Проверку не прошел

— Лена? — то ли окликнул, то ли удивился мужчина на улице.

— Ой, Виктор… Здравствуй, — сразу узнала его Елена, и почувствовала, что краснеет.

Знала бы, что так стыдно будет встретиться через почти пятнадцать лет, не o6мaнывала бы так глупо… Ну так девчонкой была, что возьмешь! И заплатила уже за о6ман сполна. Хотя ведь не корысти же ради! А только для того, чтобы самой убедиться и всем доказать, что ее любят побольше, чем других…

Но теперь-то что об этом вспоминать! Они уже взрослые люди, которые вроде как когда-то любили друг друга, чуть было не поженились, да вот не сложилось. Теперь вот встретились, неожиданно и случайно, и что остается делать — поболтать пять минут и разойтись, чтобы не встречаться еще сколько-то лет… или никогда. Потому что незачем.

 

Да и сейчас, собственно, о чем болтать? И чего бы это сердцу вдруг сжаться от воспоминаний о том, какая любовь ушла бесследно… А ведь сжалось! По крайней мере, у Елены, вполне счастливой замужней матери двоих детей (мальчик и девочка, погодки) ― сжалось.

Да и Виктор, видимо, что-то вспоминает, и тоже сердечко екает, иначе зачем окликал? Ну увидел, ну узнал — и шел бы своей дорогой! А теперь стой тут, разговаривай… вспоминай. Хотя как забудешь первую любовь?

— Я тебя сразу узнал, ты почти не изменилась… Хотя изменилась, если честно! В лучшую сторону.

— Да и ты тоже. Солидный такой стал!

Оба изменились, повзрослели, оба с обручальными кольцами, то есть, несвободны. А были бы свободны ― то что, сразу кинулись бы жениться? Да нет, все вроде в прошлом… Любовь прошла! Так почему же сердце не на месте?! Почему расставаться не хочется?

Зашли в ближайшее кафе, хотя спроси, зачем это надо — не ответили бы. Ну да, была когда-то любовь, но ведь расстались без драмы и слез, как говорится… То есть вообще без всего, даже прощания не было, просто все закончилось — и все. Бывает. Это такое, чтобы сразу влюбились, поженились, всю жизнь прожили счастливо и умерли в один день, — вот так редко когда бывает! А чтобы встретить через пятнадцать лет того, кого любил, и понять, что все давно закончилось, и вдруг такая тоска ― не тоска, а такая щемящая печаль — неужели у всех так?

Эх, ведь такую любовь потеряли! И сидят друг напротив друга, смотрят, беседуют, как какие-то школьные, допустим, товарищи. О самых обычных вещах: где живешь, работаешь, семья, дети… И у обоих все хорошо! То есть, может, так и должно было быть?

— Ну, твои старшие-то, наверно, невесты уже? — спросил Виктор. Значит, так и не узнал о том, что нет у нее никаких старших и не было никогда… Стоит ли сознаваться в том обмане? Ой, нет!…

***

А было что — она тогда только окончила медучилище, устроилась на работу в больницу. Белый халат по фигуре, русая коса калачиком под белой шапочкой — как в такую не влюбиться? А Виктор только из армии пришел — красивый, загорелый, глаза голубые, самое то ― девичьи сердца красть. Он пришел навестить кого-то в больнице, увидел Лену… И все, пропали оба! Вот просто встретились два человека, предназначенные друг для друга, словно всю жизнь, все свои двадцать лет искали — и нашли. И не только они поняли — все окружающие! Когда они шли по улице, взявшись за руки, любому встречному было ясно — идеальная пара!

И какая пара… И какая любовь! Это изумление от встречи, от внезапно вспыхнувшей любви долго не отпускало. Лена, вечерами сидя дома перед зеркалом, продолжала сиять от счастья, не веря случившемуся: «Он меня любит? У нас настоящая любовь? Это свершилось со мной? Так это же счастье!».

Может, Виктор виноват, что затянул с предложением руки и сердца, может, успели бы пожениться, и так и любили бы друг друга до сих пор? Но как-то вот не успели на пике влюбленности.

А потом подруга Наталья с толку сбила…

Они с этой Наташей в училище учились, потом та забеременела, ушла в декрет, так и не окончила и замуж не вышла — ее парень в армию ушел. Она девочку родила, а с отцом этого ребенка что-то у нее не сложилось — выяснилось, что и после его возвращения свадьбы не будет… То есть свадьба-то была, но с другим. Да, взял Наташку замуж другой парень, и стало это для всех эдаким чудом:

— Вот тебе и Наташка! Вроде и красавицей не назовешь, и училище не окончила, и с ребенком, а он за нее горы готов свернуть. Вот что значит любовь!

— И не говори! А парень-то хороший, к тому же городской, жить у него будет, и родители не против! Да, не всякой так повезет…

Эти разговоры девчонок вроде как обесценивали любовь самой Лены. Да, Виктор ее любит, но тут что странного? Ее-то не любить! По всем показателям она не хуже Наташки! Но их свадьбе никто не удивится: что тут такого, влюбились, подходят друг другу, вот и поженились! Все как у всех…

А вот окажись у нее ребенок, как бы Витька на это отреагировал? «А вот и проверим!», — решила Лена. И ведь, дурочка, девчонкам разболтала о том, как решила проверить! Даже отговаривали:

— Ты что, сбежит! — говорили.

— Не сбежит. Уж у нас-то любовь! — была полностью уверена она.

 

И при очередной встрече, смущаясь, теребя край кофточки, не поднимая глаз сказала:

— Ты прости, Витя, что раньше молчала… Не решалась как-то, сам понимаешь. В общем, я не одна… У меня дети есть, девочки-двойняшки. Им по годику скоро, они у бабушки сейчас, но скоро я их привезу… Теперь ты, наверно, не захочешь знать меня? — и подняла на него виноватые, умоляющие глазки… Дурочка!

— Ну почему же… — явно растерявшись, пробормотал Виктор. — А их отец?

— Да нет никакого отца, бросил он нас, уехал. Ну и что ты скажешь на это?

По ее задумке должен он был сказать, что пустяки, мол, люблю, дети моими будут, какая проблема! Вот тогда-то она могла бы рассмеяться, признаться, что шутка! Или не признаваться, пусть пожил бы еще с мыслью, что женится на девушке с таким «приданым»! Потом, уже перед свадьбой, сказать можно было… Но Виктор вдруг как-то подувял, пробормотал:

— Ну да, дети, это хорошо, конечно… Годик? А… когда их привезут?

— Скоро, на той неделе, — уже понимая, что все пошло как-то не по сценарию, ответила Лена. Тут бы и рассмеяться, сознаться, но остановиться уже не могла, то ли в роль вошла, то ли сама малость разочаровалась от его реакции: — Ты знаешь, они такие хорошенькие! Такие милые… Ты их полюбишь, вот увидишь! И родители мои во всем помогут, не сомневайся!

— Да, наверняка… Просто неожиданно как-то… Что же ты сразу не сказала?

— А что бы это изменило? Ну сказала не тогда, а теперь, и что? — уже обижалась она.

— Ничего, конечно, но все-таки…

Свидание прошло как-то скомканно, жених так и был, словно пыльным мешком ушибленный, расстались не так, как всегда. Лена, придя домой, понимала, что ох и зря она затеяла такие шуточки! Прометалась всю ночь, мобильников тогда не было, а жил Виктор в общаге — туда не позвонишь… И не побежишь, хотя хотелось, буквально ночью вскочить и кинуться к нему, сознаться, попросить прощения! Но понимала, что нет, так не пойдет! И, опять же, обида! То есть «беленькая» ты мне нужна, а вот чуть отступление в сторону — это уже не то, «ничего, но все-таки»? На других-то вон женятся, недавно в газете было про парня, тоже недавно из армии, и женился на бабе старше себя с девятью, что ли, детьми — вот это, понятно, любовь! А тут что? Ишь, детей испугался!

Утром на работу пошла невыспавшаяся, расстроенная, но еще уверенная в том, что все хорошо — встретит ее после дежурства, обнимет, скажет, что любит… Не встретил. Тут уже обиделась по-настоящему: как это понимать-то?

А так и понимать, что после этого не виделись ни разу. На этом все и закончилось. Ждала она день, два, неделю — нет Виктора! Не приходил, не звонил…

— Куда твой-то делся? Или и правда напугала своими сказочками? — сочувствовали, но и посмеивались подруги.

— Да куда он денется! — отмахивалась Лена.

А он делся — уже потом узнала от одного его приятеля, что с работы он уволился и уехал, вроде домой, а вроде еще куда ― друзья не сказали.

* * *

Вот так и кончилась великая любовь… Но ведь была же! Еще как была, раз до сих пор осталась. Раз в толпе, ни с того, ни с сего их взгляды вдруг встретились, и они узнали друг друга, сидят в кафе, разговаривают…

— Ты, наверно, презирала меня после того, как я вот так сбежал? Струсил ведь, да, сознаюсь…

— Ну что ты! Я понимаю, любой бы струсил.

— Не любой, замуж-то вышла все же. Или за того, отца?

— Нет… Но муж-то мой постарше все же, с каким-то положением, а ты что — мальчишка был, а я решила на тебя такое взвалить! Да, обижалась, но потом поняла, что на себя обижаться надо.

 

Да, на себя она обижалась от души, ох и обижалась! Год в себя прийти не могла, похудела, извелась вся. А потом случилась другая любовь, уже не такая яркая, без изумления, но зато и без глупых проверок. Да, замуж вышла, двое детей, все хорошо. И Виктор женат, двое детей. И счастливы оба, а то, что не вместе ― так может, так и надо? Поженились бы — и не было бы того, чем полна жизнь сейчас, разве это хорошо бы было?

— Да, Лена, жалко, конечно, что так получилось, но что поделаешь! Живем ведь, ничего страшного не произошло…

— Иногда жалко, что получилось именно так, — вздохнула Елена. — Но, к счастью, все и правда обошлось. Ты прости меня, если что!

— Это ты меня прости!

Вот так поговорили, закончив ту, оборванную на самом интересном месте, историю. О том, чтобы продолжить общение, речи не было, телефонами и адресами они не обменивались — ни к чему! А вот встреча была совсем не лишней, хоть и оставила после себя нежную печаль, как воспоминание о несбывшемся счастье…

Автор: Филомена

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,369sec