Начальница.

— Девчонки у нас неплохие, но начальница – настоящая мегера, — шептала мне Катя, моя соседка по кабинету, в мой первый рабочий день.

 

— Ужасный человек! У нас ее все боятся. Ни разу не видела, чтоб она кому-то улыбнулась. Даже с клиентами всегда строго разговаривает. Премии может лишить за малейшую провинность, проспишь или после вечеринки придешь, готово. А недавно она Лизку заставила уволиться за то, что та с мужем развелась, представляешь? Наша мегера узнала, что Лизка мужу рога наставила и дочку ему отдала. Не, ну я понимаю, что Лизка не права, но чтоб увольнять, — Катя недоуменно пожала плечами и вдруг резко отвернулась от меня, я сначала не поняла, а потом увидела, что в дверях кабинета стоит Галина Максимовна.

На вид начальнице было лет тридцать. Ее можно было бы назвать симпатичной, если б не слишком хмурый взгляд и сжатые в тонкую линию бесцветные губы.

— Лариса, — сухо сказала она, глядя на меня так, что я сжалась в комок от страха, — Сегодня для начала просмотри папки с документами, зайди ко мне, они у меня на столе лежат. Что будет непонятно, девочки тебе объяснят, — и она прошла к выходу из офиса.

Я поежилась и встала, чтобы пойти за папками.

— Только ничего там не трогай, — прошептала Катя, — Она там каждую мелочь знает, где лежит.

Подойдя к кабинету начальницы, я замерла, мне было почему-то страшно заходить туда. Потом я глубоко вдохнула и взялась за ручку. Кабинет был небольшой, но светлый. На столе из органайзера аккуратно торчали письменные принадлежности, стояла какая-то фотография в небольшой красивой рамке, рядом лежали пара блокнотов, ноутбук, а с краю довольно внушительная стопка документов.

Видимо, это про них говорила мне начальница. Я взяла их и хотела уже уйти, но зачем-то обошла стол и взглянула на фото. Там был запечатлен молодой мужчина, очень красивый. Он улыбался широкой обаятельной улыбкой, глаза его были такие живые, что не хотелось отрывать взгляд. Я засмотрелась на фотографию и вздрогнула, когда в дверь заглянула Катя:

— Ты чего там застряла? Выходи уже, не дай Бог мегера тебя тут застанет.

— Кать, а кто это у нее на фотке? – не удержавшись спросила я у новой подруги, когда мы зашли в свой кабинет.

— Муж ее, красавчик, да? – девушка закатила глаза: — Мне б такого! Я бы его из квартиры не выпускала, чтоб не увели. Вот как такая женила его на себе? Наверняка по залёту. Говорят, он ее все-таки бросил. Наверно, поэтому она такая. Ой, на тебе паук, — вдруг вскрикнула она, я вздрогнула и уронила папки.

 

Скинув с себя живность, я собрала бумаги и села изучать их. И так увлеклась, что не видела, как вернулась начальница.

— Лариса, — я вздрогнула, услышав над своим ухом встревоженный голос Галины Максимовны, — Ты, когда документы брала, файлик с доверенностью не видела? Мне завтра утром с ней в Москву лететь нужно.

Я растерянно замотала головой. Наверно, долго мотала, потому что она дотронулась до моего плеча и сухо добавила:

— Ну нет, значит, нет. Куда же я её дела? – задумчиво спросила она себя и вышла.

Я облегченно вздохнула, обрадовавшись, что меня не обвиняют, и опять уткнулась в бумаги. Оторвалась я от них, когда все уже ушли домой. В офисе было тихо и немного таинственно. Я сложила все документы в ровную стопку, подумала и расставила свои ручки, карандаши так же, как у начальницы на столе, полюбовалась и уже хотела уйти, как увидела под столом какой-то листок в прозрачном файле. Когда я наклонилась, чтобы достать его, я похолодела: это была та самая доверенность. Значит, она случайно оказалась между этими папками, а когда я уронила их, она улетела под стол. Что же делать? Я могла, конечно, просто положить доверенность на видное место, чтобы никто не понял, что это я его нашла, но вспомнила, как Галина Максимовна сказала, что она ей позарез нужна завтра утром. Я решительно взяла бумагу и вышла к сидящей на вахте женщине. Спросила у нее, как связаться с начальницей? Та поджала губы, с минуту думала, так усердно, что у нее даже волосы зашевелились, потом достала блокнот и набрала номер. Когда на звонок ответили, она передала телефон мне. Я зажмурилась и выпалила все, как было на самом деле. Галина Максимовна несколько секунд молчала, а потом коротко сказала:

— Садовая 19, это за городом. Можешь привезти?

Я согласилась, это было, в принципе, не очень далеко, да и виноватой я себя тоже считала. Едва я подошла к остановке, подъехала маршрутка и через пятнадцать минут я уже стояла перед калиткой небольшого, но аккуратного домика, спрятавшегося под двумя огромными березами. У ажурного забора росло много цветов, они как раз начинали цвести.

Это все было так красиво, что никак не вязалось с угрюмым видом моей начальницы. Я набралась смелости, вошла во двор и постучала в дверь. Вскоре она распахнулась и на пороге показалась Галина Максимовна. Она была очень расстроена, на ее глазах даже виднелись капельки слез.

— Простите, если я Вас подвела, я нечаянно, правда, — залепетала я, а она махнула рукой:

— Да нет, спасибо тебе. Это моя вина, надо же было документ так засунуть, обычно, я очень внимательна, — взяв у меня из рук бумагу, быстро ответила она и хотела уже закрыть передо мной дверь, как сзади нее раздался тихий мужской голос:

— Галочка, кто это? Новая сиделка?

 

Галина Максимовна неожиданно улыбнулась, взгляд ее стал мягче, человечнее.

— Нет, милый, — ласково ответила она, обернувшись, — Это Лариса, она мне документ принесла. Знакомьтесь: это Лариса, а это мой муж Сережа.

Она немного отодвинулась, и я увидела худого мужчину в инвалидной коляске. Скулы на его лице так сильно выпирали, что, казалось, щек у него не было совсем, под глазами темнели пятна, но все же я узнала человека с фотографии на столе начальницы.

Галина Максимовна немного замялась, а потом решительно махнула рукой:

— Заходи, Лариса, я тебя чаем напою, ты же с обеда, наверно, ничего не ела.

— Ну да, — застеснялась я и призналась: — Да я и на обед не ходила, заработалась что-то.

Кухня была очень уютной: мебель спокойного салатового цвета, занавески в яркий цветочек и запах. Там так вкусно пахло борщом с чесночком, что я громко сглотнула. Галина Максимовна заметила это и, не спрашивая, налила мне огромную тарелку. Я решила не отказываться и умяла вкуснятину за одну минуту.

— Вы так вкусно готовите, и, вообще, Вы совсем не такая, как… — сказала я, расслабившись, и испугалась, вдруг обижу начальницу.

Но она не обиделась, только грустно вздохнула и рассказала мне, что раньше была совсем другой.

Галина и Сергей познакомились в институтском театре. Сергей всегда играл первые роли, она был высок, строен, жутко красив и артистичен. Многие девчонки вздыхали по нему, кто в открытую, кто тихо по ночам. Гале он нравился, в принципе, он был хорошим парнем, но она помнила наказ мамы: «не влюбляйся в красавца, из него никогда не получится хороший муж, замучаешься от любовниц отмахиваться. Ищи такого, как папа, некрасивый, зато добрый и верный». Вот Галина и не смотрела на Сергея, как на мужчину. Разговаривала с ним без придыхания, твердо и спокойно. И очень удивилась, когда он предложил ей встречаться. Удивилась и решительно отказала:

— Ты хороший человек, Сережка, но такие, как ты, не созданы для серьезных отношений, — ответила она словами своей мамы, а он покраснел и ответил:

— Какие? И почему ты так решила? Мои родители прожили в любви больше тридцати лет, родили нас четверых, вырастили, и грозятся прожить еще как минимум сорок, чтобы праправнуков дождаться. Знаешь, думаю, дождутся. И, вот увидишь, я буду хорошим мужем, твоим мужем.

С того дня он всегда старался быть рядом, дарил цветы, помогал в учебе, прибивал полки и чистил раковину в квартире, что Галя снимала с подругой. Он совершенно не интересовался другими девушками, а через год, на пятом курсе, сделал Гале предложение. Тогда уже она не смогла отказать.

 

Свадьбу сыграли скромную, студенческую, но очень веселую. Сняли комнату у одинокой бабушки и зажили семейной жизнью. Неожиданно дружно и спокойно. Получив дипломы, приехали в этот город, здесь жил дядя Сергея, который помог им обоим с работой. Потом купили в ипотеку домик, даже завели курочек. Первые годы Галина подсознательно ждала, что муж начнет изменять ей, даже ругала себя за то, что все же влюбилась в него и вышла за него замуж, а потом увидела, что ничего их семейному счастью не грозит, Сергей ее любит, ночами не пропадает, дома во всем помогает и успокоившись, стала наслаждаться счастьем. Но через шесть лет запаниковала, ведь, у них так и не родился ребенок. Они только начали обследование и тут-то все и произошло. Одна из сотрудниц Сергея, Женя, замужняя молодая женщина, решила его соблазнить. Она знала, что он всегда уходит с работы последний и однажды вечером заявилась к нему в кабинет. Девушка считала себя очень сексуальной, поэтому была уверена в том, что Сергей с радостью кинется на нее. Но он, когда понял, что хочет от него Женя, мягко выставил ее за дверь и сказал, что ее дома ждет маленький ребенок и свою энергию ей лучше тратить в постели с мужем, а не кидаться на чужих мужчин. Девушка ушла, скрипя зубами.

Через два дня Галине пришло от нее сообщение, в котором Женя писала, что Сергей переспал со всеми женщинами в их отделе и теперь не дает прохода ей, угрожая в случае отказа увольнением.

Галина еле сдержалась от слез. Неужели Сергей оказался еще хуже, чем она могла представить? Хотела позвонить ему и спросить, правда это или нет, потом передумала, решила поговорить с ним, глядя ему в глаза. Домой она вернулась первая и стала с нетерпением ждать мужа. Но он все не приходил. Позвонила узнать, где он задержался, но его телефон был недоступен. Галина прождала до утра, потом не выдержала и позвонила в больницу, узнать не было ли такого пациента, вдруг с Сергеем что-то случилось. И с ужасом услышала, что, действительно, похожего мужчину нашли вечером в парке. Он был сильно избит. Ему сделали операцию, но мужчина в тяжелом состоянии. Галина бросилась в больницу и, когда ей показали фото пациента, сразу узнала в нем Сергея. Он пришел в себя лишь через три дня. За это время следователь нашел нападавшего, это был муж Жени, которому она тоже наврала про Сергея. Муж ее был очень ревнивым, к тому же уже сидел за хулиганство. Он в тот же вечер позвонил Сергею и вызвал его на разговор в парк, неподалеку от офиса, там избил его гаечным ключом и забрал телефон, чтобы скрыть свой звонок. Следователь оказался дотошным, он также нашел свидетеля, который слышал, что сказал Сергей, когда выставлял Женю из своего кабинета. Муж Жени, как узнал об этом, даже взвыл от досады, ведь, из-за своей женушки ему опять грозила тюрьма.

Галина ненавидела себя за то, что тоже поверила этой вертихвостке и поклялась сделать все для выздоровления мужа. Но травмы оказались слишком серьезными. Прошел уже год, а Сергей никак не мог встать на ноги. Врачи обещали, что он будет ходить, но у него ничего не получается. А самое плохое, что он начал сдаваться, терять надежду.

 

— Еще и сиделка сегодня уволилась, сказала, что выходит замуж, а жених запретил ей работать, — покачала головой Галина Максимовна, — А мне завтра в Москву лететь нужно, на два дня. Обязательно. Даже не представляю, кого с Сережей оставить. Новую сиделку нашла, но она может начать работать только через три дня, с понедельника.

— Ой, а давайте я побуду, — воскликнула я, — Мне не трудно. Живу я одна, могу и с ночевкой у вас остаться. Вы мне только расскажите, какие лекарства давать. Четыре года назад моя мама после операции целый месяц не вставала, я тогда даже научилась ей уколы делать. Так что я справлюсь, Вы не переживайте.

Я справилась. Сергей оказался замечательным человеком. Мы с ним целый день разговаривали. Я рассказывала, как в детстве каждое лето ездила к бабушке в деревню. Чего мы только не вытворяли там с друзьями: и речку переплывали, и по крышам лазили. А однажды в лесу медвежонка встретили и дразнили его. Бабушка, как узнала, за сердце схватилась, ведь, мы могли разозлить взрослую медведицу, которая обычно всегда рядом со своим малышом ходит. Сергей слушал меня и хохотал во все горло. Потом я вспомнила кучу случаев, когда безнадежные больные вставали и возвращались к нормальной жизни. Несколько случаев я, конечно, просто придумала, но это неважно. У Сергея с лица не сходила улыбка. Не скептическая, нет, он по-доброму улыбался.

— Лариса, тебе нужно психологом идти, правда, — сказал он мне, — Ты просто зарядила меня своим жизнелюбием. Вот мы с тобой поговорили, и я поверил, что все будет хорошо. Я даже Денису Геннадьевичу не поверил, а это мой врач. Кстати, очень хороший молодой человек, холостой к тому же. Надо вас познакомить.

Я даже засмеялась, мне было приятно, что я смогла отвлечь Сергея от его болезни. Потом мы с ним включили караоке. Я спела пару известных песен, Сергей сначала отказывался, но потом вспомнил, как пел в студенческом театре и тоже стал подпевать. Утром на второй день я выкатила Сергея на коляске во двор.

Мы включили веселую музыку и стали вместе делать зарядку, у кого как получалось, конечно. Сергею было трудно, я видела, как он сжимал зубы, но он все же пытался. Тут я и увидела Галину Максимовну. Она стояла у калитки, смотрела на своего мужа и улыбалась сквозь слезы.

— Я думала тебя уволили, — сказала мне Катя, когда я пришла в понедельник утром на работу, — Вахтерша всем рассказала, что ты договор под столом у себя нашла. Наша мегера такое не прощает.

 

— Да не мегера она, — спокойно ответила я, — Галина Максимовна очень хороший человек. Очень.

Прошло несколько лет. Я учусь заочно в институте на психолога. Правда, на следующий год придется взять академический отпуск, потому что через четыре месяца у меня родится малыш. На УЗИ сказали, что мальчик, но мой муж Денис говорит, что будет очень рад и девочке. Вы не ошиблись, Сергей все же познакомил меня со своим врачом. Познакомил, а мы взяли и влюбились друг в друга.

Между прочим, на нашу свадьбу Сергей пришел сам, с палочкой, но пришел. Жаль только, что без Галины, она в это время лежала в больнице на сохранении. Через два месяца она родила девочку, которую они, почему-то, назвали Ларисой. Хорошее, кстати, имя, мне нравится.

Автор Мария Скиба

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,408sec