Порча

— Не волнуйтесь, давление у вас, конечно, высоковато, но это не критично, — врач со скорой, устало улыбнувшись, поднялся с табурета, на котором до этого сидел, измеряя давление Тамары Васильевны, а также выслушивая её жалобы на дурное самочувствие.

— Ох, если бы вы знали… — сказала она, закатывая глаза. — С такой жизнью я вообще удивляюсь, как у меня вообще давление есть!

— Безусловно, стрессовые ситуации нужно по возможности исключать, — осторожно сказал врач, которому совсем не хотелось оказываться втянутым в семейные разборки.

 

А именно они и стали причиной вызова скорой. И всё дело было в том, что единственный, самый драгоценный и любимый сынок Тамары Васильевны — Игорь, в воспитание которого она, как любила повторять, «всю жизнь положила», задумал жениться. Только вот Тома считала, что он совершает большую, просто чудовищную ошибку. Потому что, во-первых, Игорёк ещё слишком молод — только двадцать девять лет исполнилось человеку! Во-вторых, потому что кандидатура невесты Томе абсолютно не нравилась… Вообще, ну, ни капельки! Свою невестку, которую, в будущем, она понимала, придётся терпеть, Тома представляла девушкой умной, но скромной, покладистой, домовитой… И кого же выбрал Игорь?! Острая на язык, вся такая современная, готовить вкусно не умеет, традиции дома, в который пришла, соблюдать не хочет и свекровь не уважает!

— Вообще, мы можем и на съёмном пожить, — сказал Игорь после очередного конфликта.

В первый же день, как молодая пара переехала жить в квартиру Тамары Васильевны, произошло два конфликта. Во второй — четыре. В третий — два. В четвертый — один. В пятый — четыре. В общем, статистика скакала, как коза на горе и была неутешительной!

Тамара была не против и за, если бы невестка будущая уехала не то, что на другую квартиру, а возможно вообще — на другой континент, куда-нибудь на мыс Горн! Только чтобы Игорька в покое оставила. Но, к сожалению, таких перспектив не предвиделось… И поэтому Тамаре Васильевне пришлось подавить чувство собственного достоинства.

— Не надо… Так вы на ипотеку сто лет на накопите! И потом, своё, заработанное, в чужой карман класть? Нет уж! Живите тут… Места как-нибудь хватит…

— Мама, — окликнул Игорь, когда она уже выходила с кухни. Где думала раньше окрошку приготовить… Да вот — аппетит что-то пропал. — Света очень хорошая. Она очень хочет тебе понравиться! Просто… Дай ей время…

— Понятно, — поджала губы Тамара и так глянула на Игоря, что было ясно — это только начало!

…Она растила его одна. Потому что муж и отец — испарился, банально вышел за молоком и не вернулся, потом трусливо прислав за вещами одного из своих друзей. Толику уважения и упоминание по имени, а не под местоимением «он», Борис заслужил лишь тем, что вовремя и честно платил алименты. Иногда подкидывал деньжат сверху… Но лично не приезжал никогда. Впрочем, даже если бы приезжал — то Тамара бы его к сыну ни за что не допустила! Она не могла простить предательства. И боялась предательства больше всего на свете. Чуть больше, чем порчи.

***

Ох, эта порча! Тамара выросла в деревеньке, где было аж целых две ведьмы возраста как бы пенсионного, но достоверно никому не известнго. И никто не мог уж припомнить причину, по которой бабулечки эти враждовать начали, а только они то и дело сходились на какой-нибудь деревенской улице и принимались друг друга такой отборной бранью посыпать, что загляденье было слушать! Бонусом старушки обещали наслать друг на друга великую порчу.

 

— И на тебя порчу наведу! — однажды замахнулась клюкой одна из старушек на Тому.

И вообще то, повода не было — просто малышка возвращалась из магазина, куда её послали за свежим хлебом, а переходя дорогу, выронила мелочь и как раз собирала монетки, когда тут же должна была пройти местная ведьма. Томочка замешкались… И получила угрозу.

Тамара от страха, даже не собрала до конца сдачу и кинулась домой бежать! По пути упала, разбила коленки… Дома ей досталось — и за порванные коленки, и за сдачу… А через три дня она заболела ветрянкой. И никто, никто вокруг не хотел поверить малышке, что на неё порчу навела злая ведьма! Тома плакала, жаловалась на свою беду, а над ней посмеивались…

И возможно, эта история, как и многое, что происходит в детстве, забылась бы со временем, растворилась бы в призрачной пелене поблёкших воспоминаний… Но через несколько лет потонул на рыбалке отец Томы. Она всё видела. И слышала, как люди говорили — мол, он у одного рыбака сети украл, а тот на него в отместку порчу навёл… А потом ещё к одной из бабушек-ведьм на летние каникулы из города приехала внучка. Красотка, зазнайка! Они с Томой не поделили сущую мелочь, но этого хватило, чтобы эта городская красотка, вдруг схватила с земли горсть пыли и как дунула её в лицо сопернице!

— Всё, — сказала она с улыбкой. — Я на тебя порчу навела! Теперь ты усохнешь! Станет твой день чернее ночи!

Жестокая девчонка уехала, а Тома осталась. И когда через пару недель, осенью, пошла в последний класс школы, то стала вдруг двоечницей. И вообще то, ребята в классе поговаривали, что просто новая учительница очень, очень строгая, вот и заваливает всех, но Тамара знала истинную причину! Ей уже исполнилось семнадцать лет. Потом у неё прыщи высыпали и до весны не могла свести… А ещё чуть под лёд на реке не провалилась… В общем, признаки порчи были на лицо! Тамара не шутку испугалась! И помчалась ко второй бабульке-ведьме, потому что, как говорится, решила из двух зол выбрать… Деревенская ведьма за снятие порчи взяла солидную плату — банку меда, три десятка яиц и ещё грудинки шмат копчёной… Но помогло! То есть, выпускные экзамены Тома в итоге сдала неплохо, прыщи — прошли и даже в огороде в этом году клубники много уродилось!

А потом жизнь Тамары круто переменилась — из города пришла весть о смерти какой-то там дальней тетушки… Тома её помнила — это была родственница, которая часто к ним в деревню приезжала, она Тому любила — потому что своих детей не было… И вот, она решила Тамаре оставить квартиру в наследство.

Родители собирали Тамару в город со слезами — грусть от разлуки, радость от того, что у дочки появился шанс устроить свою судьбу… В городе Тамара поступила в торговый университет, а потом — устроилась на работу в торговлю…

 

А потом встретила того самого мужчину, от которого родился сын. Пережила расставание… И причиной, кстати, Тома в этом ни капельки не сомневалась, опять была виновата порча — кто-то втыкал иглы над косяком входной двери снаружи, да ещё под ковриком дверным земля обнаружилась… Тамара пыталась бороться — рябины веточку над дверью повесила… Но, как она поняла потом, злые чары оказались сильнее — муж то ушёл!

Но дальше жизнь как-то пошла… Как-то более-менее хорошо… Во всяком случае — больше серьёзно никто на Тамару порчу не насылал… Потому что она этого не позволяла и знала, как защититься, научилась таки со временем! А именно — продуктов соседям не давать в долг, в подарок одежду и посуду ни от кого не принимать, сухие веточки лаванды жечь и ходить с ними по углам квартиры… Тамара твердо решила — порча её больше не возьмет! И такой подход как будто начал давать свои результаты — сын рос, на работе повысили, а родители, которые наотрез отказались уезжать из деревни в город, почти не болели…

Но прошло время. Ушли из жизни родители. Рано ушли… Врачи сказали, что сердце было слабое у обоих… И Тамара, хотя и привыкла уже многое дурное в своей жизни объяснять с помощью порчи, но тут решила так — это точно не порча, а лишь трагичный, но естественный порой ход вещей… Дом в деревне, кстати, решила продать — потому что как дачу использовать его неудобно было — пришлось бы слишком далеко ездить…

Шло время, сынок подрастал и совсем вырос… Тамара была вполне довольна своей жизнью. Пусть и походил в ней каждый день на предыдущий, но… В этом была своя прелесть, своя стабильность… Но потом…

В общем, не успела она порадоваться тому, что сын после ВУЗа устроился в приличную фирму, как он задумал жениться! И что тут было делать? Не порчу же на девицу наводить, в самом деле… Вообще, такая мысль однажды закралась Тамаре в голову — как раз после того, как молодые объявили о том, что у них всё серьёзно и они намерены создать ячейку общества! Но Тамару остановили две вещи. Во-первых, она думала, что к порче надо иметь природный талант, быть злющим по своей сути человеком, а она себя такой не считала. А во-вторых, Тамара верила, что такие дела… Ну, вредят самому человеку. Отдают его во власть тёмных сил… А такого добра Томе было не надо! И поэтому в плане порчи от будущей свекрови будущая невестка могла спать и ходить спокойно.

И вот, молодые переехали и началось то, что Игорь в шутку называл «репетицией» будущей семейной жизни. Тамара и Светлана пытались приспособиться друг к другу. С переменным успехом… И бесконечным неуспехом!

Например, они столкнулись на почве того, что Света заявила, мол, они с детьми спешить не станут, а сперва построят карьеры, ипотеку выплатят, по миру попутешествуют… Тамара пугала Светлану опасностями позднего материнства. Потом давила на жалость — внуков хочется! Но девчонка как назло упорствовала.

 

— Ты зачем это делаешь? Ты специально, да? — со строгими вопросами подошла к Светлане однажды Тамара.

— Что случилось? — с жуть как раздражающим спокойствием отозвалась любимая сына. Тамара была убеждена — так спокойно, когда к нему с проблемой родные подходят, может разговаривать лишь человек, которому на родных вообще плевать.

— Ты зачем так оставила? — Тамара указала на стол, где всю ночь пролежал забытый нож столовый, которым кто-то что-то отрезал на поздний ужин. — Ты что, не знаешь, что это — к ссоре?!

— Угу, — подняла честные, невинные глаза Светлана. — Но я надеюсь, что всё обойдется…

— Да ты… Что, по твоему, все дураки до тебя жили?! — взмахнула руками Тома. — То сахар просыплешь, то моешь пол, когда я ушла… Ты чего добиваешься?

— Мне кажется, ссора не случится, — сказала Светлана, отходя от раковины с вымытым яблоком. — Если общаться вежливо, уважать другого человека и…

— Ты на что это намекаешь?! — опасно сузила глаза Тамара.

— Ни на что, — пожала плечами невыносимая девчонка. — Вы сами делаете выводы.

— Да ты… Ох, да ты…

Тамара выбежала с кухни. Потом сходила в магазин… Потом на рынок… Ещё в магазин… В общем, едва нашла сушёный шалфей, с веточками которого обошла всю квартиру и хорошенько по углам им помахала, развеивая дымок, который должен был прогнать всё зло из дома! Не помогло — вечером поднялось давление.

— Помру я, — сказала Тамара, когда скорая уехала.

— Мама, ну, не начинай! — Игорь склонился к ней, посмотрел с нежностью. — Врач сказал, что всё более-менее…

— Не от давления, — буркнула Тома. — От порчи. Есть такие… Видимо, кому-то я дорогу перешла, вот и сживают со света!

В этот же вечер, встав среди ночи, чтобы заварить себе чашку крепкого чая и выпить его со сгущённым молоком — это всегда помогало ей заснуть, Тамара услышала, как её сын говорит… с этой.

— Я всё понимаю, твоя мама из деревни родом, — шептала Света. — Но я не понимаю, почему она так следует стереотипам! Что за магия деревенская, вот ты мне скажи? Правду тебе сказать? — продолжала Света. — Меня она уже пугает… Всюду ей порча мерещиться! Надоела…

— Тебе моя мама надоела?

 

— Нет! Мне эта порча, с которой она носится, надоела… Такое чувство, что я в сказке живу и в пору учиться колдовать! Вот, скажи, что мне делать?

— Подыграть, — ответил после паузы Игорь. — Немножко… Обмолвись как-нибудь, что тоже веришь во всё это… Может, там булавку на одежду нацепи, я не знаю… Нет, стой, не отказывайся так сразу, ладно? Я сам в это не верю… Но раз для моей мамы это так многое значит… Можно ведь чуточку поддержать человека? Пока мы вместе живём хотя бы… А скоро уже и свадьба будет, в свою квартиру переедем и заживём совсем спокойно!

— Я подумаю, — ответила Светлана.

Тамара тихо — как мышка, отошла от их комнаты. Она услышала достаточно! И то, что она услышала… Это было неожиданно! Нет, ей не нужны были ни жалость, ни поддержка эта… Обошлась бы без подачек от собственного сына и навязанной невестки! Но… Тамаре показалось почему-то, что Светлана говорила… искренне… И что Игорь тоже был честен. И это поселило в ней искорку надежды на то, что всё ещё может быть хорошо и может быть, семья её сможет существовать в мире… А что до детей… Молодые еще, сто раз успеют передумать! И в эту ночь засыпала Тамара уже совсем не думая о своём высоком давлении.

— Конечно, пусть приезжает! — сказала Тамара, когда Светлана подошла к ней с новостью о том, что из другого города в их городе проездом будет Наташа — её двоюродная сестра, которая хочет приехать на денёк, повидаться.

— Она может остановиться в гостинице, — с нажимом сказала Света. — Думаю, вам не очень удобно будет ещё одного чужого человека в квартире терпеть. Так что я ей скажу, что…

— Нет! Пусть приезжает! — взмахнула рукой Тома.

Ещё вчера и раньше она бы, естественно, сказала, что квартира не резиновая, но после подслушанного разговора она пожелала сделать ответный какой-то нибудь жест в сторону невесты сына… И вот, случился повод — принять в гости ее родню!

Наташа оказалась интересной особой — даже младше Светланы, а казалась такой серьёзной. И в отличии от Светика, что с завистью заметила Тома, Наташа не носила длинный маникюр, одевалась скромно, говорила тихо и умела вкусно готовить — привезла колбаску копчёную по собственному рецепту гостинцем! И почему, думала Тома, не досталось моему сыну вот такой невесты? Судьба-злодейка, вот почему!

— Нет, мы давно уже не подруги, — сказала Света, когда позже вечером, вдвоём мыли посуду с почти свекровью, которая принялась хвалить Наталью, мол, повезло с такой родней и подругой!

— А что случилось…

— Да так, — Света пожала плечами.

 

Помолчала… Но потом решилась рассказать эту историю. Оказалось, что шесть лет назад Светлана и её родители ещё жили в другом городе — в том же, где Наталья. И вот, Наталья рассталась со своим парнем… Он был из числа общих друзей девушек и Светлана, так уж вышло, закрутила с ним роман… Всё было очень мило и даже имелись перспективы серьёзных отношений. Но тут Наташа решила, что она ошиблась и ей нужно вернуть парня! Светлана, когда услышала просьбу-приказ, мол, расставайся давай с ним, я его обратно забираю, ответила, что человек — он не игрушка, чтобы вот так с ним! Тогда Наталья страшно на неё обиделась! И сама поговорила с тем парнем… А он решил, что это вообще уже что попало и не нужно ему быть между двух огней… Поэтому он не будет встречаться ни с той, ни с другой сестрой! И вот, прошло время… Как будто помирились Наташа и Света… Но осадочек остался.

— Да ладно тебе! — попыталась успокоить её Тома. — Наверное, она решила просто поздравить тебя с тем, что замуж скоро выходишь! Как не порадоваться за родного человека…

Наташа уехала на следующий день. И так уж вышло, что вскоре после этого Тамара решила сделать бутербродов с колбаской её авторства… Она была свежей, пряной, вкусной!

— Мне что-то нехорошо, — сказала Света, не успев допить чашку чая. — Голова кружится…

— Заболела? — встревоженно спросила Тамара.

— Не знаю, — девушка тяжело дышала. — Мне как-то странно дурно…

Тамара отставила свою чашку чая и очень подозрительно поглядела на оставшийся на столе начатый кружок колбасы, как будто тот мог превратиться в свернувшуюся клубком змею. Она вдруг подумала, что иные люди, как ни крути, способны долго таить обиды… И ещё вспомнила, что порчу наводят через еду. А через кровяную колбасу… Да тем более можно!

— Держи! — Тамара выбежала из кухни, вернулась и сунула в руку почти невестки бусы. — Это из камня сердолика! Порчу снимают…

— Что за… Чушь… Это не порча…

— Она! — всплеснула руками Тома. — Я съела и мне не плохо!

Светлана фыркнула грустно-насмешливо и пошатываясь, пошла в свою комнату… Но бусы держала в руке… И вдруг остановилась.

— Может, мне показалось… Но… А какой вкус у колбасы?

— В смысле… Вкусный! Копчёный такой, с ореховым как бы оттенком…

— Ага! — Светлана вернулась из своей комнаты с коробочкой таблеток и приняла одну. А потом взяла телефон. — Наташа? — просипела она. — Наташа, какой у тебя рецепт? Что ты… Добавляешь в колбасу? Да, мне срочно!

Тамара смотрела на девушку удивлённо.

— Орехи молотые? Ты… Да ты… У меня аллергия на орехи! Что? Ты не специально, ты забыла?! — Светлана истерично расхохоталась. — Ну, конечно, я верю тебе, сестрёнка! И знаешь, что? Чтоб ноги твоей на моей свадьбе не было! — прокричала она в телефон и завершила вызов.

 

— Аллергия? — растерянно спросила Тамара.

Она тоже тяжело дышала. Потому что ей стало очень страшно за невесту сына! Да, Света на её вкус была не подарок… Но с другой стороны, Тамара не сомневалась в одном — что эта девушка по-настоящему любит её сына. И сейчас вдруг пришло осознание… Что для того, чтобы хорошо к ней, Свете, относиться… Этого вполне достаточно!

Света кивнула. И сказала, что сомнений у неё лично нет — Наташа решила маленькую гадость сделать, просто потому что, что ей — как удар то, что у Светланы есть любимый мужчина!

— Извините, Тамара Павловна, — она грустно улыбнулась. — Это красивые бусы! Я могла бы носить их с удовольствием… Но не потому, что они порчу выводят из организма. Вы извините… Но я в порчу совсем не верю! В подлость людскую — да. Но не в магию разную… Извините!

— Да не за что извиняться, — вздохнула Тамара. — Это мне… Нужно бы перед тобой извиниться… За все…

Светлана кивнула. Потом сказала, что ей бы хорошо полежать… Тамара открыла форточку — для свежего воздуха, спросила, что ещё надо? Вызвать Игоря с работы?! Света успокоила, что это не обязательно…

И потом, когда девушке стало лучше, Тамара быстро приготовила обед — просто сварила куриный супчик. И они поговорили… Немного… Но сказано было главное. После чего как-то обеим на сердце легче стало.

…Свадьбу решили сыграть скромно, без пафоса, но красиво — невеста выбрала длинное, в античном стиле шёлковое платье, букет белых роз, а ресторан для небольшого банкета выбрали с видом на реку.

— Светлана, я знаю, как ты относишься к суевериям, — сказала Тамара в утро свадьбы, подходя к уже готовой выходить невесте. — И если не хочешь, можешь не брать, но…

С этими словами она протянула ей брошку — серебряную, в виде булавки, с жемчужинкой и крохотным цветочным бутоном.

— Спасибо, — ответила с улыбкой девушка и приколола брошь к платью. — На удачу!

Автор: Анна Антонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,388sec