Любимая дочь

— И куда вы собираетесь переезжать? – Елена с удивлением смотрела на подругу, – Чего вам здесь не сидится?!

— Алина в Москву хочет поступать, в МГУ, – проговорила Лида, – мы с ней едем…

— Зачем?! У тебя здесь работа, насколько я знаю… Пусть себе Алинка едет, учится… Ты-то тут причём?! – пожала плечами женщина, – Дети растут – рано или поздно приходится их отпускать… Она же студенткой будет, в общежитии может жить. Или ты собираешься до пенсии с дочерью жить?!

 

— Лен, тебе легко говорить! Ты в моей шкуре не была! У нас Алина – ребёнок особенный! Она очень эмоциональная, очень тонкая душевная натура! Общежитие не для неё. А снимать квартиру здесь и там мы не потянем… Да и одну её мне отпускать не хочется: она совсем к жизни не приспособлена. Ни приготовит себе, ни постирает – совсем ребёнок! Ты не поймёшь… – нахмурилась Лида.

— Ну, да, куда уж мне, – вздохнула подруга, – только, как по мне, хватит вам уже бросать весь мир к ногам дочери! У тебя же вся жизнь вокруг неё вращается! Так не должно быть, Лид! Тем более, Алина уже достаточно взрослая и должна как-то включаться в эту жизнь! Она ведь на шею вам села и ноги свесила! Как это так: в 11 классе не приготовит и не постирает?! Она же у тебя не инвалид!

— Ничего она не свесила! – покачала головой Лида, – Такая уж она… Что поделать… Девочка учёбой занимается, от бытовых хлопот я стараюсь её уберегать: успеет ещё научиться! Вот выйдет замуж – и наготовится, и настирается…

— Это не она такая, это вы её такой сделали своей сверхзаботой и гиперопекой! – вздохнула Елена, – Жаль, что ты этого не понимаешь…

Лида ничего не ответила подруге. В конце концов, она просто не хотела понимать, что та права. Понимать, что сама во всём виновата…

… Алину Лида родила от второго брака. От первого у неё был сын Гриша. На тот момент мальчишке было 14 лет – своенравный подросток, не признающий авторитетов и жизненного опыта взрослых. Второго мужа Лиды, Игоря, Гриша тоже не признавал. Между ними не раз возникали конфликты, которые Лиде приходилось урегулировать. Где-то с помощью хитрости, где-то – благодаря умению договариваться и уговаривать.

— Объясни своему сыну, что взрослых нужно уважать! Я не позволю ему со мной так разговаривать! – кричал Игорь.

— Слушай, но ты же взрослый человек! Постарайся как-то найти с ним общий язык! – просила мужа Лида, – У него просто трудный возраст!

— Он просто невоспитанный мальчишка! – хмурился Игорь, – Возраст здесь ни при чём!

— Возможно, ты прав, – Лида старалась не спорить с мужем, – просто не усугубляй… Пожалуйста!

Дошло до того, что Игорь и Гриша просто игнорировали друг друга. А Лида как раз забеременела… Она долго думала над тем, стоит ли ей рожать второго ребёнка именно сейчас, когда дома и так довольно напряжённая обстановка. «Второго шанса у тебя может и не быть, – сказала при осмотре гинеколог, – ты же знаешь, какие у тебя проблемы с придатками. И так чудо, что ты забеременела…» Эти слова доктора стали решающим фактором. Лида сохранила беременность и сообщила об этом мужу.

У Игоря собственных детей не было, поэтому известие о том, что Лида ждёт малыша, стало для него приятным сюрпризом. Он старался помогать жене, не нервировать её. Даже его отношения с Гришей немного наладились: мужчина старался не провоцировать подростка на ссоры, даже шёл ему на уступки. А потом Гриша узнал, что мать беременна…

— Ты в своём уме?! – кричал он, – Собралась в 40 лет рожать?! Кто тебя умной назовёт?!

— Во-первых, мне не 40, а 38, – стараясь быть спокойной, говорила Лида, – а во-вторых, чем тебе помешает младший брат или сестра? Тебе через 2 месяца 14 лет, скоро ты окончишь 9 классов и поступишь в техникум. Ты ведь говорил, что учиться хочешь в соседнем городе. Будешь жить в общежитии, к нам приезжать на выходные. Ты уже практически взрослый! А я имею право родить ещё! Я хочу этого ребёнка, сынок!

— Ты хочешь ребёнка от Игоря! Если ты ему родишь, то он здесь себя полным хозяином почувствует! Он мне и так жизни не даёт! – хмурился Гриша.

— Сынок, Игорь – мой муж. Он имеет право чувствовать себя хозяином: Игорь зарабатывает больше, чем я, больше он и вкладывает в нашу семью. Да, я твоя мать. Я жила сама и тянула тебя одна 8 лет после развода с твоим отцом. Ты же знаешь, что он не платил даже алиментов, не говоря обо всём остальном. Я устала, сын. Я хочу, чтобы у меня была поддержка, и чтобы обо мне заботились. Ты через год-два уедешь. Я не хочу оставаться одна…

 

— А я не хочу, чтобы ты рожала от этого твоего Игоря! – кричал Гриша. Он ещё больше замкнулся в себе, с матерью и отчимом практически не разговаривал, конфликты снова вспыхивали на каждом шагу. Лида надеялась, что рождение малыша поможет разрядить обстановку. Она ошибалась…

Лида родила дочь. Девочку назвали Алиной. Проблемы начались буквально с первых часов после её рождения. У девочки обнаружилась гипоксия, и её поместили в кювес. Лида рыдала и не знала, как помочь малышке. Игорь ходил мрачнее тучи. Одному Грише, казалось, было всё равно…

Лиду с малышкой выписали домой только спустя 3 недели: отёк был снят, а девочке назначили консультацию в столичном неонатологическом центре… Игорь возил их туда несколько раз. Алине назначили лечение, обследовали.

— Осложнений в будущем быть не должно, – проговорил седовласый доктор, внимательно изучив историю болезни малышки, – вам повезло…

Однако поездить по больницам Лиде с Алиной пришлось немало. Девочка росла очень болезненной и слабенькой. Она плохо спала, плохо ела, плохо набирала вес и росла. Алина переболела, казалось, всеми возможными детскими болезнями. Лида попыталась выйти на работу, когда дочери исполнилось 2 года, но не смогла проработать и 2-х месяцев: с одного больничного она уходила на другой. ОРВИ – ветрянка – снова ОРВИ – бронхит…. После того, как Алине прокололи курс антибиотиков, Лида написала заявление и ушла «догуливать» отпуск по уходу за ребёнком до 3-х лет… В 3 года Алину снова отдали в сад. Девочка продолжала часто болеть, Лида – ходить с нею на больничные. В школе, где работала женщина, только руками разводили: уволить её права не имели, но и работала она первые два года после декрета кое-как…

Помимо всего этого у Алины была аллергия. Девочку часто просто обсыпало ни с того ни с сего. И снова больницы и анализы, после которых – жёсткая диета. Алина капризничала и ела запрещённые конфеты втихую. Её снова обсыпало – и снова лекарства и запреты…

Алину все жалели: бедный несчастный ребёнок, постоянно болеет… Внешность у девочки была подходящая: белокурая, с наивными голубыми глазами на пол лица, худенькая, плаксивая. Не реагировал на её манипуляции только Гриша. Он, казалось, не замечал младшую сестру. Та тоже не относилась к брату прохладно. Малышка быстро поняла, что может легко управлять родителями и добиваться от них желаемого. Вскоре она уже топала ногами с криком: «Я хочу! Купи!!!» И мама или папа покупали. Куклу, конструктор, сумочку, помаду, телефон… С братом такое не срабатывало, поэтому она от него быстро отстала…

За то время, пока родители носились с малышкой, возили её по больницам и пытались определить в детский сад, Гриша окончил 9 классов и поступил в техникум в соседнем городке. Оставаться в родном посёлке он не захотел: мечтал уехать от родителей и жить самостоятельно. Теперь его раздражало ещё и то, что они носились с младшей сестрой, а на него, казалось, вовсе не обращали внимания. Паренёк поселился в общежитии, учился он неплохо – даже получал стипендию. Домой Гриша ездил не часто – не чаще раза в месяц: там и без него проблем хватало. Да и не горел он желанием часто встречаться с родными. Лида передавала ему автобусом сумки с продуктами и деньги. Такое положение дел всех устраивало… Уже после первого курса Гриша остался в городе – устроился официантом в кафе. После техникума он здесь же устроился на работу по специальности. Ему выделили комнату в общежитии. Лида вздохнула с облегчением: она не представляла, как бы они все уживались в одном доме. Мысль о том, что они могли бы взять в ипотеку сыну квартиру, ей в голову не приходила. Лида считала, что Гриша уже взрослый и должен устраивать свою жизнь сам… Парень от родителей ничего не требовал…

Подрастала и Алина. А вместе с ней росли и её запросы.

— Мам, я хочу новый телефон! – капризно заявляла девочка.

— Но мы же купили тебе телефон в прошлом году! – разводила руками Лида, – Он практически новый!

— У всех в моём классе новые телефоны! У Лики, например, – айфон последней модели! Вот это я понимаю… А у меня древний! Его людям стыдно показывать!

 

— Дочь, на новый телефон сейчас денег нет, – развела руками Лида, – не равняй, пожалуйста, нас с Ликой: у твоей подруги отец – предприниматель.

— У тебя никогда для меня нет денег! – топала ногами Алина и бежала в свою комнату, громко хлопнув дверью, – Видеть тебя не хочу! Лучше бы я у Ликиных родителей родилась!

Девочка запиралась в своей комнате. Она принципиально не выходила к ужину, не шла в школу на следующий день.

— Я ничего не хочу! – отвечала она родителям, отвернувшись к стене, – Я плохо себя чувствую: у меня из-за вас голова разболелась! Никуда не пойду!

После работы Игорь привозил дочери именно тот телефон, который она хотела…

Девочка всегда добивалась желаемого. Любыми путями. Родители всё ещё считали её бедной и несчастной…

— Лика переезжает в город! – заявила Алина, когда они заканчивала 9-й класс, – Там больше перспектив и возможностей для учёбы. Она поступает в специализированную гимназию…

— А как же их дом? Они что, продавать его будут?! – удивилась Лида. Родители Лики, лучшей подруги и одноклассницы Алины, были довольно обеспеченными людьми. У её отца был магазин в их посёлке и пара ларьков в соседнем городке. Жили они в современном красивом коттедже.

— Конечно, продавать: они уже и покупателей нашли! А что здесь ловить?! Ни работы нормальной, ни перспектив! Что здесь делать, мам?! Я тоже в город хочу! Здесь выйти некуда, общаться не с кем – одно быдло неотесанное… Да и в гимназии я бы тоже хорошо свои знания подтянула… Давай переедем в город, а?!

Алина, действительно, хорошо училась и планировала поступать в вуз. Но вот переезжать в город Лида никак не планировала, даже ради будущего дочери.

— Алин, не смеши меня! У нас здесь дом, работа. У тебя – репетиторы, танцы. Зачем нам переезжать в город?! Вот окончишь школу – и поедешь потом куда хочешь: поступишь в вуз, будешь учиться… – задумчиво проговорила Лида.

— Я здесь не смогу! Я не хочу жить в этом Богом забытом месте! Ты же знаешь, что Лика – моя лучшая подруга. Я больше ни с кем не общаюсь! Я не смогу без неё! – рыдала Алина.

Лида знала, что дочь дружит с Ликой давно. Не сказать, чтобы ей очень нравилась эта дружба: Лика была дочерью обеспеченных родителей, у неё было всё, что она пожелает. Лида и Игорь не могли позволить дочери всё то, что было у её подруги. Алина из-за этого часто возмущалась и психовала: она ни в чём не хотела уступать подруге. Нередко она этим добивалась желаемого: так, например, Лиде пришлось взять кредит, чтобы купить дочери вожделенный ноутбук… И не какой-нибудь, а такой, как у Лики: нового поколения, один из самых дорогих… С остальными одноклассниками Алина не общалась. Девочка очень избирательно подходила к выбору друзей. Она общалась только с теми, кто относился к местной элите: так сказывалось, наверное, её стремление к красивой жизни… Лида надеялась, что после отъезда Лики Алина найдёт подруг «по себе», из обычных среднестатистических школьников, а не среди местных олигархов…

Лика с родителями переехала в город на летних каникулах. Они, действительно, продали дом и магазин и купили квартиру в городе. Алина провожала подругу и клятвенно заверяла её в том, что тоже с сентября будет учиться в той же гимназии, где и она…

После отъезда Лики Алина изменилась. Она перестала общаться с родителями, на все их замечания отвечала криком и истериками. Она выкрасила волосы в чёрный цвет, стала одеваться исключительно в одежду чёрного цвета.

— Я вас ненавижу! – шипела она, когда мать или отец пытались с ней поговорить, – Вы испортили мне жизнь! Я здесь зачахну!

— Что ты говоришь! – пыталась достучаться до дочери Лида, – Здесь тоже люди живут, и вполне нормально, прошу заметить! Здесь наш дом!

— Какие люди?! Только те, кто погряз в этом болоте и не хочет ничего менять в лучшую сторону! Я ненавижу вас и этот Богом забытый посёлок!

 

Однажды, вернувшись домой, Лида застала дочь пытающейся соорудить петлю из пояса прямо на люстре. Женщина бросилась к дочери и разрыдалась:

— Что ты делаешь, Алина?! Ты в своём уме?! – кричала она.

— Я не буду здесь жить! – заявила девочка, – Лучше, вообще, жить не буду, чем в этом захолустье!

Лида старалась всё время быть с дочерью, разговаривать с нею. Но Алина по-прежнему не шла на контакт.

В следующий раз Лида застала дочь за попыткой наглотаться снотворного, которое девочка стащила у бабушки. Женщина успела выбить из рук дочери таблетки…

Лида уговаривала мужа продать дом, но Игорь ни в какую не хотел этого делать.

— Лид, пойми, в городе мы за такие деньги ничего нормального не купим! – говорил он, – Ну, хочет Алинка учиться в городе: давай снимем там квартиру! Я мог бы остаться здесь: у меня хорошая работа и зарплата приличная, и стаж, и график… Я останусь здесь, а вы езжайте в город. Мы же не можем дочь туда одну отправить в 15 лет! Тем более, она у нас такая несамостоятельная. Ты в городе работу найдёшь: это ж на пару лет, пока Алинка школу окончит, гимназию эту свою для одарённых… Будешь за дочерью присматривать, хозяйством заниматься. Я к вам на выходные приезжать буду!

На том они и порешили. Алина восприняла новость о переезде в город с матерью как данность. Никто и никогда не узнал о том, что вешаться и травиться она совершенно не собиралась: это всё было умело сыгранное представление для матери. Не зря же всё происходило именно к её возвращению! Ставки были высоки, вот и методы стали жёстче…

Единственное, Алина расстроилась, что они не продают дом и не покупают в городе собственное жильё:

— Это, получается, я городской не стану?! – протянула она, – На съёме жить будем?!

— Хорошую квартиру за наши деньги не купить, – вздохнула Лида, – лучше снимем что-нибудь приличное…

— Ты права, – подумав, кивнула дочь. Она сама предложила матери несколько вариантов в том районе, где жила Лика с родителями.

— Алина, это же очень дорого! – воскликнула Лида, увидев цену, – Это моя зарплата за месяц… Такую квартиру нам не потянуть!

— Ну, так, может, хватит на этой нищенской зарплате сидеть?! Может, пора сменить работу?! – хмыкнула Алина, – В другом районе, в хрущовке какой-нибудь, я жить не собираюсь! – категорично заявила она. И снова Лида пошла у неё на поводу, чтобы не травмировать хрупкую детскую психику…

Лида и Алина переехали в город на съёмную квартиру. Игорь остался в родном посёлке. Первое, что сделала Алина на новом месте – это вытащила мать на шопинг: «Я одета как деревенщина! – возмущалась она, – Здесь совсем другой уровень! Нужно соответствовать! Не хочу, чтобы надо мной люди смеялись! » «Хорошо, что муж нам денег выделил, – вздыхала Лида, – моих сбережений на это всё точно не хватило бы!» Женщина удивлялась поведению дочери: они с мужем никогда не экономили на Алине, и одета она была хорошо, но её новые богатые друзья, с которыми она познакомилась, благодаря Лике, естественно, были одеты ещё лучше. Вот им Алина и хотела соответствовать…

— Мам, вы с ума сошли?! – Гриша с женой и маленьким сыном пришли в гости к матери и сестре, – Это же самый дорогой район! Здесь одни мажоры живут! Вы бы нам сказали – мы бы подешевле вам жильё нашли, и ничуть не хуже!

— Мы в какой-то дыре жить не собираемся, как некоторые! – хмыкнула Алина, намекая на хрущовку брата, которую он купил, женившись, – Жить нужно достойно!

— Ты сначала хоть копейку сама заработай, а потом уже умничай! – презрительно проговорил Гриша.

— Не нужно так с сестрой! – тут же вступилась за дочь Лида. Больше сын к ним в гости не приезжал…

 

Училась Алина хорошо. Она посещала платные курсы и репетиторов, ходила в модные клубы. Отец только и успевал отсчитывать деньги. Лида устроилась на кондитерскую фабрику: там платили больше, чем в школе. Она работала посменно, уставала, но всё равно старалась сделать всё, чтобы дочь лишний раз не переутомилась. Лида сама готовила, сама поддерживала в квартире чистоту, сама стирала и выглаживала их вещи… Максимум, что могла сделать дочь, да и то не всегда, вымыть за собой тарелку…

Два года гимназии пролетели, как один миг. По крайней мере, для Лиды, которая головы не поднимала ни днём, ни ночью: работала, подрабатывала, выходила во все смены свободные смены… Когда дочь озвучила сумму, которую нужно было сдать на выпускной, Лида едва в обморок не упала: это было две её зарплаты. Кстати, далеко не минималки. Когда Алина показала платье, которое хотела одеть на выпускной, Лида уже не удивилась: просто позвонила мужу. Игорь тоже почти всю зарплату переводил жене и дочери. Тут уже и ему пришлось влезать в долги…

— Мам, а ты молодец, что в этом городке квартиру покупать не стала! – однажды заявила Алина, – Нам всё равно в Москву переезжать предстоит, нужно бы было снова всё продавать…

— В какую Москву?! – нахмурилась Лида, – О чём это ты?!

— А ты что думала, что я здесь учиться останусь?! – искренне удивилась Алина, – Все выпускники нашей гимназии в Москву поступать будут! Не зря же мы такие деньги потратили!

— Дочь, твои одноклассники – это дети местной элиты! Ты видела их дома?! Их машины?! Мы не можем за ними угнаться! – пыталась Лида достучаться до дочери.

— Я здесь не останусь! – психовала Алина, – Лика в Москву едет! Все мои друзья туда едут учиться! Чем я хуже?! Я тоже хочу учиться в столице! А если ты мне откажешь – я что-нибудь с собой сделаю! Здесь я не останусь!

… — И куда вы собираетесь переезжать? – Елена с удивлением смотрела на подругу, – Чего вам здесь не сидится?! Ты же говорила, что зарабатываешь хорошо…

— Алина в Москву хочет поступать, в МГУ, – проговорила Лида, – я с ней еду…

— Зачем?! У тебя здесь работа, насколько я знаю… Пусть себе Алинка едет, учится… Ты-то тут причём?! – пожала плечами женщина, – Дети растут – рано или поздно приходится их отпускать… Она же студенткой будет, в общежитии может жить. Или ты собираешься до пенсии с дочерью жить?! А муж твой что говорит?!

— Лен, У нас Алина – ребёнок особенный! Она очень эмоциональная, очень тонкая душевная натура! Общежитие не для неё. Да и одну её мне отпускать не хочется: она совсем к жизни не приспособлена. Муж, конечно, нервничает: он срываться уже никуда не хочет. Он и так уже 2 года, считай, сам жил… Не знаю… Он против того, чтобы я с Алиной ехала. И Гришка против. Но дочь я саму не отпущу! Поедем, квартиру снимем, я на работу устроюсь, Алина учиться будет… – рассуждала Лида.

— Неужели ты собираешься жить в съёмной квартире до конца дней своих?! Тебе же уже не 18! Прав Игорь: пусть Алина едет, раз у неё амбиции зашкаливают. А ты возвращайся домой, к мужу…

Естественно, Лида не послушала ни подругу, ни мужа, ни сына, которые, казалось, что-то начали подозревать. Она поехала в Москву с дочерью. Сняла квартиру, устроилась на работу. На лакокрасочный завод. Работа была тяжёлая, да и Лида уже не молодая. К тому же она, как обычно, старалась как можно больше заработать, поэтому работала днём и ночью. Пока не слегла. Однажды у Лиды так подскочило давление, что пришлось вызывать «скорую». Женщину забрали в больницу. После обследования пожилой доктор оставил Лиду в стационаре.

— Отдохните хотя бы недельку! – вздохнул он, – И вообще, Вам нужно менять работу, график – у Вас истощение организма. Вам нужен отдых.

— Мне некогда отдыхать! – вздохнула Лида, – Дочь в МГУ учится…

— Всех денег не заработаешь! – строго проговорил мужчина, – А вот большие проблемы со здоровьем – легко!

 

Алина пришла к матери спустя 3 дня.

— Мам, ты ещё долго здесь валяться будешь?! – обижено спросила она, – Мне деньги нужны: у нас завтра вечеринка в клубе, а дома денег нет! Да и есть дома нечего…

— Алин, но мне нужно было лекарства купить, обследования платные… Деньги я забрала.

— Я надеюсь, ты не всё потратила?! – скривилась девушка, – Мне надо немного – тысяч 5…

— Алин, у тебя совесть есть?! – вздохнула Лида, – Ты даже не спросила, как я тебя чувствую, что со мной случилось…

— О, прости! – Алина закатила глаза, – Как ты себя чувствуешь?! Что случилось?! Всё нормально ведь уже, да?! Ну, тогда дай денег!

— Уходи! – побледнела Лида, – Денег у меня нет!

Алина попыталась поплакать, потом – повозмущаться, но мать впервые не реагировала на её манипуляции. Девушка ушла, хлопнув дверью «Ничего, приду завтра!» – решила она.

Лида позвонила мужу. Тот приехал за ней спустя пару дней. До того женщина находилась в больнице…

Вместе с Игорем они сходили в деканат и договорились о том, чтобы Алине выделили место в общежитии, оплатив его до конца года. Вместе перевезли туда вещи дочери… Когда Алина вернулась домой, родители уже заканчивали паковать вещи и ждали хозяина квартиры, чтобы вернуть ключи.

— В смысле, в общежитие?! – Алина побледнела, – Но Лика…

— Всё, Алин, закончили! – вздохнула Лида, – Ты – не Лика, а мы – не её родители! Мы с отцом все свои сбережения потратили на твои капризы! Или общежитие и МГУ, или домой! Я больше не хочу ездить за тобой по всему миру! Мне уже не 20 лет! Я хочу жить дома, с мужем, в своём жилище! Решай сама, как ты хочешь жить дальше: ты уже взрослая. Мы, конечно, будем помогать тебе материально, но в пределах разумного…

— Вот как, значит! Ну и ладно! Нужны вы мне больно! Я и без вас прекрасно проживу! – кричала Алина, выскочив за дверь.

Лида плакала, глядя в окно машины. Она возвращалась домой. Женщина чувствовала обиду на дочь, страх за её будущее и странное облегчение. Будто сбросила тяжёлую ношу. «В конце концов, она уже взрослая! – утешала себя женщина, – Пусть учится жить, как все!»

Алина окончила МГУ. С трудом, с пересдачами, с бессонными ночами, но окончила. Естественно, родители поддерживали её материально. Она смогла продержаться без их помощи ровно неделю, а потом сама позвонила и попросила денег. Нет, Алина не стала идеальной дочерью и хозяйкой, но она смогла удачно выйти замуж, и теперь муж, влюблённый в неё без памяти, исполняет все её желания, очарованный её мягким голосом и наивным взглядом голубых глаз…

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,461sec