Они не лгут!

Марина Ивановна пришла в квартиру своей покойной дочери, чтобы собрать вещи внуков. Недавно в ее семье случилось несчастье. Не стало ее любимой тридцатилетней доченьки. Ее звали Настей.

Никто толком ничего не понял, что произошло. Еще вчера она радовалась жизни, а буквально несколько дней родителям сообщили, что их Настенька спрыгнула с балкона своей квартиры. Пару дней назад ее похоронили.

 

Ее муж Лёня сказал, что спал той ночью и ничего не видел. Все это казалось очень странным. Ее дети только плакали, ничего не смогли рассказать. Марина считала, что кто-то чего-то недоговаривает, но не знала, кто именно.

Мама знала, что последние года два Лёня и Настя жили не очень спокойно. Зять стал выпивать чаще обычного, иногда пытался распускать руки, но дочка не давала себя в обиду. Старалась ему противостоять, как могла.

Почему не уходила? Ради детей в основном. Не хотела, чтобы они росли без отца, да и любила она этого оболтуса, все надеялась, что скоро он успокоится и снова станет таким, как раньше. Только и жила этой надеждой, но до того счастливого дня так и не дожила, к сожалению.

Леонид был дома. Он смотрел телевизор, заливая горе вином. Увидев тещу, он не сильно обрадовался.

— Как там мои дети?

— Они в порядке. Мог бы и сам их проведать. Все-таки у них остался только отец.

— Я пока не могу. Пожалуйста, поймите. Когда я вижу Сережку или Наташу, у меня сердце кровью обливается. Они ведь так похожи на мать!

— Вообще-то Лёнь, они копия тебя, но да ладно. Приходи, как будешь готов! Я за вещами пришла!

В тот день, когда Марине и ее мужу сообщили о смерти дочери, все показалось им несколько странным. Точнее весьма необычно себя вели их внуки. Они словно выглядели напуганными, но когда их спрашивали, что случилось, они молчали и молчали. Мол, спали, не знаем.

Марина долго работала воспитателем, а в самом начале своей учебной карьеры была учителем в младших классах. Она могла отличить испуг и скорбь на лицах детей. Тем более родных внуков. Ей казалось, что дети чего-то недоговаривают, но что именно?

Сложив в сумку вещи для Сережи и Наташи, теща начала собираться домой, но сначала еще раз зашла к зятю в гостиную.

— Ты точно не вспомнил ничего странного? – спросила она.

— Нет, ничего. Я же говорил, что спал! Сам не понимаю, как так вышло!

— Ладно, я тебя услышала. Пойду уже!

— Привет детям…

— Передам!

Она ушла, но беспокойство, которое поселилось в ее душе, никуда не исчезло. Лёня попросил забрать детей на время, пока он сможет прийти в себе и осознать случившееся. Тесть и теща пошли ему на встречу, но навсегда забирать у него детей они не планировали. Все-таки им нужен отец.

Вернувшись домой, бабушка, как и обещала, передала внукам привет от их отца. Правда, они не сильно обрадовались. Сережа лишь опустил глаза и крепче обнял сестру, словно пытаясь ее защитить.

— Может, вы мне наконец-то расскажете!? Что произошло с мамой?

— Мы ничего не видели! – сказал Сергей.

По лицу Наташи бабушка видела, что она не согласна, но брат крепко ее обнимал, поэтому она боялась сказать хоть слово против.

— Ладно, Сереж, как скажешь. Но я хочу, чтобы вы оба запомнили, что я ваша бабушка, я буду вас любить, несмотря ни на что!

— Мы тебя тоже! – ответила пятилетняя Наташа и подошла к бабушке.

Внучка обняла ее, а Марина ощутила, что малышка дрожит всем телом. Она явно была чем-то напугана. Бабушка начала догадываться еще раньше, что они что-то скрывают, но теперь она убедилась в этом окончательно. Ей очень хотелось узнать, что именно дети недоговаривают, но она решила, что лучше дать им немного времени. Спешить уже все равно некуда. Настенька в земле, а тайна ее смерти откроется рано или поздно.

 

Как бы там ни было, Марина Ивановна не могла поверить в то, что ее ненаглядная дочка вышла в окно. Даже если бы у нее была сотня причин, она бы этого не сделала из-за детей.

Прошло еще два дня. Бабушка терпеливо ждала, когда внуки немного успокоятся и расскажут, в чем дело. Как-то она доготовила обед и пошла к ним в комнату, чтобы позвать кушать. Тогда она и подслушала весьма странный разговор.

Пятилетняя Наташа спрашивала семилетнего Сережу.

— Почему папа это сделал?

— Я не знаю. Не бойся. Он нас не тронет.

— Я не уверена…

— Ты главное молчи, тогда все будет в порядке.

— А мне хочется рассказать… Хотя бы бабушке.

— Нельзя. Ты же знаешь…

Марина Ивановна слушала и пыталась понять, что они оба имеют в виду, так и не поняла до конца, но убедилась, что они что-то скрывают. Правда, сначала она почему-то подумала про какую-то чертовщину. Не сразу смогла догадаться, что дети боятся собственного отца. Узнала об этом лишь спустя несколько дней, когда удалось разговорить Наташу.

Сережа учился в школе, а сестренка его ходила в детский садик. Как-то она приболела и бабушка решила оставить ее дома на денек-другой, чтобы не заражать других детей. Напекла для Наташи лучшее лекарство – блинов со сгущенкой, заварила ей чаю с брусникой, мятой и лимоном, позвала на кухню.

Малышка уплетала угощения за обе щеки, так радовалась, а потом неожиданно сделалась грустной.

— Ты чего? – спросила бабушка.

— А мама нам делала блины с шоколадной пастой. Такие вкусные были…

— Я тебе тоже как-нибудь сделаю, если ты мне расскажешь, что это за паста такая! – предложила бабуля.

— Она в магазине продается. В баночках. Я могу показать! – предложила Наташа.

— Обязательно покажи. Не сегодня, но завтра точно сходим. Ты скучаешь по маме? — спросила Марина.

— Очень! – призналась внучка и начала всхлипывать.

— А по папе?

— Ни капельки! – так же честно ответила девочка.

— Милая, а почему ты не скучаешь по папе? Ты разве его больше не любишь?

— Нет! – ответила Наташа, а потом, забыв про блины, убежала в другую комнату.

Марина понимала, что время пришло. Она пошла вслед за внучкой, пока Сережа не вернулся домой.

— Внученька, ты должна мне все рассказать! – уговаривала бабушка.

— Я не могу!

— Но почему?

— Потому что если я тебе расскажу, ты тоже умрешь!

— Глупости какие. С чего ты это взяла?

— Так папа сказал! – не выдержала малышка, слова потекли из нее рекой, ведь пятилетнему ребенку очень сложно хранить тайны, тем более такие. – Папа сказал, если мы все расскажем, то он и тебя с дедушкой с балкона выкинет, а потом и меня с Сережей!

 

Наташа расплакалась, а Марина обняла ее, пытаясь осознать услышанное. Получается, что Настя умерла не случайно. Получается, она не сама. Получается, это Леонид! Но он так убедительно врал! Ему ведь все поверили! Как же так!

Марина Ивановна едва дождалась мужа с работы. Рассказала ему все. Степан был в откровенном шоке от услышанного. Они оставили внуков со своей соседкой, а сами поехали к зятю, чтобы выяснить, что случилось на самом деле.

Сергей поругал сестру за болтливость, но он понимал, почему она не удержалась. Он и сам хотел рассказать, но боялся за жизнь других.

Тем вечером их папа пришел домой очень поздно. Он был нетрезвый и очень злой. Мама ругала его за то, что он снова выпил. Просила, чтобы он больше так не делал. Потому они снова кричали друг на друга. Серей и Наташа проснулись и все слышали, как вдруг крики прекратились.

Сын аккуратно вышел посмотреть, что случилось. Отец сидел возле балкона, а мамы нигде не было. Вскоре мальчик догадался, где мама, ведь окно на балконе было распахнуто на всю, штора колыхалась, словно парус на ветру.

— Папа, что ты наделал!? – спросил Лёню сын, но тот все еще был слишком пьян.

— Если ты или твоя сестра кому-то об этом расскажете, то отправитесь вслед за мамкой! И ваши бабушка с дедушкой тоже! – прорычал отец, больно схватив его за руку.

И дети молчали. Боялись сказать правду. Боялись собственного отца. Боялись за жизнь своих близких. Они даже толком не смогли оплакать мать из-за этих страхов.

Когда Марина и Степан приехали к Лёне, он был в стельку пьян. Сначала зять испугался, но потом во всем признался.

— Марина, вызывай полицию! – попросил Степан, осознав, что вина Лёни доказана.

— И чего вы этим добьетесь? Они уже потеряли мать. Теперь останутся еще и без отца! Вы этого хотите!

— Они лишились отца в тот самый день, когда умерла их мать. Ты их больше никогда не увидишь. И пусть лучше они на примере родного человека увидят, что нельзя совершать то, что совершил ты.

— Но ведь я их люблю! Я и Настю любил. Я же не хотел!

— Но ты сделал. Или твои дети лгут?

— Нет, они не лгут, но я действительно не хотел!

— Это ничего не меняет!

Через несколько минут приехала полиция и забрала Лёню с собой. Суд решил, что он виновен, определил срок заключения. Дети остались на попечении бабушки и дедушки.

Однажды Марина и Степа сидели вдвоем вечером на кухне, когда жена спросила.

— Может, зря мы так? Может, и правда, хоть отец бы у них остался…

— Нет, не зря! – ответил ей муж. – Во-первых, внуки больше не боятся. Во-вторых, я бы все равно не позволил им жить с ним. Я бы не смог ночами спать, зная, что они живут с человеком, который сегодня любит, а завтра поможет выйти из окна. Лучше уж без мамы и папы, зато в безопасности. Не переживай, родная! Мы Настю хорошо воспитали. И внуков на ноги поставим!

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,471sec