Рыночная моя

— А морозец-то жмет, — подумал Анатолий Германович, торопясь к машине, — да и не морозец, а настоящий мороз, — бормотал он.

Чтобы сократить путь, пошел через вещевой рынок, где с девяностых, обосновались торговцы, и где обычно в рядах полно одежды. Вспомнил, как еще пацаном прибегал сюда, когда из деревни приезжала бабушка и привозила на продажу овощи. И были тут деревянные прилавки, за которыми стояли румянощекие тетушки в цветастых полушалках и зазывали покупателей.

А нынче двухтысячный «стукнул»и рынок еще больше разросся, преобразился новыми палатками, и торговля не останавливается даже в трескучие морозы. Вот и сейчас продавцы, одетые «в сто одёжек», покачиваясь из стороны в сторону, старались согреться.

— Молодой человек, дубленка… как раз вам подойдет.

 

Анатолий Дорохов остановился. Про дубленку он и сам думал, куртка хоть и на меху, но холодновато в такой мороз. А тут за прилавком женщина стоит и мужские дубленки по обе стороны – на любой вкус и размер.

— Ух, ты, за «молодого» приняла, видно от мороза помолодел, — попробовал пошутить сорокапятилетний Дорохов.

Женщина в толстом пуховике, в шапке, поверх которой накинута теплая шаль, смотрела на покупателя с надеждой. Сама же, видно было, замерзла. Покрасневшие щеки и нос никак не спрячешь, если только шарфом прикрыть.

Дорохов и сам подумал про дубленку, но мороз подгонял к машине. – Холодно в мороз-то примерять…

— А вот у меня тут можно,- она откинула полог своей торговой палатки, приглашая войти. – Тут хоть и не отапливается, а примерить-то можно… вот гляньте, какая дубленка… теплая… в ней не замерзнешь.

Анатолий Германович поежился, чувствуя, как холод добрался до спины. – Ну, ладно, уговорила…

Он юркнул в импровизированную примерочную, быстро снял куртку, продавец помогла надеть дубленку. Села она на него удивительно легко и как-то уютно. Женщина сразу взяла зеркало и повернула к нему. – Да она идет вам, и размер, и к лицу…

— Хм, — он одобрительно хмыкнул, — дорого поди.

— Не дороже денег, импортная дубленка-то, долго будете носить и не замерзнете. И жена одобрит.

— Главное, чтобы я одобрил, а жены у меня нет, — ответил Анатолий.

Услышав цену, сравнил с магазинной, отметив, что гораздо дешевле. Но для порядка попробовал поторговаться.

— Я и так вам скинула. А если еще сбавлю, то сама ничего не получу, я ведь на хозяев работаю…

— Рыночная ты моя, на хозяев значит батрачишь, мерзнешь… работы что ли нет?

— А где она сейчас есть? То сокращения, то зарплата копеечная… рада бы уйти хоть в дом работницы, хоть в кухарки лишь бы в тепле, да некуда пока… может вам помощница нужна? Пельмени, холодец… все вкусно готовлю…

— Мне жирное нельзя.

— Ну, тогда супчики, курица, жаркое, каши, салаты… прибраться могу.

— Я и сам с рукам, — ответил он рифмой и усмехнулся, — а вот покушать сварить, ну хотя бы раза два в неделю чтобы приходила, не отказался бы, — он взглянул на ее посиневшие губы, потом на руки в теплых перчатках.

Женщина окинула его взглядом. – Сразу скажу: я только на кухню, только обед приготовить, на большее не согласна.

Дорохов от ее слов снова усмехнулся, оценив «замороженный вид» женщины. В валенках, в толстом пуховике, закутанная по самые брови, нахмурившаяся, то ли от мороза, то ли от жизни, она больше вызывала жалость, чем желание ухлестнуть за ней.

— Да я вообще-то согласия не давал еще, — с усмешкой сказал он

— А я и не просилась, — ответила она моментально. – Дубленку будете брать? – спросила без всякой надежды.

— Буду! – Дорохов достал деньги и рассчитался.

Прихватив огромный пакет, поспешил к машине. Замедлив шаг буквально метров через десять, остановился. Готовить он и, правда не любил, и помощь на кухне нужна. Он вернулся.

— А что, и, в самом деле, хорошо готовишь?

— Попробуете, узнаете.

— Адрес запомни, или запиши. В субботу утром сможешь прийти?

— Приду, как раз выходная.

— Ну, вот к десяти по этому адресу. Собаки нет, если что. – И Дорохов пошел к машине, не особо надеясь на договоренность. «Придет, так придет,- решил он, — а не придет – жалеть не о чем, не велика потеря. Кухарку можно и через агентство найти.

 

____________

Дом Дорохов построил год назад. Продал квартиру, которую разделил с бывшей женой, оставив приличную долю сыну, и занялся строительством. Сам же он работал в проектной компании, которая принимала заказы на строительство разных объектов. Вот и загорелся Анатолий Германович спроектировать и построить дом для себя.

В субботу утром, войдя на кухню, вспомнил о договоренности. А ровно в десять, женщина, как и договаривались пришла. Он вышел во двор, открыл калитку. Тот же пуховик, но без шали, одета, хоть и просто, но в этот раз можно хотя бы разглядеть незнакомку.

— Нашла, значит? – спросил он.

— Так у вас тут автобус ходит, остановка рядом.

— Ну, проходи.

Раздевшись, прошла помыть руки.

— Звать-то тебя как? А то даже не познакомились.

— Вера. Вера Владимировна.

— Ну, вот, Вера, это кухня, заглядывай, не стесняйся, расскажу, где и что лежит. – Он был удивлен, как преобразилась женщина с рынка. Нет, она не превратилась в эффектную красавицу, и не было искусного макияжа, да и одежда была простой. Но теперь он разглядел ее лицо с правильными чертами, простое каре на каштановых волосах, и с таким же теплым отливом – глаза.

Она достала косынку и прибрала волосы, надела фартук, который тоже прихватила с собой. Освоившись, занялась готовкой.

— Ты говори, если что, может еще морковки принести, у меня там в подвале есть… а я пока еще «подкочегарю», чтобы теплее было.

— Ага, — она кивает, — показывая, что чем теплее, тем лучше.

Потом он сметал снег во дворе, а вернувшись в дом, остановился, и как в детстве, стал принюхиваться: — Ой, вкусно пахнет, — сказал он и заглянул на кухню. И сразу показалось что все в доме изменилось… эта женщина на кухне, женщина с рынка, волею случая появившаяся в его доме, преобразила холостяцкое жилье одним своим присутствием.

— Ну, а сама, чего… доставай тарелку и тоже садись со мной, вместе будем обедать…

— Ну, нет, это вам…

— Хватит выкать, садись, вместе-то веселее.

И она села напротив.

— У-уу, как вкусно, да ты, Вера Владимировна, мастерица, такой талант на рынке пропадает…

— Не пропадаю, а работу себе ищу.

— Ну, так и работай… у меня. Платить буду.

— Точно нравится?

— Точно.

— Ну, тогда договорились: прихожу два раза в неделю, готовлю и заготовки делаю. А иногда уж сам как-нибудь.

— Согласен, пусть два раза в неделю.

— Ну, вот и хорошо. Значит, я увольняюсь, и пока кашеварить у тебя буду, работу подыщу, чтобы не мерзнуть.

— Поздравляю, рыночная! Новый этап в жизни начинается… и прости, что так назвал тебя: «рыночная». Ну, это я так, в шутку. А платить могу хоть каждую неделю.

___________

Уже через неделю он привык, что во вторник и в субботу Вера приходит к нему и кухня словно оживает. Во вторник приходит вечером, поскольку он на работе, а в субботу на весь день. Он приносил овощи, покупал продукты заранее, часто согласовывая с Верой. А когда она приходила, крутился во дворе, обихаживая территорию, возвращался в дом, ощущая уют и тепло от присутствия чужого человека.

 

Иногда садился перед телевизором смотрел любимые передачи. – Вера, иди сюда, иди, посмотри, помнишь этого актера?

— Некогда мне.

— Да оставь ты , само доварится, присядь, отдохни,- он усаживал ее рядом, и охотно делился эмоциям, замечая, что этот фильм ей тоже нравится.

Иногда ходил из комнаты в комнату, на ходу пытаясь разгадать кроссворд. — И что эта за река в Якутии…

— А сколько букв? – спрашивала она.

— Девять.

— А может Индигирка?

— Точно! Вера, ты молодец, подходит. Он садился за круглый стол на кухне, увлекшись кроссвордом. – Это мусор? Давай вынесу. – И он подхватывался, желая быть в чем-то полезным. А потом они вместе обедали.

Так прошел месяц. И однажды субботним днем пришло Анатолию в голову отблагодарить Веру. Деньги, само собой, платил, но захотелось как-то красиво отблагодарить. И решил позвать ее в ресторан, пусть передохнет от кухни, пусть закажет самые вкусные блюда, они будут долго сидеть и разговорить, никуда не торопясь.

Но вспомнив, что обещал директору заехать на работу, решил отложить приглашение. «Вот приеду и спрошу про ресторан, надеюсь, согласится».

— Вера, я на пару часиков отлучусь… обещал заехать на работу.

Повесив полотенце на спинку стула, смотрит с удивлением, даже настороженно.

— Ну, чего испугалась? Я ведь скоро.

— Да как-то одной в твоем доме…

— Ничего страшного, я скоро.

И выгнав машину за ворота, укатил по делам.

Все уже было готово, осталось накрыть на стол. – Ну, это уж когда хозяин приедет, — решила она.

Вообще она была довольна, что нашла подработку у Дорохова, тем более, что платил ей каждую неделю, как раз им с дочкой продержаться, пока не нашла постоянную работу.

Услышав, как звякнула калитка, подошла к окну, ожидая увидеть хозяина. Но вместо Анатолия во двор вошла молодая женщина, осторожно ступая, чтобы не споткнуться на высоких каблуках. Ее пушиста шубка и белая шапочка делали ее похожей на Снегурочку.

— А это кто у нас? – спросила гостья, хлопая накрашенными ресницами. Длинные волосы рассыпались по плечам. Шубку она скинула, небрежно бросив на кресло. Остановив взгляд на фартуке, который Вера всегда надевала, спросила: — Кухарка что ли?

— Здравствуйте. Ну, вообще-то я готовлю Анатолию Германовичу… по договоренности…

— Всё! Договоренность расторгаем, — сказала модная гостья. – Можете быть свободны.

— А вы кто? – наконец догадалась спросить растерянная Вера.

— Невеста! Почти жена!

— Что-то мне про вас Анатолий Германович ничего не говорил…

— А с чего ради с кухаркой о личной жизни говорить? Отсутствовала я, вот приехала. – Она открыла шкафчик в прихожей. — А где мои домашние туфли? Куда дела?

— Не трогала и не видела. У меня свои есть.

Она прошла в спальню. – А помада… где моя помада?

— Понятия не имею, я туда вообще не заглядывала, я только на кухне.

Женщина вышла и с нескрываемым подозрением посмотрела на Веру. – Я же сказала: вы свободны. Или денег надо? Сколько мы должны?

— Ничего не должны, Анатолий Германович вчера расплатился.

— Ну, тогда чего ждем? До свидания. Я тут сама разберусь, у нас романтический ужин сегодня.

— Погодите, так нельзя, мне надо хозяина дождаться, — воспротивилась Вера.

— Я тоже хозяйка. И со всей ответственностью заявляю: Толю видела только что, он на работу поехал…

 

— Ну, да на работу, он сам сказал, — подтвердила Вера, — но все равно хочу от него услышать.

— Ладно, тогда расскажи, где моя помада… или может мне еще нижнее белье проверить… на месте ли…

— Да что вы себе позволяете? — возмутилась Вера. — Ничего я не брала…

Гостья села в кресло, закинув ногу на ногу: — Мы с Толей больше не нуждаемся в домработнице, нам не нужны чужие в доме… просто он постеснялся тебе в глаза сказать…

Вера сняла фартук, бросила его в сумку и одевшись, вышла.

«Может и правда, постеснялся в глаза сказать, — думала она, — бывает же так: принял решение, а отказать стыдно, тем более так спешно уехал на работу. И тут эта дамочка… и знает, где и что лежит, а главное Анатолия знает».

Вера вздохнула, посмотрела на дом и пошла к остановке. Вообще, она была благодарна, что временная подработка выручила ее, к тому же времени было больше на двенадцатилетнюю дочь Женю и было время подыскать постоянную работу. Но все-таки на душе было неприятно, как будто мусор ей под ноги высыпали. «Сказал бы сам, — думала она, — было бы легче».

____________

Анатолий, в предвкушении вкусного обеда, торопился домой. Вот сейчас скажет про ресторан – надо же порадовать женщину, пусть будет для нее небольшой отдых.

— Вера, я пришел! – И тут же увидел, как из спальни вышла Марина.

— Ты чего тут делаешь? Чего забыла? – лицо его сразу изменилось, радость исчезла.

— Толик, — она обвила его вокруг шеи, он сразу убрал ее руки. – Чего забыла?

— По тебе соскучилась.

Анатолий заглянул на кухню.- А Вера где?

— Убежала и ручкой не помахала, надоело, говорит, у плиты стоять… и я ее понимаю.

— Что ты ей сказала?

— Да не переживай ты так, зачем тебе кухарка, я сама на стол накрою… кстати, я свои шлепки найти не могу…

— Я их выбросил! Сразу выбросил. Говорил же: забирай все, ничего не забывай…

— Толик, как это так?

-Да, выбросил, и помаду твою выбросил, и тебя выбросил. Кажется, ты в машине тогда с бой-френдом обжималась…

— Толя, мы просто по-товарищески попрощались, это с моей работы, я ведь говорила, а ты не захотел слушать.

— Что ты сказала Вере?

— Причем тут Вера? На меня посмотри: я к тебе вернулась…

Он достал деньги и сунул ей в руки: — Это тебе за тапочки и помаду. А теперь иди отсюда… иди к своему бой-френду.

— Толик…

Он взял ее за руку и вывел из дома, и также за руку вывел за ворота. – Остановка, знаешь где, ну или попутку поймаешь, тебе не привыкать знакомиться…

— Дурак… старый дурак…

-Да?! А я думаю, я еще ничего! – сказал он и закрыл калитку на засов.

В тот день Вера так и не пришла. И во вторник тоже не пришла. Анатолий ходил по дому из угла в угол и ругал себя. – Ну как же так, кроме имени ничего не знаю, адрес-то надо было спросить. Обиделась, видимо, сильно обиделась, и что же ей Маринка наплела…

После того как развелся, с Мариной он встречался полгода, уже думал ввести ее в дом законной женой, пока не увидел свою подругу в машине с другим мужчиной. Парень был молод, хорош собой и жарко обнимал его Марину. И после этого он оборвал с ней отношения. Был подавлен, разочарован, потом пришел в себя. Потом встретил на рынке Веру, даже не думая строить каких-то планов на счет ее. Просто с ней был уютно, как-то теплее что ли, и он быстро привык к ее теплому взгляду и мягкому голосу.

 

А теперь ее нет. И стало как-то пусто. Пусть хотя бы два раза в неделю, но приходила, разбавляя его одинокий быт.

Он пошел на рынок, прошел все ряды, нашел то место, где торговала Вера. Там была другая женщина, и про Веру она ничего не знала. Соседка напротив тоже сказала, что давно ее не видела, с той поры, как она совсем ушла с рынка.

Анатолий заходил в ближайшие магазины, на продуктовые рынки, слабо надеясь, что случайно встретит ее. Но как найти женщину, когда в городе проживает сто семьдесят тысяч жителей…

До самой весны он надеялся, и оглядывался по сторонам, особенно в магазинах, что друг попадется на глаза Вера.

А потом смирился с потерей. Но как-то в апреле, когда весна уже шла полным ходом, хватился, что надо бы поменять ботинки. Он остановился у многоэтажного дома, на первом этаже которого открылись новые магазины с одеждой и обувью. Уже заметив, что там, с краю, магазин мужской обуви, направился туда. Вот какой-то салон-магазин с женской одеждой – Анатолию дальше. Он так бы и прошел, но будто специально кто-то подсказал: «Посмотри направо».

И он повернул голову. Там, за стеклом, в свете ламп, висела модная женская одежда, а рядом стояла женщина, что-то объясняя молоденькой продавщице.

Он замер. Он узнал ее сразу, хоть и была она совершенно другой. Волосы еще больше подросли и она прибирала их аккуратно в легкую прическу; элегантное платье облегало ее приятную фигуру. Он вспомнил ее на рынке – замерзшую, укутанную в шаль, потом вспомнил на кухне у себя – спокойную, улыбчивую, искреннюю… и вот сейчас – невероятно обаятельную и неотразимую. И все эти три образа друг сошлись, объединились и стали ему дорогими.

— Вера…

Он машинально взялся за ручку двери и направился к ней.

— Здравствуй, Вера, ну как же так? Хоть бы сказала, что работу нашла…

— Здравствуй, Толя. А что говорить, и так все ясно, девушка твоя все сказала…

— Да какая девушка? Я ведь ее не звал, в прошлом давно девушка, можно сказать не оправдала доверия…

— А я думала, вы вместе решили…

— Да я ее не видел, а то бы на порог не пустил. Эх, Вера, а я ведь искал тебя…

— Анатолий Германович, спасибо тебе, поддержал меня, когда трудно было. У меня теперь хорошая работа, в тепле и в красоте… так что не смогу приходить как прежде…

— Да и не надо! Хотя, нет, надо! Но как-то по-другому… слушай, я ведь не успел тогда сказать, в ресторан хотел пригласить тебя… хоть сегодня могу пригласить, вот только ботинки куплю…

Она смутилась. – Сегодня не могу.

— Ну давай в пятницу… как насчет пятницы?

Она пожала плечами. – Хорошо, давай в пятницу.

— Подожди, — заторопился он, — скажи адрес, я заеду за тобой.

Она засмеялась.

— Да-да, это чтобы тебя снова не потерять.

****

Летний день клонился к вечеру, но на улице было еще жарко. А в доме прохладно.

— Мам, смотри, дядя Толя приехал, — дочка Жена выглянула в окно.

— Ну, вот и хорошо, ужинать будем.

— Мам, все-таки хорошо, что ты согласилась за него замуж выйти.

Вера рассмеялась, обняла дочку. – Ну, спасибо, что одобрила мой выбор… я тоже рада.

— Мам, смотри, дядя Толя кого-то принес!

Они вместе вышли на крыльцо. Анатолий держал на руках щенка.

— Ну, вот девчонки, встречайте, будет у нас еще один охранник…

— Толя, почему еще один? – смеясь, спросила Вера.

— Ну, так первый охранник – это я. Ведь должен я охранять и защищать свою семью. А это мой помощник, вырастет, тоже будет защитником.

Щенок тыкался носом в руки девочки, а Анатолий и Вера смотрели на них, сидя на крыльце… и было тепло, и было хорошо, и было счастье. Хотя почему «было»? Пуст всегда так будет.

Автор: Татьяна Викторова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,394sec