Навсегда избавиться от прошлого

— Ох, какую шубку Татьяне муж на день рождения преподнес, не захочешь, позавидуешь! А мой Колька вечно хризантемы, да кастрюлю какую-нибудь притащит, — жаловалась Галина Петровна, стоя возле кассы. Посетителей ввиду скорого закрытия магазина, было немного и работницы, собравшись в кружок, болтали о том, о сем.

«А вот мне бы хоть и такого как ваш Колька!», — подумала я. И от цветов я бы не отказалась, мне их уже очень давно не дарили, тем более зимой. И от кастрюли новой я бы растаяла как снегурочка на печке.

 

Вспомнив о печке, я поморщилась. Опять сегодня придется возвращаться в нетопленную избу. Пока была жива мама, дома меня всегда ожидало тепло и горячий ужин, а теперь вот уже скоро год как я жила совершенно одна. И от этого мое одинокое положение казалось еще более невыносимым.

Хотя поселок у нас довольно большой и есть в нем даже пятиэтажки, но не ко всем частным домам еще подведен газ. Вот и мы с мамой так и не испытали на себе подобные удобства, так и топили наш дом дровами. Да и не по карману нам была такая роскошь. Отец скончался, едва я окончила девятый класс. Мама, собрав все накопления, отправила меня в город учиться. Не в институт, конечно, в торговый техникум. После того как я получила диплом я сразу и вышла замуж. Мама радовалась, считала, что дочка теперь пристроена, в городе живет, муж хороший работящий. А то, что жить приходится вместе со свекровью и свекром, так это ничего. Многие так свою семейную жизнь начинают.

Мужа своего я любила, как умела. И родителям его старалась угодить, да только через год выгнали меня мои новые родственники. А за что, и почему, я так никому в поселке и не рассказала, даже маме своей. Кошмарный тот случай я старалась как можно скорее забыть, но только все равно по ночам иногда на меня обрушивалась вся мерзость и нелепость произошедшего. Тогда я просыпалась в холодном поту и шла на кухню греть чайник. Мне хотелось смыть с себя грязь, казалось закравшуюся даже в душу.

— Девушка! Улыбка у вас красивая! Подскажите, какие яблоки сладкие? В гости к бабушке еду, хочется самые лучшие гостинцы привезти.

— Вот эти, — я машинально указала на витрину и только потом подняла глаза на посетителя. Обычный парень в зимнем рабочем костюме. Незнакомый, правда, но наш магазин расположен рядом с проезжей частью, поэтому здесь часто отовариваются и не местные.

— А вы что же такая грустная? Обидел кто?

«Жизнь!», — хотелось прокричать в сердцах, да только для чего улыбчивому парню знать о моем никчемном существовании? У него вот радость, он едет навестить бабушку! А у меня и бабушки никакой нет! И никого нет, даже мужа Кольки, под тип того, который дарит хризантемы Галине Петровне.

— Никто не обидел, вам показалось, — промямлила я. Так захотелось заплакать, прижавшись к его сильному плечу, но вместо этого, я буркнула, — сколько яблок вам взвесить?

— А давайте килограмма три! Яблок же много не бывает! Особенно в конце зимы. Летом у бабушки свои яблоки, такие сладкие и ароматные, что аж захлебнуться можно от радости!

— Почему от радости? — печально улыбнулась я.

— Потому что вкусовые рецепторы буквально поют от счастья, почувствовав вкус тех яблок.

— Что же за яблоки такие? — настроение мое улучшалось прямо на глазах и мне так не хотелось, чтобы он уходил.

— А вы приезжайте к нам летом и попробуете!

— Приеду, — рассмеялась я.

— Тогда, договорились! Я заеду за вами в августе, — глаза его были при этом очень серьезные. Пронзительные такие глаза, смотрели, будто в самую душу.

Время пролетело незаметно. Когда твоя жизнь похожа на однообразный алгоритм, то особо не замечаешь, как сменяются времена года. Разве что работа по дому и в огороде вносит некое разнообразие и немного отличается в зависимости от погоды за окном.

— Ну, что? Вы готовы? Во сколько заканчивается ваша смена? — передо мной стоял молодой мужчина и улыбался так, будто встретил старую знакомую. Я честно успела позабыть и его лицо, и его обещание, поэтому не меньше минуты смотрела на него, пытаясь сообразить, о чем собственно речь?

 

— Яблоки моей бабушки уже созрели! — решил напомнить он.

— О! Яблоки! Точно!

— Так я, собственно, за вами приехал!

— Вы хотите отвезти меня к своей бабушке?

— Конечно! Это недалеко, в соседнем поселке.

— Но мы же с вами даже незнакомы, что скажет по этому поводу бабушка?

— А в чем проблема? Меня Дима зовут, а вас?

— Саша.

— Ну, вот и познакомились! Кстати, Александра мое любимое женское имя.

Я, вдруг, поняла всю бессмысленность наших переговоров. Парень видимо решил, что перед ним деревенская простушка, согласная на все, ради его прекрасных глаз. И хотя я страстно мечтала о том, чтобы у меня появился, наконец, муж, но это должен быть именно муж, а не первый встречный, подцепивший меня по дороге к бабушке.

— Знаете, Дима, никуда я с вами не поеду.

Я сделала вид, что разговор окончен, надеясь, что он попросту уйдет. Но упрямству этого человека можно было позавидовать.

— Поедете! Я уже и бабушку предупредил о том, что привезу невесту.

— Значение слова «невеста» вам, надеюсь, понятно?

— Вполне. Я считаю, что попробовав бабушкины яблоки, вы согласитесь выйти за меня замуж.

— Вы так высоко цените эти яблоки? — не удержавшись, рассмеялась я.

— Вот видите, вам уже любопытно! А бабушка моя, не переживайте, не даст вас в обиду, даже мене. Она у меня такая боевая, что вам совершенно нечего боится.

— Вы все это серьезно говорите?

— А разве, по-вашему, я не выполнил обещание, данное зимой?

Действительно, странно. Он запомнил и наш тогдашний разговор и меня саму, а это уже что-то да означало.

— Тогда, скажите, зачем вам все это?

— Честно?

Я кивнула.

— Вы мне очень понравились. Еще тогда с грустными глазами. Отчего же я не могу пригласить вас в дом, в котором сам люблю бывать?

— И вы не боитесь, что я соглашусь?

— Нисколько.

— Не

только попробовать яблоки, соглашусь.

— На это я и надеюсь.

Я, само собой, понимала всю неразумность своих действий, но, а вдруг это судьба! Бывает же такое! Я и в кино видела, и в интернете читала. Почему у других может быть, а у меня нет?! Чем я хуже? Ну да, я немного полная, но зато лицо у меня миловидное, многие так говорят. И да, самое противное, я уже была замужем, но это было так недолго, что почти не считается. А тот случай зарыт так глубоко внутри меня, что обретенное вновь счастье позволит и вовсе стереть из памяти те события. Я этого страстно желаю!

 

— Подождите здесь, я сейчас переоденусь, — попросила я и пошла к заведующей магазина. За мой безропотный труд мне полагалось несколько выходных, вот я и надеялась, что начальство не откажется отпустить меня сегодня.

Машина у Димы оказалась не просто недешевая, а очень даже представительная. В наших краях такой автомобиль нечасто встретишь. Я честно даже растерялась, но решила промолчать. Мой поступок сам по себе был безрассудным, но заднюю давать было уже бессмысленно.

— А сами вы откуда? — задала я вопрос, как только джип мягко тронулся с места.

— Родом я из этих мест, вырос в городе неподалеку отсюда. А сейчас живу в Питере. У меня там свой автосервис, а недавно открыл второй. Бизнес небольшой, но работу свою я обожаю. Сам тоже чиню машины, не люблю сидеть без дела. К тому же, в некоторых вещах мало кому можно довериться, специалисты сейчас на вес золота. Особенно в больших городах. Саша, а вы, правда, меня испугались? — резко сменил он тему.

— Согласитесь, ваше предложение выглядело слегка пугающим, если учесть, что мы не знакомы.

— А я люблю говорить обо всем прямо. Мне кажется, это экономит время. Давай уже перейдем на «ты»? Моя бабушка человек простой, не поймет подобных отношений.

— И что же ты, на самом деле, сказал обо мне своей бабушке?

— Так и сказал, приеду с невестой.

Я недоверчиво покачала головой, глядя в окно. Мимо проносились знакомые с детства пейзажи. Унылые, но милые в своей простоте. А, может быть, все так и устроено в этом мире? Легко и просто, а мы сами все усложняем и не умеем говорить прямо, чтобы просто сэкономить время?

Бабушку Димы звали Валентина Васильевна, и она ничем не отличалась от остальных старушек, проживающих в нашей округе. Концентрация пожилого населения на селе в последнее время зашкаливает. Но это на первый взгляд, она казалась обычной, а на самом деле у нее были точно такие же глаза как у внука. Мне подумалось, женщина видит меня насквозь и знает обо мне намного больше, чем я сама.

Приняла она нас очень тепло и ни разу не спросила кто я, откуда и, что, собственно говоря, делаю рядом с ее внуком. Мы просто угощались чаем с яблочным пирогом и самими расхваленными яблоками, которые, несомненно, оказались именно такими как описывал Дима.

Еще не было девяти часов вечера, когда Дмитрий вернул меня домой. Целой и невредимой, вопреки моим страхам.

— Саша, я здесь пробуду до воскресенья, мы сможем увидеться еще?

Сердце так радостно забилось в груди, будто меня уже позвали в загс.

— Где я живу, ты теперь знаешь. Приезжай в гости, — я пожелала ему спокойной ночи и вошла в дом, притворив за собой дверь. Потом кинулась к окну и, тихонько приоткрыв шторку, наблюдала, как он садится в машину. Какой чудесный день! Какой чудесный мир вокруг и отчего это моя жизнь казалась мне безрадостной?!

Мы встречались каждый день в течение той недели. Дима неизменно забирал меня после работы и от этого по поселку поползли слухи. И пусть болтают! Даже если это будет единственная неделя счастья в моей жизни, я не буду жалеть ни о чем! Важно то, что все это было со мной!

Перед отъездом Дима в обычной своей манере спросил:

— Что скажешь? Подхожу я тебе в качестве мужа?

— А я тебе подхожу? — вопросом на вопрос ответила я.

 

Его же ответа я ждала с замиранием сердца, как же иначе? Тем более что заговорил он не сразу.

— Подходишь, даже намного больше, чем я ожидал. При первой встрече ты понравилась мне только внешне, а теперь я узнал тебя и ничуть не сомневаюсь в своем выборе.

— В каком выборе, Дима? Ты живешь на луне, а я здесь в поселке со смешным названием Никульчата. Мы знаем друг друга одну неделю, а за это время невозможно что-то понять о человеке.

— Ты совершенно права! Сколько тебе нужно времени? Пару месяцев же достаточно? Один месяц я проведу здесь, один месяц ты поживешь в Питере, а там и решим. Договорились?

На все мои возражения у него были вполне исчерпывающие ответы. Сказал: «Вот сгоняю домой, улажу кое-какие дела и вернусь». А я должна за это время подготовить руководство магазина к тому, что в октябре беру месячный отпуск. Спорить было бесполезно. Да и вернется ли он? Тоже вопрос вопросов.

Но Дима вернулся ровно через две недели, как и обещал и тут уже я начала всерьез задумываться, кто это там сверху выпросил для меня принца? Уж не фея ли крестная? Я даже стала постоянно поглядывать на небо, ожидая объяснений.

Тот откровенный разговор, расставивший все по местам, состоялся между нами не сразу. Пару-тройку дней мы еще наслаждались зарождающимися чувствами. Такими для меня новыми и искрящимися, что и все вокруг светилось и переливалось, будто бы я и впрямь на балу, среди рыцарей в сияющих доспехах.

И вот однажды, после очередного фейерверка, Дима спросил:

— А какая у тебя фамилия?

— Окишева.

— Что, правда? — он приподнялся и, опершись на локоть, посмотрел на меня в упор.

— Это по мужу фамилия, я говорила тебе, что недолго была замужем.

— Да, да, я помню. Очень жаль, что тебе не удастся сменить эту фамилию, ты вроде бы не любишь вспоминать о своем замужестве.

— Почему не удастся?

Я вполне естественно испугалась, что он сейчас скажет, мол, между нами все кончено, и жениться он даже не думал. Но Дима заговорил совершенно о другом.

— Потому что мы с твоим бывшим мужем получается однофамильцы.

— Ты тоже Окишев?

Дима развел руками.

— Так уж вышло. Я, кстати, всегда подумывал изменить фамилию. Она не моего отца, в свое время отчим пожелал усыновить меня, а у нас с ним отношения, мягко говоря, не самые хорошие.

Мы еще некоторое время полежали, обнявшись и витая где-то в облаках, но следующий вопрос Димы, заданный просто так, совершенно без особой нужды или интереса, спустил нас с небес на землю окончательно.

 

— А как звали твоего мужа?

— Евгений.

— А отчество? — Дима сел в постели.

— Николаевич, — я испуганно смотрела, как темнеют его зрачки, но еще совершенно ничего не понимала.

— Ничего себе! — воскликнул Дима и потер ладонями глаза.

— Что? Ты его знаешь? Вы родственники?

— Братья. По матери.

— Нет! — я вскочила с кровати и забегала по комнате, хватая свои вещи, — нет, нет, нет! — горячие слезы отчаяния катились по моим щекам. Блестящий, искрящийся мир вокруг лопался как мыльный пузырь. Да и правильно! Все это и было обычной химерой, не может так переливаться обычная жизнь. Она чаще серая, чем разноцветная. А бывает еще мерзкая, черная, похожая на продукт переработки нефтяных отходов, от которого потом трудно отмыться.

Я на ходу оделась и по дороге еще закуталась в мамино пальто, которое так и висело на крючке возле дверей. Я выбежала во двор, хотелось где-нибудь укрыться, спрятаться от всех и просидеть так до темноты. Бросившись к старому сараю, я вбежала внутрь и притворила за собой дверь. Ребячество! А что делать? Не могу же я бегать по поселку с растрепанными волосами, и бешено вращающимися глазами, у меня, и без того, репутация так себе, после моего краткосрочного замужества.

Не успела я даже забиться в самый дальний угол сарая, как дверь распахнулась.

— Саша! Прекрати от меня бежать! Это бесполезно!

— Не подходи ко мне, пожалуйста! Лучше будет, если ты просто уйдешь!

— Да, почему? Что я сделал? — тут глаза Димы сузились, — или это братец тебя так обидел, что ты теперь знать не желаешь его родственников?

Я, молча, смотрела на него.

— Саша, прошу, выслушай меня, для начала, а потом уже делай выводы. Я давным-давно не живу со своей семьей. Хотя этих людей я бы поостерегся назвать своими родными. Даже мать. И даже брата. Возможно, это не делает мне чести, но я считаю, лучше говорить как есть, чем всю жизнь делать вид, будто все между вами замечательно, потому что мы родня и так положено. Не всегда и не у всех это выходит. Мы абсолютно разные, я понял это давно, еще, будучи подростком. Не знаю, как тебя угораздило выйти замуж за моего братца и не знаю, причину, по которой ты так реагируешь, вспоминая ваш брак, но прошу тебя, не отталкивай меня, из-за них. Мы все с тобой решим, если будем вместе.

— Ты не общаешься со своей семьей? — выдавила я.

— Если не считать звонков по праздникам своей матери, то нет. Едва мне исполнилось восемнадцать лет, я стал разыскивать своего настоящего отца. Поиски привели меня в дом моей бабушки Валентины Васильевны. Отца, к сожалению, на тот момент уже не было в живых. С тех самых пор я живу отдельно от своего семейства.

— Ты и в самом деле ничуть не похож на них.

— Саша, я это я, ничего не изменилось между нами, слышишь!

— Не знаю, — еле слышно прошептала я и всхлипнула.

— Что у тебя с ними произошло? Я должен это знать! — голос Димы звенел и я, не понимаю как, но впервые захотела довериться кому-то целиком. Спрятаться за его спину, как бы оказавшись в самом надежном укрытии.

 

— Я боюсь говорить об этом вслух, боюсь, что кошмары опять вернутся.

Дима подошел ко мне ближе и, взяв за руку, присел рядом. Я перевела дыхание, понимая, что если собираюсь продолжать с ним отношения, рассказать все равно придется.

— Твой отчим Георгий Петрович, когда как-то раз мы остались в квартире одни, стал приставать ко мне. Это было настолько отвратительно, что я не сразу поняла, что он делает. Лишь почувствовав его руки на своем теле, стала вырываться. Я боялась одного, что не смогу с ним справиться, но откуда-то взялись силы, и я сумела вырваться. Во дворе меня вырвало прямо на асфальт. Потом я все бежала и бежала, сама не понимая куда. Когда пришла в себя, прошло уже несколько часов. Я сидела в парке на скамейке и поняла, что уже сильно замерзла. Тогда я позвонила мужу и все рассказала. Женя выслушал меня спокойно, а потом велел возвращаться домой. И я вернулась. Думала, у меня есть защитник, мой муж, он все решит, со всем справиться. Но Женя, молча, сидел на кухне, пока твоя мать таскала меня за волосы и обзывала разными противными словами. В тот же вечер я вернулась в родной поселок, все свои вещи оставила в их квартире, случайно только, когда убегала второй раз, схватила в прихожей свою сумочку, в ней были все мои нехитрые сбережения и паспорт. Через месяц пришло уведомление, Евгений подал на развод.

Я и не заметила, что моя голова давно покоится на плече у Димы, а он в это время с силой обнимает меня, словно боясь выпустить.

— Фамилию возьмем моего отца, — Дима сказал лишь эту фразу и сжал меня еще крепче в своих объятиях.

Я не знала, зачем он на следующий день ездил в город. Привез мне огромный букет цветов. Подозревала, конечно, что Дима виделся в тот день со своей семьей, но не хотела об этом думать. И Дима оградил меня, ни словом ни обмолвившись об этом.

Как и обещал, Дима провел в Никульчатах целый месяц, а потом повез меня в свой город. Здесь он жил в небольшой квартире, но расположенной в самом центре города, окна выходили прямо на Невский проспект. Я долго не могла привыкнуть к большому городу. После тишины нашего сонного поселка, мне казалось, что я попала в будущее. Но только в этом городе, с его шумным, будто даже живым ветром, мне удалось совершенно избавиться от своего прошлого. Здесь я сама стала иной, той девочки, что удирала тогда на вокзал, сверкая пятками, больше попросту не существовало. Была только Смирнова Александра начинающий, но подающий надежды, модельер, супруга Смирнова Дмитрия, владельца сети центров технического обслуживания, магазинов автозапчастей и так далее.

Автор Светлана Юферева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.96MB | MySQL:68 | 0,411sec