— Опять тратишь деньги моего сына?

— Кать, ты вообще в своем уме была, когда придумала эту дичь? – Стас был в ярости от того, что мать и жена снова поскандалили. На этот раз – по-крупному.

— Я чем думала? А чем думала твоя чудная мамаша, когда контролировала каждую копейку, потраченную нами? Когда отобрала кухню, на которую мы полгода копили, а потом распустила слухи о том, что это ее царский подарок, которым неблагодарная невестка побрезговала? – кричала в ответ Катя.

— Мама хотела как лучше, чтоб мы лишнего не тратили! Но ты же добра вообще не понимаешь! Тебе лишь бы грязью ее облить. – злился Стас.

 

— Мне кажется, ты перепутал персонажей. Это она меня грязью поливала. Хорошо, хоть вовремя вы себя проявили. Оба! У моей психики есть неплохие шансы на восстановление. Ты можешь отойти? Специально что ли посреди комнаты встал, чтобы мне мешать?

Катя ходила по комнате и собирала вещи в большой чемодан, купленный еще до брака. Муж, стоявший в центре помещения, как столб, ужасно мешал, но Катя только сейчас это заметила, так как находилась в ужасном потрясении. Лишь одно она знала точно – из этой семейки надо бежать, не разбирая дороги. Что сын, что свекровь – товарищи с большими странностями. И мириться с этим фактом Катя была просто не готова.

А ведь как все красиво начиналось! Стас и Катя встречались всего пару месяцев, но точно знали, что это — судьба. Как в романтической сказке — они понимали друг друга с полуслова и с одного только взгляда. Не удивительно, что молодой человек не стал тянуть с предложением руки и сердца. Как позже решила Катя – лучше б тянул и показал свое истинное лицо.

Стас познакомил Катю со своей мамой уже на этапе подготовки к свадьбе. На первый взгляд, неплохая женщина. Вырастила сына одна, видно, что к роскоши не привыкла. Катя решила, что с такой свекровью она вполне сможет подружиться. Не понравилось только постоянное стремление мамы жениха снизить расходы на свадьбу. Будущая свекровь как бы невзначай бросала фразы, от которых Катя порой впадала в ступор:

— Катюш, может тебе не стоит белое платье покупать? – заявила женщина.

— А какое же тогда? Это же свадьба! Невеста должна быть в белом. – удивилась Катя.

— Ну давай уж будем честны, не тебе белое носить. Ты к венцу явно не девочкой идешь. – фыркнула Татьяна Ивановна.

— А кем? Мальчиком? – съязвила Катя.

— Не дерзи, ты меня поняла. Я хочу, чтоб все было прилично. Поэтому не стоит тебе выбрасывать такие огромные деньги на белое платье. Я на днях заходила в свадебный салон и увидела премиленькое голубенькое платьице. Тебе подойдет.

— А Стас в чем будет на свадьбе?

— Ну естественно в хорошем костюме! Я что, зря сына растила. Мы уже выбрали потрясающий вариант. Стасик в нем будет просто шикарно выглядеть! – радостно произнесла женщина.

— Ага, он в потрясающем костюме, а я – в премиленьком платьице? Все правильно? – покосилась на нее Катя.

— Ну да. – Татьяна Ивановна явно не заметила иронии в словах невестки и продолжила, — а еще я решила тебе золото на свадьбу не дарить, у тебя и так много всего, как елка ходишь. Купила тебе нитку речного жемчуга. К тому платью, что я выбрала, очень подойдет.

— Татьяна Ивановна, скажите, а какие ещё решения вы приняли по поводу нашей свадьбы? – Катя уже тогда почувствовала неладное, но надеялась, что свекровь бредит из-за подготовки к свадьбе и натянутого нервозного состояния.

— Я решила, что вам тамада не нужен, моя племянница в Доме Юннатов ведет театральный кружок, и вам свадьбу проведет. Да и ресторан не стоит арендовать. Вполне обойдемся столовой, там моя золовка — старший повар, сделает все по – родственному.

— Ясно. Татьяна Ивановна, мне пора.

Катя решила не умалчивать и поговорить с женихом в тот же день. Такое вмешательство в свадьбу допускать было нельзя. К счастью, Стас воспринял идеи мамы так же, как и Катя, поэтому быстро уладил все вопросы. Катя не стала уточнять, чего ему это стоило, но будущая свекровь вмешиваться перестала, хотя постоянно воротила нос от идей невестки. Но девушка была так счастлива, так влюблена, что не замечала периодически перекошенного лица мамы жениха.

Свадьба прошла, молодые арендовали квартиру и начали жить самостоятельной жизнью. Катя, только окончившая университет, искала работу, но не могла найти подходящего места. Свекровь решила, что без ее советов не обойтись, ведь невестка сидела на шее ее ненаглядного сыночка, а могла бы работать и приносить в дом копейку.

— Катя, у меня замечательная новость! Ставь чайник, сейчас расскажу! – свекровь влетела в квартиру, как торпеда, не предупредив о визите заранее.

— И вам добрый день, Татьяна Ивановна. – Катя переменилась в лице.

 

— Давно пора называть меня мамой. Ты же, все-таки, моя невестка! Что за поведение?

— Я вам говорила, мне некомфортно. Кроме того, мне эта традиция кажется дикой. Если вы мне мама, то Стас – брат. Дело попахивает горелым… — возразила Катя.

— Ты в своем уме? Что за бред? Это традиция, не более. – свекровь поняла намек.

— Мне она не нравится, я ей следовать не буду. У вас новости какие-то? – Катя попыталась перевести разговор на другую тему, но шустрая свекровь уже сама сделала это:

— Это что такое?

— Вы о чем?

— ЭТО?! – повторила с нажимом гостья, указывая на новую кастрюльку, в которой кипел суп.

— Что именно? Суп? Обычный, грибной, как Стас любит. – равнодушно ответила девушка.

— Нет, что за кастрюля? Я же вам отдала свои, почти новые. Зачем вы тратите деньги на ерунду? – всплеснула руками женщина, уставившись на новинку в доме.

— Но эти я купила сама, они лучше подходят к интерьеру кухни. А ваши — устаревшие и неудобные. Да и вообще – это наше дело.

— Ты – редкая транжира, а ведь сама в дом ничего не приносишь. А! Я ведь совсем забыла, зачем пришла! Радуйся! Я нашла тебе работу. – прищурилась Татьяна Ивановна в ожидании радости на лице Кати.

— Замечательно, но я вроде самостоятельная, к тому же, мы со Стасом решили, что я пару месяцев отдохну и начну искать. Сейчас нет приличных вакансий.

— Пока ты ищешь, выйдешь в Дом Юннатов уборщицей. Официальная зарплата, соцпакет и коллектив такой душевный. – рыкнула свекровь.

— Нет. – твердо ответила Катя.

— Что? – опешила гостья.

— Нет, я не пойду с юридическим образованием работать уборщицей. И я вас прошу эту тему закрыть и больше не поднимать. Я сама найду себе работу.

Свекровь ушла, не выпив чаю и страшно обидевшись на Катю. Но обиды хватило ненадолго, так как девушка заметила за мамой мужа странную черту – прибегать в гости каждый раз, когда у них появлялась новая вещь в доме.

Она словно чувствовала, что пора нагрянуть с визитом и обозвать очередную покупку «безделушкой», Катю – транжирой, а покупки молодоженов – бесполезной тратой денег.

Признаком особого недовольства свекрови было слово «буржуйство». Это относилось ко всем покупкам дороже тысячи рублей, а также к тем, которые можно было купить куда дешевле или не покупать вовсе.

— Катя, я узнала, что ты решила сменить стиральную машину? – свекровь появилась на пороге в тот момент, когда Катя собиралась уходить.

— Ну да, та, что установили хозяева квартиры, никуда не годится. Она совершенно не простирывает белье, у нее западают кнопки, да и в целом, у новых функционал получше.

— Ну ясно, очередное буржуйство. А могла бы ручками постирать, да с мыльцем, да прокипятить белое. А то набаловались – все за них машины делают. – Татьяна Ивановна сложила руки на груди и скривила рот.

— Но я не вижу проблемы в том, чтобы облегчить себе жизнь. – усмехнулась Катя.

— Плохо, что не видишь. Работать не хочешь, а только тратишь! Тратишь то, что зарабатывает мой сын непосильным трудом.

 

— Но мы тратим свадебные деньги. – округлила глаза девушка. Обидно, что ее считают нахлебницей.

— Вот именно! Могли бы в жилье вложить, а не спускать на ерунду для съемной халупки.

— Квартиру нам хозяин предложил выкупить. Так что, можно считать, что мы в свою квартиру покупаем новые вещи. Да и мне хочется в это семейное гнездышко все новое купить, наше.

— А работать тебе не хочется?

— Татьяна Ивановна, меня не вы содержите, поэтому не вам об этом спрашивать. Но из уважения к мужу отвечу: я нашла работу, теперь ваш мальчик не единственный добытчик.

— Ну хоть так. Спасибо! – бросила свекровь, состроив одну из своих шедевральных гримас. Она ушла абсолютно неудовлетворенной, потому что неслась сюда лишь с одной целью – ткнуть невестке на ее лень и наглость сидеть на шее мужа.

Спустя три месяца семейной жизни, Катя решилась на первый серьезный разговор с мужем относительно странностей его мамы. Первое впечатление адекватной женщины давно испарилось после многочисленных не вполне логических поступков. Женщина заходила к молодым в гости ежедневно и требовала, чтоб они приезжали к ней на все выходные. Провести время вдвоем было крайне сложно. Свекровь заходила после работы и сидела почти до ночи. Затем заказывала такси и уезжала к себе. Эти расходы она не считала транжирством, так как за время, проведенное в гостях у сына, выполняла множество «полезных дел», от которых у Кати дергался глаз, едва она возвращалась домой после работы.

Последние две недели девушка неоднократно старалась возвращаться домой пешком, чтобы прийти попозже и поменьше времени провести в компании мамы мужа. Уставшая, голодная — а с наступлением осени еще и замерзшая – Катя была готова приходить ночью, лишь бы не видеть надоевшую до чертиков женщину. Подхватив первую простуду, Катя решила, что пора что-то менять.

— Стас, а твоей маме обязательно каждый день к нам заходить? – спросила она, как только муж проснулся.

— Ну она работает тут неподалеку, с работы идет. Ей по пути. К нам зайдет, а потом к себе уезжает. – зевнул тот.

— Так могла бы сразу домой идти, она же устает. А дома расслабится, — Катя не хотела ставить вопрос ребром, поэтому зашла издалека.

— А тебе она что, мешает? Ну заходит, и что? Так она готовить тебе помогает, порядок на кухне наводит. – привстал на локте Стас.

— Она готовит жутко жирные блюда, которые я не ем. От масла, которое во все стороны летит, у меня за пару месяцев вокруг плиты все брызгами покрылось. А ее уборка – это моя отдельная боль. Она всю кухню застилает газетками, чтоб не пачкались поверхности. Я себя чувствую неуютно в собственном доме. Поговори с ней. Я уже домой стараюсь попозже прийти, чтобы с ней не встречаться. – наконец, высказалась Катя.

— А-а, ты так это называешь. – муж сел на кровати.

— Что называю? – не поняла Катя.

— Твои прогулы и «задержки на работе». Нашла себе кого-то? – повернулся он.

— Стас, давай я сделаю вид, что не слышала тебя, а ты больше даже намекать на такое не будешь. Мы или верим друг другу, или расходимся. – обиделась девушка.

Видимо, такая постановка вопроса несколько отрезвила парня, поэтому он решил, что пора поговорить с мамой. После разговора, свекровь начала приходить реже, а необходимость посещать ее на выходных – исчезла.

 

Однако бросить внезапные визиты Татьяна Ивановна не могла, поэтому каждый свой приход оправдывала важными делами.

— Катя, покажи мне квитанции об оплате коммунальных услуг. Мне надо убедиться, что ты все оплатила.

— Я вас уверяю, вам не стоит еще и об этом беспокоиться. – Катя начинала злиться.

— Стоит! Стасик, скажи ей! Она не слушается! – приказывать сыну отругать жену стало новой «фишкой» свекрови.

— Кать, ты не слышала мамину просьбу? – крикнул тот из комнаты.

— А почему я должна это делать? Я все платежи вношу вовремя. В конце концов, мы не маленькие и вполне дееспособные! – повысила голос Катя.

— Правда? А кто в прошлом месяце не заплатил за газ? Нам едва его не отрезали, пришло письмо с угрозой обращения в суд! Стыд-то какой! Да еще и заплатить пришлось больше, чем обычно. Так что мама теперь тебя будет контролировать, сбережет нам копейку! – Стас был готов поскандалить, но ему лень было вставать с дивана.

— Стас, мы же с тобой об этом разговаривали, — тихо напомнила мужу Катя, пока его мама уже вовсю инспектировала кухню.

— Я тебя услышал. Мама теперь редко приходит к нам. Но ты сама не справляешься с ведением быта. Поэтому мама будет тебе помогать.

— Но я…

— Я все сказал! – сел наконец Стас, разозлившись не на шутку.

— Катя! Это что такое? – свекровь завизжала так, словно увидела в кухне мышь, оставленную невесткой.

— Что? — девушка устало привалилась к дверному косяку, осматривая кухню, в которой не было ничего, на первый взгляд, криминального.

— Это что такое? – Татьяна Ивановна тыкала пальцем в новенькую сковородку, которую Катя купила недавно, так как давно мечтала именно о такой.

— Не поверите! Сковорода! А вы что подумали? Или вы о содержимом? Так там сырники. Очень полезно, знаете ли, иногда поесть здоровой пищи, а не вашей отвратительной жареной мойвы, которую вы регулярно готовите Стасу и от которой у него изжога. Вся квартира пропахла, а кухонный гарнитур вообще в отвратительном состоянии от прогорклого масла: весь в пятнах, которые я ничем вывести не могу.

— Вот не покупали бы всякую ерунду, то имели бы деньги на нормальные продукты, а не на дешевую мойву, — возмутилась свекровь. — Колбаску бы покупали и меня могли бы угостить. Я столько на вас трачу, что самой не хватает.

— Так не надо нам ничего покупать. Мы же не просим. Мы сами продукты покупаем. И сын ваш не голодает. Когда я на диете, ему готовлю обычную еду. А с его любовью потаскать куски из холодильника я просто не знаю, что делать. Я отучаю, а вы поощряете!

— А не надо моего сына куском попрекать. И что за манера – отучать? Он что, кот, который по столам лазает?

— Никто его не попрекает. Но он ест без перерыва то, что неполезно. А полезная еда ему не нравится. У него уже проблемы с желудком, но вы этого, похоже, не замечаете.

После этой ссоры свекровь сильно обиделась на Катю. Месяц не приезжала в гости, перед этим попросив невестку не показываться в ее доме. Девушка была несказанно рада. Ведь они давно копили на новую кухню, в тайне от матери выбрали, оплатили и заказали. Хоть Катя и радовалась приобретению, но в голову лезла навязчивая мысль, какой скандал закатит мама мужа. Избавившись от ее постоянного влияния, Стас стал лучше относиться к жене, пообещал до поры до времени не рассказывать маме про новую кухню.

 

Но все хорошее когда-то заканчивается. В один из дней Татьяна Ивановна решила, что пора простить непутевую невестку, а заодно проинспектировать их квартиру. Увидев новый кухонный гарнитур, женщина чуть не посинела от злости и зависти. От переполнявших ее чувств, она даже не нашла, что сказать. Ушла молча. Катя обрадовалась, что скандал миновал, однако даже не подозревала, что скоро нагрянет буря. И на этот раз она окажется самой разрушительной из всех, которые устраивала свекровь.

— Катя, я был у мамы, она хочет, чтоб мы отдали ей кухонную мебель. – заявил муж, пробыв у матери почти шесть часов. – Мы молодые, еще себе купим, а у нее ремонта не было с тех пор, как я школу окончил. Все деньги в меня вкладывала, пора мне возвращать долги.

— Как так? – у Кати отвисла нижняя челюсть. — Мы на кухню копили вместе! Я проект сама рисовала, чтобы все было именно так, как мне удобно. Она и сделана по нашим размерам! Это наша кухня, я ее не отдам! – закричала она, взбесившись мгновенно.

— Отдашь! Я так решил. – громко предупредил Стас. — И все! В конце концов, я мужик в доме. А ты тут никто. Таких Кать у меня еще десяток будет, а вот найдешь ли ты себе кого-то – большой вопрос.

— Вон оно как повернулось? — приподняла бровь Катя. — Ну хорошо, пошли разводиться! – она впервые произнесла вслух то, о чем периодически задумывалась вот уже несколько недель. Вопреки ожиданиям, ей не стало страшно от того, что ответит муж. Девушка порядком устала подстраиваться под всех и быть для всех хорошей.

— Катя, мама жила ради меня. Теперь – ради НАС, надо ее уважить. Не психуй, будь мудрее. Она получит, что хочет, и отстанет от нас, — примирительно заговорил муж, понимая, что Катя права. Находиться между двух огней он тоже устал. Но потакать матери привык с детства, а Катя слишком часто прогибалась, поэтому Стас решил, что и в этот раз она должна уступить.

Через неделю новенькая кухня уехала к свекрови. А спустя несколько дней до Кати дошли слухи о том, что Татьяна Ивановна рассказывает всем, будто это она оплатила покупку нового гарнитура, но ошиблась с цветом. Поэтому невестка побрезговала поставить мебель у себя. Пришлось святой женщине забирать гарнитур и «затянуть пояс потуже», так как все деньги ушли на дорогостоящую покупку.

— Неблагодарная бабенка оказалась эта Катя! Я для них со Стасиком все делаю, а она нос воротит! – в очередной раз общие знакомые пересказывали Кате слова свекрови.

Катя решила, что пора все это прекращать. Свекровь утратила чувство реальности, а значит – и невестка могла позволить себе вытворить какую-нибудь дичь. Девушка наняла бригаду рабочих и нагрянула в дом Татьяны Ивановны.

Под громкие вопли возмущения свекрови, мужчины резво сняли все шкафы и вынесли на помойку. Катя даже немного опасалась, как бы «дорогую маму» не хватил удар от душераздирающих криков. Девушке было жалко потраченных на кухню денег, но поступок свекрови переходил все допустимые рамки. Понимая, что с мужем они после такого вряд ли придут к мирному решению, Катя решила собрать вещи и уйти. Дольше оставаться в этой семейке она не могла.

— Кать, ты вообще в своем уме была, когда придумала эту ерунду? – Стас был в ярости от того, что мать и жена снова поскандалили. На этот раз – по-крупному.

— А она была в своем уме, когда сочинила, что купила нам кухню, а я от нее нос воротила? Ей можно меня унижать, а мне защищаться нельзя? Скажи, чем думала твоя странная мамаша, когда отобрала кухню, на которую мы полгода копили?

— Мама меня любит. Я уверен, что ты все не так поняла. Или тебе не так передали, а ты поверила слухам. Мама так поступить не могла. Она — святая женщина! И как ей терпения только хватает выносить такую неблагодарную невестку, как ты.

— Твоя мама – редкий экземпляр. Тебя она может и любит, но явно добра тебе не желает. Ей бы нервишки полечить. Это не насмешка, а обычный совет.

Девушка собрала чемодан, вызвала такси и уехала к родителям. Спустя месяц Катя и Стас развелись. От знакомых Катя узнала, что ту злополучную кухню свекровь перетащила сначала к себе домой, а потом – в квартиру Стаса. Правда парень не стал устанавливать гарнитур, потому что он напоминал о жене, которую Стас потерял из-за причуд своей матери и собственной слабости.

Ольга Брюс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,435sec