Счастье не терпит робости

Как известно робкий мужчина долго остается одиноким, а возможно и навсегда. И если не найдется шустрая женщина, не подтолкнет его, всё — пиши пропало, сам не решится. Таким робким в отношении девушек и женщин был Вениамин.

С детства он такой, скромный и робкий, а брат его Иван наоборот, шустрый весельчак. Душа компании, везде себя чувствует уверенно, балагур известный, постоянно подшучивает над старшим братом:

— Венька, ты так никогда не женишься. На танцах девки с тебя глаз не спускают, сами приглашают, просят проводить, а ты в сторону шарахаешься.

 

Село, в котором живут братья большое, здесь школа, куда съезжаются дети с соседних деревень, больница, Дом культуры новый, просторный, дороги асфальтированные, даже лучше, чем в некоторых поселках. До города на автобусе восемь километров, некоторый даже пешком ходят из города, если вдруг опоздают на автобус, и не предвидится никакой попутной оказии.

Много дачников съезжаются на летнее время, одним словом жизнь бурлит в селе. Младший брат Иван женат и двое детишек уже у него, женился рано, а что на селе делать? Женился, построил дом, родились дети, воспитывай, работай и живи в свое удовольствие на свежем воздухе, ухаживай за своим хозяйством.

Вениамину за тридцать, три года, как разменял четвертый десяток, он и на деревенского жителя совсем не похож. Симпатичный молодой мужчина, умный, много читает, где бы ни притулился в обеденный перерыв, обязательно что-нибудь читает. Начальство его уважает и на самые ответственные задания отправляет именно его, механика местного автопарка, который состоит из тракторов, комбайнов, машин грузовых и легковых.

А вот жену найти не может, а все потому что по-молодости не женился. Стесняется знакомиться с девчонками, робость его сковывает, а сам все время переживает.

— Почему я такой робкий? Все друзья женаты, дети у них, а я все один, — часто задумывался Вениамин, особенно после того, как встретит друга или знакомого с семьей.

А брат его над ним подсмеивается:

— А что братуха, не сосватать ли тебе бабку Евдошиху, правда ей скоро восемьдесят! Ну она тоже одна-одинёшенька, вот и будет вам вдвоем веселей! Ты не гляди, что старая, зато верная, не то что молодежь! А еще она много чего знает, за свою жизнь повидала — ого сколько! Расскажет тебе много интересного, может даже свои книжки забудешь. А что? Все равно дома сидишь в одиночестве, и она тоже.

Но Вениамин только отмахивается от брата, как от назойливой мухи:

— Иди-ка ты, брат, к своей Ирке, к детям, — а сам думает: — Пусть забавляется брат!

Мать тоже пилит сына иногда:

— И в кого ты удался у нас, Венька? Иди хоть в клуб сходи, может приведешь какую-нибудь сноху мне, да внуков для меня родите.

— Мам, ну чего я забыл в том клубе? Нынче одни малолетки там, а мне зачем они?

Друзья и знакомые тоже в один голос поют одну и ту же песню, норовят познакомить с девушками и женщинами. Но Вениамин только улыбается, скромно отмалчивается. А местные девахи и женщины уже и не пытаются его соблазнять, знают, бесполезно.

 

Июль, пришла пора сенокоса, Вениамин встал рано, нужно косить траву по росе. Мать с вечера еще сказала:

— Веня, завтра с утра иди на нашу поляну, пора косить траву, коровке нашей зимой корм надо. Позови брата.

— Зачем Ивана тревожить, у него тоже сенокос, а мне не трудно, управлюсь сам, — ответил сын.

Вениамин почти выкосил весь луг, остался угол не докошенным. Жарко, решил напиться, мать налила ему с собой квас, который он спрятал под кустом в тенёчке, чтобы оставался холодным. Отхлебнув пару глотков холодного кваса, вздрогнул от неожиданности, услышав позади голос:

— Ой, мама, вот невезуха. Да еще как больно. Ой-ёй-ёй…

Оглянувшись, он увидел девушку в джинсах и голубой футболке с рисунком. Она держалась за руку чуть ниже локтя. Сморщилась от боли, а глаза огромные, карие и лучистые. Вениамин поставил квас на траву, быстро подскочил к девушке, и про робость свою забыл:

— Что случилось?

— Меня пчела ужалила, я сама виновата, не заметила ее. Но как больно, а что теперь делать? Меня еще никогда пчела не жалила, — морщась от боли, говорила она.

Вениамин деловито взял ее за руку и сказал:

— А ничего, просто вытащить жало и все будет нормально, главное это нужно сразу сделать.

Он быстро и ловко извлек жало.

— Ой, ой, больно, где это жало, долго еще, — ныла девушка

— Ну часа полтора еще, — сам от себя не ожидая, шутил «доктор».

— Да вытащил я уже его, не волнуйтесь.

— Ой, когда? Вы меня, наверное, успокаиваете, — спрашивала незнакомка.

Но он успокоил ее, а она как-то сразу поверила.

— Спасибо, а Вы кто? Как Ваше имя? Я — Катя, — проговорила девушка.

— Вениамин меня зовут, местный я, сено нужно заготовить на зиму корове.

 

— Аааа, понятно, детей молоком кормить деревенским настоящим, это хорошо, — как-то деловито сказала она, — у Вас их сколько?

— Нисколько, я не женат, — смущаясь говорил он, — а к кому Вы приехали, Катя?

— К тете Ульяне, а вообще-то я новая учительница начальных классов. Работала в городе, но моя тетя предложила здесь поработать, она знает мою тягу к сельской местности.

— Ульяна — это наша заведующая больницей, что ли? — поинтересовался Вениамин.

— Да-да, она сестра моего отца. Ой, а мне уже и не больно, только припухло чуть, — вспомнила вдруг Катя.

— Ну вот и хорошо, а Вы боялись, — вдруг оробев, сказал он.

— Ну ладно, я пошла, спасибо. Наверное, мы увидимся еще.

Ах, как не хотелось Вениамину отпускать эту милую учительницу, а как задержать? Робко и смущаясь, он кивнул головой, а Катя подумала:

— Надо же какой стеснительный этот Вениамин.

Кате двадцать восемь, но выглядит юной и легкой девчонкой. Сбежала она из города сюда в село из-за несчастной любви. Роман — ее парень, изменил ей с ее близкой подругой. Увидела она это собственными глазами у себя в квартире, где и жила с подругой, снимали с ней жилье вместе. Роман и подруга оправдывались перед ней по очереди, обвиняя один другого, но Катя не хотела ничего слышать. Через два дня, созвонившись с тетей Ульяной, она спешно уехала из города. Роман ей постоянно названивает, но она сбрасывает. Глубокое разочарование настигло ее, да еще двойное предательство, и этого она никогда не простит.

Катя ушла, а Вениамин, быстро докосив траву тоже направился к дому. Дома, отдохнув немного, взял в руки гитару и тронув струны, тихо-тихо запел свою любимую песню: «Всё васильки, васильки, сколько их выросло в поле, помню до самой зари я собирал их для…», ему хотелось спеть «для Кати», но остановился. Перед ним стоят мать и брат, смотрят на него и слушают внимательно. Они знают, раз он взял в руки гитару, значит что-то с ним произошло. Редко он брал ее в руки, только в минуты сильнейших потрясений. Нынче взял и поет. Иван, весело глядя на брата, спросил:

— Ну, братуха, признавайся, тебя чего так разбирает? Русалку что ли повстречал на покосе? Давай-давай рассказывай, не отвертишься, на тебе все написано, прямо на лбу! Я думаю, мам, влюбился наш Венька, а ну рассказывай!

 

И рассказал Вениамин о встрече с Катей, не утаил ничего. Вот и переживает теперь, как еще раз ее увидеть.

— Вот нашел проблему, как увидеть? А ну-ка вставай, пошли к Ульяне, вернее не к ней, а к её мужу Семену. Он мой напарник по комбайну, так что, есть нам о чем поговорить.

— Не-не, не пойду я к ним, неудобно как-то, — запротестовал брат, краснея.

— Пойдешь, куда ты денешься. Я нюхом чую, что на этот раз ты найдешь свою половинку, хотя я еще и не видел ее. Не упускай свой шанс, короче, вперед!

Минут через десять они уже вошли во двор к Семену. В это время его жена Ульяна вышла из дома с тарелками, а следом с нарезанным хлебом в руках шла Катя.

Увидев Катю, Иван сразу понял брата, а Семен удивленно спросил:

— Иван?! Мы же недавно расстались, иль позабыл чего?

— Мы тут с братом мимо проходили, вот решили заглянуть, а что не ко времени?

— Как раз ко времени, присаживайтесь за стол, ужинать будем. Катюша, принеси еще две тарелки, — приветливо улыбалась Ульяна.

Вениамин, увидев Катю краснел, бледнел, не знал, что и говорить. Говорил за него Иван, рассказывал истории, вспоминали с Семеном, как учились в школе. Катя смеялась вместе с ними, а тетя, поглядывая на нее и зная ее неудачную историю любви, убедилась:

— Вот и не зря Катя приехала сюда. Братья тоже заглянули к нам не просто так, Вениамин глаз не спускает с нее. Да и племяшка тоже вроде как не против общения, ишь как глаза блестят.

— Семен, тащи свою гитару пыльную, мой брат сейчас что-нибудь сбацает, да Вень?

Когда Вениамин тронул струны, у Кати затрепетало сердечко:

— Ничего себе, он еще и на гитаре играет, это мне очень даже нравится, — крутились в ее голове мысли.

А Вениамин понял, что ей нравится его игра на гитаре еще и запел песню про васильки, а потом еще и еще. Вечер удался на славу. Семен с Катей провожали гостей за калитку, Иван дернул за рукав Семена:

— Слушай, Сём отойдем-ка в сторону, спросить тебя хотел…

Семен все понял, они отошли, оставив наедине молодых. Вениамин, оставшись с Катей наедине не знал, что сказать, но выручила она:

— Какой тихий летний вечер, может пройдемся до речки?

 

Он засиял от радости:

— Конечно пройдемся, а я уж и не знал, как предложить, боюсь не захочешь.

Гуляли до рассвета и счастливей их в эту ночь не было никого на всем белом свете. Робость Вениамина куда-то исчезла, он чувствовал, как у него за спиной растут крылья, и так легко ему с Катей, так уютно и спокойно, никогда он не испытывал ничего подобного, думал:

— Так вот она какая любовь, как это раньше я мог жить без этой девушки? Не хочу с ней расставаться никогда. Он удивлялся, как это за один день он мог так влюбиться, ведь еще вчера не предвещало ничего такого. А Катя тоже витала в облаках от чувства, которое захватило ее целиком и полностью.

— И правда говорят — что Бог не делает, все к лучшему. И я теперь благодарна, что обман раскрылся с подругой вовремя. А тетя моя — мудрая женщина. Не зря мне сказала, что судьба моя здесь.

Расстались влюбленные на утренней заре. Вениамин пришел домой, когда мать выгоняла корову в стадо на выпас. Сын явился сияющий, хмельной от счастья.

— Иди немного поспи, гулена!

А сама про себя подумала и перекрестилась:

— Ну наконец-то, слава тебе Господи! Ой, хоть бы не сглазить!

Осенью в селе гуляли свадьбу. Вениамин больше не краснеет, робость его куда-то улетучилась. Иван радуется, что помог своему брату, подтолкнул к счастью, а то до сих пор, наверное, робел бы. И все село радовалось за Вениамина:

— Вот ведь, оказывается он Катю ждал, поэтому столько лет не женился.

И все видели счастье…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:68 | 0,381sec