Мой

Люська весело прыгала по комнате.
Наконец-то…
Наконец-то она тоже может небрежно бросить на перерыве, что вот мол, мой…Но не сейчас, не сейчас…Попозже…

Ах, как же долго она ждала этого, как переживала и завидовала товаркам, которые оторвавшись от своих вечно строчащих машинок, рассказывали про своих.

-А мой-то вчера учудил…

— Мой меня…

— Ой, девки, мой, когда ухаживал…

Мой, мой, мой…

Только и слышно отовсюду это мой, да мой…

 

И не глагол это вовсе, а существительное, вздыхает Люська, как бы ей такое существительное себе заполучить, ка бы ей тоже, ходить и вот так жаловаться на перерыве, что мол мой…Или хвалиться…

Ах, сколько слёз пролила Люся в девичью подушку.

Даже, сказать стыдно, раздевалась до трусов и стояла у зеркала, что на шифоньере прилеплено, разглядывала себя.

Ну чем она хуже, той же, например Томки Иващенко? Или Клавки?

Всё у неё имеется, и грудь хорошая, и животик, и попа, ножки ладные, да и не страшная…

А вот мой сказать не про кого…

А тут…

Идёт по столовой, с подносом, смотрит, где место свободное, запнулась нога за ногу, чуть не упала, хорошо, что поддержал кто-то.

Смотрит Люська, в глаза синие — синие…

То что Люська влюбилась, она не сразу поняла.

Ну да, вот так получилось, что никогда с ней этого не случалось.

А здесь…

Есть не может, всё в животе переворачивается, работать не может, все думки только о нём, этом голубоглазом.

Он сам подошёл, спросил разрешения присесть рядом.

Люська сидела на длинном старинном бревне, положенным здесь ещё наверное при царе.

Бревно почернело и отполировалось за столько времени, вот и любила Люся сидеть на нём, на перерыве.

А если честно…

Не хотела слушать про этих своих…

Мой, да мой, раскудахтались, курицы.

Надька вообще, с фингалом пришла и хвалится ещё, мол, мой приревновал…

Вот и сидела Люська, скучала, грелась под последними тёплыми лучами уходящей осени…

-Я присяду?- Люська вздрогнула от неожиданности и пододвинулась.

Он пожал плечами и сел на то место, где сидела Люська.

Помолчали…

Закончился обед, пошли по своим рабочим местам, потом опять и опять молча встречались там…

Так Люська однажды и поняла, что влюбилась.

Не то чтобы она поняла, что встретила свою половинку, совсем нет… Они и не говорили-то толком, просто влюбилась и всё.

А сегодня…

Сегодня произошло таааакое!

Тааакое!

Саша, так его зовут, он…он позвал её в кино!

Люська чуть не упала.

 

Кино она плохо помнит, они целовались весь фильм.

Люська ошалевшая шла молча домой.

-Я зайду, — просто спросил он.

-Ннне знаю, мама будет ругать и отец… Он строгий.

— Ладно, — пожал плечами Сашка, отвернулся, сгорбил плечи и пошёл вдоль по улице, осыпаемый первым снежком. .

Люська стояла и плакала, ей казалось, что Сашка больше не придёт, конечно…зачем она ему такая нужна.

Мамка, отец, передразнила она себя, могла и провести тихонько в летник… Хотя, там дед вечно сидит, кроссворды гадает свои.

Не придёт он больше, как есть не придёт, эх…

Проплакала всю ночь Люська, а утром на работу с опухшими глазами.

— Ты чего такая, — утром мать смотрит на лицо Люськино, — ревела что ли?

— Зуб болел ночью.

-А чего не побудила, я бы тебе каплев дала, зубных. У отца в прошлом месяце болел, так каплев этих приложил…

Люська ничего не сказала, унеслась на работу.

Там ни с кем не вступая в разговоры, сидела молча и строчила, строчила, строчила.

На перерыве сидела одна в цеху, когда кто-то позвал её, оглянулась…Он, Сашка, пришёл… Вскинулась обрадованная, да так и села назад, потухла, поди сказать пришёл, что всё, расстаются.

Он честный, не может вот так просто…

— Люда, я спросить хотел.

— Да?

— Пойдём завтра в ресторан?

Чего? Она, Люська, бывшая птушница, вечная троечница, которая недавно только в первый раз поцеловалась, которая живёт с родителями, слушается во всём, она…в ресторан? Да кто же это так подшутил над ней?

Родители и то, два раза в ресторане за всю жизнь были, так мать до сих пор вспоминает, вилкой есть второе заставляет, а тут…

Люська не смела поднять на Сашу пылающее лицо.

-В семь заеду за тобой, успеешь собраться?

Люська замотала головой, она даже не подумала о том, что ей и надеть-то нечего, да и как родителям-то сказать? Это же надо… в ресторан…

Ах, как же хотела Люська обронить вскользь, что мол, мой-то, чего удумал… в ресторан меня позвал…

Но она была…боязливой, боялась сглаза, оттого никому не говорила.

Весь вечер была как прибитая Люська, всё хотела у матери спросить…

Не смогла…

Мама сама в комнату пришла.

Люда… Случилось что?

Помотала головой, а сама вся красная.

 

— Людка, беременная поди…

— Мама, да как ты можешь, — слёзы из глаз брызнули…

-Ну ладно, ладно…будет тебе, у Никифоровых Клашка, вон…в подоле принесла, приехала из Москвы, да не одна, а с пузякой. Что там в той Москве… Ну что там у тебя, говори…

-Мама…а можно я завтра…- Люська лихорадочно соображала, что сказать-то, надо было этой Клашке приехать со своим пузякой…- можно я завтра к Ане Переваловой на день рождения схожу?

-А чего это ты спрашиваешь, а? Алкоголь там будет? Мужики?

— Мама, ну ты же знаешь Аниных бабушку с мамой, какой алкоголь…

-А чего спрашиваешь тогда?

— Мне пойти не в чем…

— Как это не в чем? А розовое платье, с татьянкой? А синее с воротничком, гляди на…

Люська молчит о том, что хочется ей кримпленовое платье, синее, голубое и розовое и туфкельки белые,но…

Мать подскочила, открыла старинный шифоньер и начала перебирать платья Люсины. С детскими рюшечками, бантиками, а она…она видела себе красавицей, в длинном вечернем платье, на каблуках, с красивой причёской…

В общем, на завтра вечером, выбежала Люська из дома пораньше, с подарком в руках, мама сказала неприлично без подарка, была там книга, подписанная маминым красивым почерком.

Люська была одета в пальтишко своё клетчатое, в шапку с длинными ушами варежки из овечьей шерсти, с вышитыми снежинками и в бурки.

Подъехало такси, Люська увидела сидящего внутри машины Сашу и быстро нырнула внутрь, искренне молясь в душе, чтобы не заметили, не увидели, а то позора не оберёшься.

На такси, скажут, раскатывает, как гулящая девка.

Люся вся тряслась, так ей было страшно, а вдруг увидел кто?

Они подъехали к ресторану, Люся видела, Саша дал таксисту синенькую, это что же? Пять рублей? Так там и идти-то…десять минут, сказал бы… Люська бы провела его…переулками.

У дверей их встречал дяденька, ой умора, поклонился им, Люське руку поцеловал. Саша тоже ему что-то сунул в руку…

Вошли в зал… Ух ты… Люська никогда такого не видела, только в телевизоре…

Их посадили за столик, Люське хотелось всё рассмотреть… Эх…в понедельник она точно лениво обронит, что мол ходили с моим, в ресторан…

Ха-ха-ха, как же они…не поверят сначала, но она…при всех подойдёт к Саше и…поцелует его, вот так.

Скажет ему, что всё было прекрасно!

Вот они обалдеют…

А потом…

Люська не успела помечтать, к ним подошёл ещё один дяденька, как со старым знакомым поздоровался с Сашкой, ух ты… А Сашка…такой красивый, такой…Он заказал каких-то блюд, а как их есть то? Ой, мамочки, но Сашка положил ей руку на…колено и успокаивающе кивнул…

Ух ты…

Они пили шампанское пузырики так смешно щекотали нос…

А потом…

Потом на сцену вышла она…

 

Ах, как бы Люська хотела быть похожей на неё… Какая красивая.

Она пела, пела что-то такое, отчего щипало глаза и хотелось всех обнимать.

А потом…

Люська не поверила своим глазам.

Она…

Эта богиня, она подошла к их столику, потянула Сашку за галстук, а сама пела, пела в микрофон…

Ах, Люська чуть не завизжала от восторга, как же… Как же это красиво…

Они так долго сидели, Люська спохватилась, что ей пора домой…

Сашка подпил, сидел с глазами с поволокою, обнимал Люську, прижимал к себе.

Она поймала взгляд той, чуть насмешливый…

-Я это, Саша, мне бы… в уборную.

-В уборную? — он сфокусировался на красной от стыда Люське, — аааа, вон там, за углом, дамская комната, иди…

Люська замерла в восторге, она не видела такой роскоши…даже в уборной, ой, в дамской комнате, зеркала, золото, люстры… Ой, кому расскажи, не поверят… Люська подошла к зеркалу.

Дааа, как бы ей стать такой же…как эта…

В это время дверь открылась и вошла ОНА, да…это место принадлежит таким, как эта, не Люська в своём детском платьице и чёрных бурках с красной оторочкой здесь должна стоять, а вот такие дамы, как эта…

И называется…дамская комната.

— Глупышка, — услышала Люська, она повернулась, никого кроме неё и этой дамы не было.

— Вы мне?- пропищала собравшаяся уходить Люська.

-Ну, а кому… Что он тебе наобещал, дурёха? Беги…Беги от него, он же сожрёт тебя…

Кажется что дама говорит не открывая рот, красит свои яркие губы и говорит, говорит, говорит.

Что она несёт…

Люська выскочила и рванула к столику с Сашей, но его не было.

-А, где парень…который со мной приходил, — спросила у мужчины убирающего со стола.

— Кто? Парень? Какой парень?

-Мммой…

Ах, парень… Ваш парень, так он ушёл… Счёт оплатил и ушёл…

-А куда?- спросила Люся, стараясь не разреветься.

-Нууу…милочка, этого я не знаю, да и вам пора…а то, — он наклонился к ней низко-низко, — мамаша ругать будут, давайте, бегите, может ещё успеете.

Люся всхлипнула, побежала в сторону, где выход.

Куда же вы, пальто, пальто возьмите…

Схватила пальто и выскочила на улицу, на мороз.

От слёз не видя дороги, побежала не в ту сторону, споткнулась, упала, ободрала себе руки.

Встала, пошла в нужную сторону, когда услышала голос.

Сашка, Сашенька, ну конечно…этот злой дядька обманул её, никуда он не ушёл…

— Саша, Саша, я здесь, — хотела крикнуть Люська, да голос застрял в горле.

Он стоял на коленях, перед той, из ресторана.

— Что мне ещё сделать, чтобы ты меня простила, скажи?

— Что? Нууу не знаю, а скажи мне, милый…с каких это пор наладчики с фабрики ходят по ресторанам, ездят на такси…

 

— Милая, ну ты же знаешь…это только прикрытие, для чего ты сейчас это говоришь?

— Для чего? А ты думал что можешь с лёгкостью взять и начать мне изменять? Ты можешь думать, что можешь таскать в мою квартиру своих…девиц? Безнаказанно?

— Прости, прости, прости, — Саша схватил подол платья и начал целовать.

-Это последний раз, слышишь? Я прощу тебя…прощу и за это чучело которое ты приволок с собой. Но, то последний раз, я знаю всё про твои махинации и если я…

Люська больше слушать не стала, она закрыла рот руками и побежала домой.

Дома её вырвало.

Мать полночи просидела с Люськой.

Утром она собиралась пойти на разборки к матери и бабке Аньки, чтобы разобраться с ним.

Люся еле уговорила маму, сказала, что были вдвоём, мать с бабкой уезжали в гости.

Выпили бутылку шампанского вдвоём…

-С ума сошли, целую бутылку!

-Дааа, — плачет Люська.

-Ну не плачь, не плачь…

С Сашкой больше Люся не виделась, он вскоре уволился.

А к Люсе подошёл Миша, парень её возраста, хороший, добрый и спокойный…

-Люся можно я тебя провожу после работы?..

Люська теперь ходит на переыв вместе со всеми.

-Люсь, колечко что ли?

-Ага…мой подарил…

Мавридика д.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.81MB | MySQL:68 | 0,358sec