Предсказание

— Ну что ты дуешься на меня? Вот увидишь, тебе там понравится. Море, пляж, солнце… — говорила Ирина и беспокойно ловила взгляд дочери.

Но Ася упрямо отворачивалась к окну, за которым тянулись бескрайние поля и низкорослые виноградники. Параллельно железной дороге шла трасса, по которой мчались разноцветные автомобили, казавшиеся игрушечными из окна поезда.

 

Вдалеке то появлялись, то исчезали силуэты гор в зыбком утреннем мареве горизонта. От слепящего солнца начали болеть глаза. Ася проверила телефон в сотый раз за утро, раздражённо отбросила его от себя.

«Ох уж эти муки первой влюблённости», — вздохнула про себя Ирина, а вслух сказала:

— Наверное, нет связи. Вот приедем…

— Мам, хватит, – вяло ответила Ася и снова отвернулась к окну.

— Дом Марты стоит на пригорке, из окон видно море. Его иногда даже слышно. А сад какой! А воздух! – Не унималась Ирина. – Через несколько часов сама всё увидишь.

— Только не говори, что у неё есть сын. – Ася зло глянула на мать.

— Есть. Только неродной. У Марты нет своих детей. Она вырастила чужого ребёнка. Он в другом городе учится в институте. Сейчас сессия, вряд ли ты его увидишь.

— Ты сказала, что она твоя подруга. А как вы с ней познакомились, если она живёт на юге, а ты в Подмосковье? — поинтересовалась Ася.

— О, это интересная история. Если хочешь, расскажу.

Ася чуть дёрнула плечом, не отрывая глаз от однообразного пейзажа за окном.

***

Мы жили с Мартой на соседних улицах, вместе в школе учились. Не сказать, что она красавица была, но волосы у неё были необычные — светло-русые, вьющиеся, на солнце отливали золотом.

На улице на неё все обращали внимание, оглядывались. Мне казалось, что часть внимания перепадает и мне. Перед выпускными экзаменами мы с классом поехали кататься на катере, потом гуляли в городском саду. Там она познакомилась с парнем и сразу влюбилась. Видеться с ней мы стали реже, я старалась не мешать им. А как встретимся, так она только о нём и говорила.

Мечтала артисткой стать, хотела поступать в театральное училище в Москве. Но так влюбилась, что поступила в политехнический, где учился её Михаил, чтобы не расставаться. А я поступила в университет.

Встретимся, бывало, часами наговориться не можем. Через год Михаил сделал ей предложение, перед самой сессией. Какой же счастливой она тогда выглядела!

Вместе с её мамой мы пошли выбирать ей платье. Перемеряли все. На Марте любое сидело отлично, бери ипокупай. Ещё фату выбрали. Она настояла купить и мне голубое платье, как свидетельнице. Ох, и устали мы тогда. Просто голова шла кругом. Маму с покупками отправили на такси домой, а сами решили пройтись по набережной. Погода в конце мая стояла по-летнему тёплая.

 

Идём, на Марту все оглядывались. Хороша была необыкновенно.А она не замечала восхищённых взглядов. Ели мороженое, болтали о предстоящей свадьбе, смеялись.

Навстречу нам шли две цыганки. Они то и дело приставали к прохожим. Когда поравнялись с нами, полная цыганка преградила нам дорогу и обратилась к Марте:

— Ай, красавица, давай погадаю. Всю правду скажу, что ждёт тебя, — елейным голосом пропела та из цыганок, что постарше.

Другая цыганка стояла в сторонке. Была она некрасивая, тощая и плоская. Чёрные глаза смотрели хмуро, а зубы такие большие, что рот не закрывался. Я тогда подумала, что она на лошадь похожа. Потом Марта сказала, что тоже так подумала.

— Я сама знаю, что меня ждёт, — весело ответила Марта и лизнула мороженое в стаканчике.

Мы хотели обойти толстую цыганку, но она вдруг схватила Марту за запястье, поднесла к глазам её ладонь, покачала головой и поцокала языком.

— Свадьба тебя ждёт, золотая.

— Это я и без вас знаю, — Марта попыталась вырвать свою руку, но цыганка держала крепко.

— Не нужно нам гадать. У нас всё равно нет денег, — вступилась я за подругу.

— Только радостная весть стоит денег, а беда даром даётся, — сказала загадочную фразу цыганка, от которой у меня мурашки по коже побежали.

А сама смотрит пристально на Марту, слово гипнотизирует взглядом. Молодая в сторонке ухмыляется. Или так мне показалось из-за её открытого рта.

— Не слушай её, Марта, пойдём, — снова потянула я подругу за другую руку.

— Любишь сильно, но недолгим счастье твоё будет. Во время свадьбы упадёшь с коня, болеть будешь сильно. Боль свою у моря вылечишь. Замуж больше не выйдешь. Но счастье в сыне найдёшь, – говорила цыганка и смотрела на Марту, не мигая.

Потом отпустила её руку и пошла прочь. Молодая цыганка кинула на нас хмурый взгляд и бросилась догонять свою толстую товарку. Какое-то время мы шли молча, радостное настроение улетучилось. В ушах звучали слова цыганки.

— Марта, ты что, поверила ей? Ты же не собираешься в белом платье садиться на старую лошадь, на которой детишек катают? Мы на машинах поедем в ЗАГС. Она на ладонь твою какую-то секунду смотрела, ничего она там не могла разглядеть, — попыталась отвлечь я подругу от дурных мыслей.

— И правда. Ни на какого коня я не собираюсь садиться, — сказала Марта, словно проснувшись.

— Она наговорила тебе всякого, потому что денег ей не дали, — сказала я как можно беззаботнее, и мы посмеялись над моей шуткой.

 

Сразу после сессии назначена свадьба. Потом молодые должны были поехать отдыхать на море, кто-то из родных им путёвку подарил. О цыганке мы забыли.

Настал день свадьбы. Вот-вот приедет жених. Мы стояли в комнате Марты перед зеркалом. Она поправила фату и вдруг сказала:

— Мой отец свой джип конём называет. Не поеду на его машине.

— И правильно. Сядешь в другую, — поддержала я её.

— Нет, ни на какой машине я не поеду. ЗАГС близко, пойдём пешком, – радостно сказала Марта и посмотрела на меня в зеркало.

— А что, прикольно. Не каждый день невеста в свадебном платье по городу разгуливает. – Мы нервно рассмеялись.

Стоило большого труда уговорить Мишу идти пешком в ЗАГС. Родители тоже были против, но Марта стояла на своём. Сказала, что или они пешком идут в ЗАГС, или она отказывается выходить замуж. Вот так.

Ничего не случилось. Под марш Мендельсона Марта с Мишей надели друг другу кольца, поцеловались и стали мужем и женой. Теперь можно садиться в машину. Но Марта снова заупрямилась. Уговорила пойти в парк фотографироваться. А там действительно было красиво: разноцветные цветы на клумбах, арки, увитые диким виноградом и какими-то лианами.

— Давайте я вас на карусели сфотографирую, — сказал фотограф.

А карусель яркая, с разноцветными деревянными лошадками. Миша помог Марте сесть на белую лошадку, сам оседлал другую. Я красиво растравила ей платье и фату, спустилась вниз. Зазвучала музыка, карусель закружилась. Марта и Миша тянулись друг к другу руками. Фотограф без перерыва щёлкал затвором фотоаппарата.

— Мама, смотри, невеста на белом коне, как в сказке! – крикнула рядом маленькая девочка.

Никто не понял, что произошло. Марта потом сказала, что платье было скользкое, и она еле сидела на гладкой спине лошади. От крика девочки она вздрогнула, отпустила на миг руку, и этого оказалось достаточно, чтобы она соскользнула вниз. Тонкий каблук туфельки застрял в щели между досками пола. Марта не удержалась на ногах и упала с карусели на землю.

 

Она вскрикнула и потеряла сознание. Вместо свадьбного застолья мы поехали на «скорой» в больницу. Оказалось, Марта повредила сильно голеностоп. Ей сделали операцию, но неудачно. Ходить она могла только с палочкой. Нога сильно болела. Марту мучили сильные боли. Через полгода они с Мишей поехали в Питер, в институт травматологии, где Марте сделали ещё одну операцию. Она долго ходила в гипсе на костылях.

***

— А потом? Марта поправилась? – заинтересованно спросила Ася.

— Да. Но всё же чуть прихрамывала.

— А Миша?

— Они оба устали от больниц. Марта не выходила из дома, стеснялась сначала палочки, потом костылей. Она сказала Мише, что не любит его. Они развелись. Она просто боялась, что рано или поздно он разлюбит её и бросит. Решила сделать это первой.

— И он ушёл?

— Ушёл. И вскоре снова женился. Только настоящая любовь может выдержать все испытания. А первая влюблённость часто только кажется любовью.

— Никогда пред свадьбой не буду гадать, – сказала Ася.

— И правильно. Марта вбила себе в голову, что любым путём нужно избежать риска. И получилось только хуже. Поехала бы на машине, не села бы на карусель, не упала бы, — Ирина вздохнула. — Но всё сложилось так, как сложилось.

— Она потом вышла замуж?

— Нет. После развода родители отвезли её на море. Была осень, туристический сезон закончился, гостиницы не работали. Они сняли комнату у хозяйки в доме на берегу моря. Мы там как раз будем жить.

У хозяйки дочка сбежала с приезжим. Вернулась через два года с маленьким сыном. Оставила его матери и снова сбежала. Та хотела сдать его в приют. Она уже была в возрасте, тяжело с маленьким ребёнком нянчится. Марта уговорила оставить ребёнка. Родители ничего не могли поделать. Марта отказалась возвращаться в город.

Через несколько лет женщина умерла, а Марта по сей день живёт в том доме с сыном. Родная мать приезжала, хотела дом отнять, но хозяйка успела оформить все документы на Марту. Сын родную мать не признал, не простил. Вот и живут вдвоём. Как и предсказывала цыганка, Марта нашла своё счастье с сыном у моря.

 

— А зачем ты мне всё это рассказала? — Ася прищурила глаза.

— Чтобы не задавала лишних вопросов. Потом, в жизни всё складывается часто не так, как нам хотелось бы. Порой кажется, что всё плохо. А на самом деле, всё оборачивается к лучшему. Любовь проверяется временем и расстоянием.

Поезд начал замедлять ход. Пассажиры зашевелились, собираясь выходить. Ася последний раз заглянула в телефон убрала его в сумку. За окном встречающие ждали остановки поезда, заглядывали в окна, высматривая родных. Вагон дёрнулся пару раз и остановился.

— Приехали! – Ирина достала из багажного ящика сумку и небольшой чемодан на колёсах.

Когда они вышли из вагона, к ним подошёл высокий симпатичный парень.

— Вы Ирина? Я Данила. Мама попросила вас встретить. – Он забрал вещи и легко понёс, словно они были невесомыми, лавируя между другими пассажирами и встречающими. — А я вас сразу узнал по фотографии. Мама уже комнату вам приготовила, наготовила всего.

Всю дорогу в такси он отвечал на вопросы Ирины, показывал достопримечательности. Рассказал, что специально приехал встретить их, завтра уедет на сессию.

Они поднялись на пригорок и подошли к небольшому аккуратному дому, огороженному невысоким забором. Марта, прихрамывая, вышла им навстречу, крепко обняла Ирину. Ася ожидала увидеть златокудрую красавицу из маминого рассказа, но та оказалась обычной женщиной, загоревшей до черноты. Платок на голове скрывал её волосы.

Комната оказалась уютной и милой, из окна можно было видеть ровную гладь моря, сливающегося на горизонте с голубым небом. После обеда Данила повёл Асю на море. Объяснил, что подругам нужно наговориться, они редко видятся. Вернулись домой поздним вечером уставшие, голодные и весёлые.

Ася целыми днями пропадала на пляже, загорела. Часто приставала к Марте с вопросами, когда приедет Данила. Первое время она ещё проверяла свой телефон, а потом вовсе забыла про него.

— А что, может, нашим детям повезёт больше нас? – спросила как-то Марта, глядя на Данилу и Асю.

— Давай без предсказаний. Пусть они сами решают свою судьбу, — ответила Ирина.

Подруги понимающе переглянулись и рассмеялись.

«Были случаи, когда мне советовали сходить к кому-то, кто здорово предсказывает. Но если честно, это меня пугает… Было бы очень скучно знать, что должно со мной случиться, потому что тогда я бы всю жизнь потратил на попытки этого избежать»
Фредди Меркьюри
«Воистину способность заглянуть в будущее для смертного является самым страшным наказанием, самой жестокой карой, ибо обгоняя своё время и всё зная заранее, человек лишается самого главного — надежды»
Трейси Хикмен

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,381sec