет. Только съехать. Я все сказала. — Галя, прихватив чашку с компотом и пару печений пошла в спальню. А из кухни еще долго слышалось:
-Да я больше ни ногой сюда! И Пашеньку никогда не привезу! И расскажу ему, как его бабушка родная из дома выгнала! На улицу, между прочим! — причитала Наташа.
-Ага — ага! Папа, между прочим, квартиру не только тебе оставил, а и нам, дочерям своим. А ты распоряжаешься тут. Уеду и не приеду тоже никогда. И тоже внуков не покажу! Вот! — подхватывала младшая.
А Галя, прихлебывала компот, откусывая печенье и листала журнал. Она была спокойна и понимала, что поступает абсолютно правильно…

…Через десять дней Галя обозревала свою изрядно потрепанную квартиру. Потом взяла телефон и набрала номер клининговой компании, которым разжилась на досуге.

А на следующий день, уже вечером, когда ее жилье приобрело прежний, обжитой вид, она лежала на диване, наслаждаясь спокойствием, и смотрела сериал. Оказывается, что даже простые, заурядные вещи могут приносит такое удовольствие, сродни экстазу. Она давно об этом забыла. Забыла как это, когда никто не орет и не хлопает дверьми…Не включает громко музыку и не занимает туалет на полтора часа…

На следующий день она поехала в супермаркет и уже на выходе столкнулась с сестрой Надей, которая опять решила ее вразумить.

-Галь, а Галь, одумайся, сестра. Девки-то на съеме при живой матери маются. Одна беременная, другая с дитем. Ну что тебе жалко, что поживут еще немного. А там решится как-то.
-Надь, так и возьми их к себе. Пусть его поживут, а там и решится как-то. А? Ты ж одна живешь в трешке-то? Что тебе жалко? — усмехнулась Галя.
-А чегой-то ко мне? Я мать что-ли? Ты мать. Ой, смотри, на старости лет одна останешься, стакан воды некому подать будет. — отшатнулась от нее Надя, но уговоры прекратила…
…А Галя, купив продукты, шла домой, наслаждаясь тишиной и прохладным, осенним воздухом. Что-то внутри ее, где-то очень глубоко, подсказывало, что пресловутый стакан с водой в старости, от дочерей можно и не дождаться…

Она улыбнулась и подумала, что хорошо бы съездить куда-нибудь отдохнуть. На море, например, стариной тряхнуть. Или в санаторий. Да прическу надо сделать, давно в парикмахерской не была.. И котенка надо завести, обязательно трехцветного. Чтоб на удачу…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,410sec