Поющая в унисон

…Лев Леонидович негодовал. Жена ненаглядная, Веточка, снова вздумала вещи собирать и грозиться уходом.

Молодая супруга оказалась шибко обидчивой, на любую его шутку, или просьбу, тут-же принималась губки дуть и хорошенькое своё личико куксить. А ведь после свадьбы их, всего-то полтора года прошло.

 

Лев выпустил пар, прооравшись в лоджии и ударив кулаком в кирпичную стену. Сразу же заметно полегчало, хотя вот костяшки, отшиб, кажется.

Вернулся в квартиру относительно спокойный.

Веточка цокала каблуками уже в кухне. Видать, собирала в коробку свои чашки-вилки. У неё ж только в её чашках чай вкуснее всего получается! В других чашках ей невкусно! Куда ж она пойдёт, без своих чашек?

Лев Леонидович поглядел на гору чемоданов и сумок у двери.

Сама Вета брякала дверками шкафчиков. Стройная спинка её, обтянутая лёгоньким шёлком, вдруг взволновала мужчину.

Куда и как отпускать от себя такую роскошную женщину? Да на неё ж сразу все мужики как мухи, слетятся! Нет, нет! Ни в коем случае не выпускать ее за порог!

-Веточка, — поиграв желваками, процедил сквозь зубы мужчина. -Давай поговорим. Ну куда ты поедешь на ночь глядя?

Веточка застыла, наклонив свою белокурую, с кудряшками, головку набок, посопела обидчиво.

-Я же сказала, к маме! – отважно выкрикнула она.

-А тебе не надоело туда-сюда сумки таскать? – возмутился мужчина. -Мне вот уже, осточертело!

-Не беспокойся на сей счёт! В этот раз я окончательно от тебя ухожу! Меркантильный циник, жлобяра и скряга!

Веточка до того рассердилась, выкрикивая сие, что опустилась без сил на обтянутый красной кожей стульчик, и принялась звонить по телефону.

-Такси? Можно машину?

Лев понял, что бесполезно склонять Веточку к разговору. Потому выбежал из квартиры, громко хлопнув дверью.

***

Раиса Михайловна мирно доила козу, когда Лев разыскал ее наконец. Взмокший и разъяренный, он ворвался в стайку, распугав всю скотину.

-Раиса Михайловна, добрый вечер! – прокричал мужчина.

 

-Зятёк, что случилось? – вытаращила глаза женщина.

-Случилось. Вета опять от меня уходит.

-Опять? – раскрыла рот тёща. -Чего вы на этот раз не поделили? Всё вам неймётся!

Лев Леонидович в отчаянье покрутил головой:

-Некогда разговаривать! Она в эту минуту мчит к вам, в машине такси.

-Такси-и!

Раиса Михайловна скрючила губы гримасой.

-Значит, опять придётся мне, её сумки таскать. Сама она не в состоянии. Рот раскроет и будет стоять, плакать, жалуясь на тебя. Конечно ж, вся в горе, ить не до сумок. О насущном должна мать трепещать!

Лев Леонидович обрадованно поддакнул:

-Я поэтому к вам, маменька, и приехал. Берите скорей всё самое необходимое на первое время и бегите в машину. Я вас увезу, а она, пущай одна тут живёт.

С тёщей Льву повезло. Поняла его с полуслова. Рванула домой за документами и уже через минуту, сидела в его авто.

***

Веточка удивилась, не обнаружив мать дома. Немедленно ей позвонила, та не сразу взяла трубку.

-Я уехала к тёте Поле, в Молдавию, не звони мне по пустякам!

-Мама?! А как же… А как же я, мамочка!

Веточка удивленно уставилась на свой домик. Некогда плакать, нужно срочно думать, что предпринять.

Обычно мама всегда, уезжая, оставляла ключи для нее, Веточки, в сарае на гвоздике.

Веточка скорей подтащила к крыльцу свои сумки, чемоданы и переноску, с двумя кошками. И опустившись на ступеньки крыльца, принялась рыдать.

Очень обидно. Мама! Ну и где ты там ездишь, когда так нужна?!

***

Раиса Михайловна мурлыкала песенку и пекла блины зятю.

Тот сидел, мрачнее тучи и поглядывал в окно.

 

-Ну вот чего ей тут не хватало, а, Раис Михална? Квартира у нас – новая. Шубу аж вторую я ей уж купил, посудомойку тоже. Деньгами ее обеспечиваю сполна.

-Дитёнка вам надо, — ответила женщина.

Лев Леонидович категорично помотал головой:

-Не в детях дело. Веточка пока сама не горит желаньем, матерью становиться, хочет пожить для себя. И потом, сами знаете, у нее – кошки. А у меня, тоже знаете, сын у бывшей жены растёт, я в семью наигрался. Да и Вета ваша – сама как ребенок! Еле выношу все ее истерики и капризы.

-Ну, тада не знаю, и знать не хочу, — категорично мотнула головой Раиса. -Разбирайтеся сами! Вы зачем меня сюда привезли, чтобы жаловаться? Чтобы я металась меж двух огней? Нет, так ней пойдет, дорогой зять. Отправляйте меня в санаторий.

Лев Леонидович поднял голову.

Видно было, что просьбой тёщи он озадачен. Ошеломлён. Никогда прежде тёща ничего не просила. Наоборот, помогала ему во-всем! Пела с ним в унисон, золотая была женщина!

-В санаторий!

Раиса повторила свою просьбу и надменно кивнула головой.

-Что, зенки на меня вылупили? У меня тоже, знаете ли, свои интересы. Думаете, дорогой зять, выдернули меня с деревни, и у себя держать будете, решая свои внутрисемейные проблемы? Ну тогда спешу огорчить вас: я тоже решаю свои проблемы. У меня давление скачет и сердце шалит в непогоду. Ничего удивительного, что я хочу воспользоваться данной ситуацией в свою пользу и заняться здоровьем!

Лев потрясенно закрыл рот.

Тёща же выложила блины в тарелку и села за стол:

-Организуйте мне поездочку в санаторий, и я буду по-прежнему, петь с вами в-унисон.

***

Веточка пересчитала всю свою имеющуюся наличность и поняла, какую же она совершила глупость.

Денег, которые нашлись в кошельке, от силы хватит на дня три, с ее то запросами. Она чуть не расплакалась снова.

-Какая же я дура! Уходить без гроша в кармане было верхом моего безрассудства!

 

Опять же, причина по которой она ушла от Льва, была конечно же веской. Муж не внял ее просьбам, и не выдал требуемой суммы на обучение в автошколе.

-Ну какой из тебя водитель, милая, — жестоко рассмеялся он ей прямо в лицо, чем, собственно, и смертельно обидел. – Уверяю тебя, ты эту науку попросту не осилишь.

Веточка рассчитывала на то, что Лёва одумается. Примчится ползать на коленях, умоляя ее вернуться, цветами будет трясти. А она будет холодно отворачиваться и кутаться в толстую мамину шаль. А мама будет стоять за спиной и подстраховывать.

А теперь что же, люди добрые, получается? Лев не пытается ее вернуть, мать где-то по Молдавии гостит, до нее вон даже, не дозвониться…

Марта и Магда противно замяукали, путаясь под ногами и оплетая ноги Веточки своими хвостами.

Смотрели на Вету снизу вверх своими жадными ненасытными глазами.

…К-несчастью, обе ее дорогие в буквальном смысле слова, кошки, отказывались есть корм, который Вета купила в тутошнем магазине.

-Что вам не так? Другого корма тут нет! – психовала Вета.

И ползала на коленках около мисок, которые были полны корма. Кошки бессовестно отворачивали от нее и от мисок свои носы.

-Ну и ходите голодными! Вон!

Вета открыла дверь дома и выпустила кошек.

-Идите и добывайте себе пропитание, раз не нравится!

«Проголодаются, все съедят!»

Веточка вышла на крыльцо. Поглядела на мамин двор. А из загона вовсю горланила вся мамина живность. Куры, коза, овцы, кудахтали, блеяли и орали дурниной.

Вета с неприязнью вернулась в дом и закрыла дверь, чтобы ничего не слышать.

Нет, деревенской Вета никогда не была. Выросла в городе. После того как замуж вышла, мама тут-же продала квартиру и переехала в эту деревню.

-Я в городе только ради тебя, дочь, жила. Теперь, когда ты пристроена, могу с легким сердцем уехать. В деревне жить буду, курочек разведу. А когда внуками меня осчастливите, буду ожидать их на лето в гости.

 

…Вета зашторила окна в доме и залегла спать. А что оставалось делать? Будь она сейчас в городе, пошла бы по клубам гулять. А так, куда в этой глухомани пойдешь?

Веточка накрылась с головой одеялом и погрузилась в пучину депрессии.

***

Лев Леонидович помониторил цены на санатории.

Конечно, скажи тёща ранее о своем желании, он с радостью ей билеты б купил. Уважал он ее. Ведь при ссорах с Веткой, Раиса Михайловна неизменно вставала на его сторону.

И когда вредная женушка отлеживалась у матери, разорвав с ним, Львом, всяческие отношения, Раиса Михайловна благотворно влияла на разгоряченную дочку. Уговаривала, приводила примеры, да и непонятно что она там с Веточкой делала, конечный итог был таким: тёща звонила тайком зятю и тот приезжал мириться. С цветами и бритый, весь рыцарь такой из себя.

Веточка встречала его со смиренным видом и разрешала себя увезти.

И по возвращении вела себя ангелом, недели две.

-Ох, не знаю, — поморщился Лев. -С другой стороны, чую я, что Раиса Михайловна пытается накинуть на меня поводок.

Уж ему то, бабскую сущность не знать.

Сегодня она санаторий вытребовала, потом тихой сапой начнет в свою деревню зазывать, огороды выкапывать, или на ремонты денег требовать, или какие другие ужасы.

И все это под хитрым видом примирительницы. А в-итоге получится что? А то, что будет он, Лев Леонидович, теперь меж двух баб носиться, желания их обеспечивать.

-Ну, Веточка, — сжал зубы мужчина. -Довела ты меня!

***

Веточка спала и вставала, чтобы поесть. А когда еда вся закончилась, вышла наконец, заспанная, в мамин огород.

-Огурцы! – обрадовалась она, оглядев грядки.

 

На огурцах теперь можно спокойно жить хоть пол-лета. Кошки ее носились по грядкам с чужими котами, и выглядели, кажется, сытыми. Наверное, нашли чем питаться.

Остальную животину Вета выпустила во двор. Сама села на крылечко с потрепанной книжкой и с огурцом в руках. Хорошо так сидела, раздумывая о Воланде, который из книжки. А тут вдруг к дому машина подъехала.

Вета подняла голову и разглядела машину супруга.

«Лев!»

Сразу же выпрямила спину. И напустила на себя хмурый, серьёзный вид.

-Ну здравствуй, Веточка! – прорычал вдруг Лев Леонидович.

Размашистыми шагами он подошел к ней и взял на руки. Веточка возмутилась:

-Не смей! А ну руки от меня убери!

-А ты не забыла ли, дорогая, что я до сих пор являюсь твоим законным супругом? – услышала она в ответ.

***

Веточка поглядела на злого мужа.

-Доволен? Получил что хотел?

Тот стукнул по столу кулаком:

-Когда домой возвращаться думаешь?

-Теперь уже точно не вернусь.

-Так я и знал. Тогда у меня к тебе предложение, оставайся тут, со своей матерью жить. И то верно, мать твоя моложе смотрю, не становится. То и дело жалуется на давленье и сердце.

Веточка попыталась сохранить хорошую мину при плохой игре, но глаза ее забегали. Муж впервые вел себя так непредсказуемо. Ворвался, растоптал своими ногами ее хрупкое равновесие. К тому же в ногах не валяется, цветами пол не осыпает, не знаешь, чего ожидать.

-На развод тебя вызовут, а что касается меня, то я вернусь к бывшей жене и сыну. Света тоже недавно развелась второй раз. Вот и будем с ней жить вместе, два одиночества.

 

Веточка вздрогнула.

-Но она же тебя не любит, ты сам рассказывал! – обеспокоенно возразила она.

-Ты меня тоже не любишь. Любила бы, не ушла.

-Но я люблю тебя, дурака, просто ты меня не ценишь, не уважаешь!

-Да, ты права. Я не такой, я не подхожу тебе, не соответствую. Надеюсь, найдется тот, кто будет ценить больше, чем я.

Лев Леонидович встал из-за стола. (К нарезанным огурцам не притронулся.)

-И да, сообщаю: замки я сменил. Ты же все свои вещи забрала?

Веточка испуганно посмотрела на мужа. Ножки вдруг подкосились, рученьки затряслись.

Пока пришла в себя и нашлась, что ответить, оказалось, что Лев уехал.

-Лёвушка-а-а-а! – закричала Веточка и побежала по пыльной дороге, босиком, не успевши обуться.

***

Раиса Михайловна радостно пробежалась по магазинам. Событие то какое, зять-умница, оплатил санаторий. А у нее была небольшая сумма, как раз хватит, чтобы чуть приодеться к поездке. Счастливая, с предвкушением поездочки, заявилась она в квартиру зятя, с покупками.

И увидела Свету. Первую жену зятя.

-Добрый день, Раиса Михайловна, — поприветствовала Света женщина.

-Д… А что вы тут делаете?

Улыбка исчезла с лица Раи.

-О, так, ничего, Павлушу вот привела, к папе. Соскучился.

Света заулыбалась и лицо ее показалось Рае хитрым-прехитрым.

Раиса Михайловна отбросила все свои покупки и разыскала зятя.

-Лёва.

-Дорогая тёща. Сегодня ваш поезд, не забывайте пожалуйста, я вечером сам вас на вокзал отвезу.

 

-И мы с Павлушей тоже поедем, — послышался голос Светы. – Развеемся, заодно и Раису Михайловну вместе проводим.

-Дорогой Лев! – занервничала Рая. -Что-то мне нездоровится.

-Ну что-о вы, это просто давление у вас шалит. В санатории отдохнете же.

-Нет-нет, мне домой срочно нужно. Вот прямо сейчас, отвезите! А то загостилась я что-то у вас. А там у меня дочь дома. Одна. А тут вы. И еще, эта!

Раиса Михайловна разнервничалась и махнула с досадой рукой.

Лев Леонидович улыбался, хитро поглядывая на тёщу.

В дверь лихорадочно постучали. Света открыла.

-Лёва!

Злая, мокрая вся от пота. Растрёпанная, с перекошенным от тревоги лицом, и с искусанными губами, вбежала в квартиру Вета. Вволокла за собой целую гору своих чемоданов.

-Лёвушка! Ну что ты сразу так с плеча рубишь! Придумал какой-то развод!

Веточка отдышалась.

-Не вздумай со мной разводиться. Я всё поняла! Я переосмыслила! И больше никуда из этого дома не уйду! Обещаю, — выпалила она.

Лев Леонидович пожал плечами.

-А чего уходила тогда?

-А, сдуру, сгоряча, наговорила всякого лишнего.

 

Бывшая жена Света, понимающе улыбнулась Льву Леонидовичу и на выход двинулась. Раиса Михайловна тоже оперативно шмыгнула за дверь.

-Ну я даже не знаю, — с сомнением протянул Лев. -Прощать ли тебя. Жизнь с тобой — сплошное мучение, ты все время всем недовольная.

-Так не я в том виновата, гормоны бушуют! — развела руками Веточка. -Вот рожу тебе дочку, и поспокойнее стану.

-Да погоди ты «рожать». Сначала «права» получи. Ты ж хотела, — засопел Лев.

-А мало ли что хотела, жизнь изменчива и ценности тоже. Опять же, мне дочь нужней. Гарантия как-никак, что не выгонишь к маме жить.

Веточка двинулась сразу в спальню, деловито расправила там постель.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,419sec