Шуба для любимой мамы

— Мам, вот только ни слова про Любу, — Саша замахал руками. – Мне эта бездельница не интересна! Ей не нравится, что я ее жизни учу и говорю, как следует делать, а мне не нравится, какой образ жизни она ведет! Все-все-все, пусть на меня не рассчитывает, я ей помогать больше не буду!

Анна Васильевна ничего не сказала – она вроде и ожидала такую реакцию от своего сына, но надеялась на какое-то чудо. А что, если попробовать запрещенный прием? Она достала носовой платочек из сумочки и вытерла им уголки глаз, будто плачет.

 

— Любу Анатолий бросил, — горько произнесла Анна Васильевна. – Она еще молодая, сыночек у нее только в школу пошел, и ему деньги нужны на учебу, и она еще одеться красиво хочет, ну вот как-то все сразу получилось, и кредиты на ней! А ты богат! У меня всего-то пенсия!

— Мама, — Саша укоризненно погрозил ей пальцем. – Запрещенный прием, мы это проходили, не надо плакать, так меня не разжалобить. Давай поговорим спокойно! Начиная с самого детства ты все Люба-Люба, а я вроде бы и не причем. Я отслужил в армии и домой больше не вернулся – жил в общаге, учился и начинал свой бизнес с другом, практически с нуля. Я женился и взял квартиру в ипотеку, а в это время Любка вышла замуж за Юру по залету и с легкостью разменяла нашу квартиру! Юра сразу пришел на все готовое!

— Ну как ты можешь о своей сестре, она же любила и надеялась, что Юра образумится, бросит ту свою любовницу, — жалостлива сказала Анна Васильевна. – Ну разменялись и что? Почему сразу «на все готовое»!

— А у нее все ухари на всем готовом! После Юры появился уголовник Паша, который моего племянника ни во что не ставил, а Любка на него кредиты брала, несмотря на то он сидел за мошенничество. Когда пропал, то прибежала ко мне слезы пускать, что в кредиты влезла, братик помоги! Пожалел, выплатил ее долг, даже с женой чуть не поссорился, а Любка связалась с Толиком, взяла очередной кредит, чтобы оплатить его долги по алиментам, и теперь она, якобы, в беде!

— Ну да, вот так вот – в беде! – отчаянно произнесла Анна Васильевна. – Едва хватает на еду, ребенка еле в школу собрала, остальное – кредиты.

— «Еле ребенка в школу собрала», — передразнил Саша. – А не моя ли жена взяла нашего сына и племянника, водила по всем магазинам и покупала им все – от канцелярии до костюмов?

— Ну вот я и говорю – еле собрала с вашей и божьей помощью! – ответила Анна Васильевна. – Откуда она знала, что так все с Анатолием сложится?

— А я ей говорил! – усмехнулся Саша. – Только она все верещала: «Не учи меня жить, ты его не знаешь! Я бухгалтер, понимаю, что ему не уйти от ответственности, надо заплатить, иначе его посадят, он, мол, все вернет и моя доброта с лихвой окупится, он хороший мужик!». И что, я был не прав?

— Ну он действительно проявлял себя как настоящий мужчина! Ремонт сделал, плитку положил! А что у них там произошло – непонятно!

— Да понятно! Покрыли его долги, вот он и смотался! – развел руками Саша. – А ты – все ей! Я тебе сколько подарков дарил из техники? Кофеварка, моющий пылесос, холодильник, стиральная машинка – все у нее, а ты старую технику у нее забираешь! Я тебе денег в руки не могу дать, потому что ты все ей отдаешь, а она на гульки и на платья пустит! Продукты тебе моя жена покупает, а ты все ей отдаешь! Я уже не знаю, что и делать! А у меня, меду прочим, двое детей, старшему 15, младший первоклассник, тоже запросов хватает! Вот у тебя скоро 60-тилетний юбилей, я даже не знаю, что тебе подарить, чтобы ты ей не отнесла!

 

— Мне бы пуховик новый! – ответила Анна Васильевна. – А то старый третий год буду носить. Или шубку бы какую волчью, а то все-таки холодно у нас зимой!

— Ну ясно, — сказал Саша. – Что-нибудь придумаем. А насчет Любки не приходи. С ее зарплатой вполне можно выпутаться из кредита, если пока забыть о подружках, вечеринках и шмотках, а заниматься сыном.

Саша всерьез задумался о подарке, а дома посоветовался с женой. Ну да, почему бы и нет – вместо пуховика подарить маме шубу из норки к юбилею, она точно к сестре не уйдет: мама худенькая, сестра пышка. Нашли оптимальный вариант за 150 000 рублей. Очень приличный подарок для дамы в возрасте.

Был прекрасный ноябрьский юбилей, не обошлось на нем и без сестры Любы. Она презрительно смотрела на братца, пока он сам не разговорил ее, чтобы не портить маме настроение. Та жаловалась, на судьбу – с работы домой, из дома на работу, никакой личной жизни, а годы идут! Кредит приходится выплачивать за Толика еще два года. Саша никак не реагировал – он в душе радовался, что сестра не шатается по кабакам в поисках Юры-Паши-Толика.

В самый разгар празднования семья Саши вручила маме пухлый большой пакет с подарком. Все ахнули и захлопали в ладоши, когда мама вышла в центр зала в кафе и закружилась в новой шубке. Аплодировала даже Люба, когда увидела красивую маму, которая почти плакала от восторга, прикладывая к уголкам глаз носовой платочек.

Наступила зима. Мама не радовала семью своими визитами, ссылаясь на то, что много времени уделяет Любиному сыну. Ближе к новому году Саша решил сам навестить мать, проезжая мимо, позвонил — гудки есть, но мама не отвечает и тогда он решил забежать. Но мамы дома не было. Он вышел в подъезд и тут же столкнулся с мамой, которая возвращалась из магазина – она была в старом пуховике.

— Ой, сынок! – воскликнула она. – А ты звонил? У меня телефон в сумочке, я его иногда не слышу.

— Мам, а почему ты не в шубе? – удивился Саша. – Сейчас же морозы!

— Ну так я же в магазин только, — пряча глаза ответила Анна Васильевна. – Что же шубку-то снашивать? Да ты проходи домой, сейчас тебе творожку с изюмом и сметаной дам.

Зайдя домой, Саша открыл мамин гардероб, в поисках шубки. Ее не было.

— Мама, где твоя шуба? – растеряно спросил Саша.

— Саш, ты только не волнуйся, — ответила мама. – Шубку мы продали по очень выгодной цене. Нам дали аж 100 000 рублей, это хорошо покрыло почти половину долга Любочки. Ну правда, куда мне, старой, такая шикарная шуба? Не по женихам же ходить!

 

Саша присел и прижал ладонь к груди. Его сильно бросило в пот. Была вызвана скорая, которая приехала в считанные минуты. Поставлен был диагноз – микроинфаркт, но все уже было позади. В больнице Сашина жена постоянно сидела рядом, держа мужа за руку. Зашла мама, промокая уголки глаз носовым платочком.

— Сынок, ну ты как? – спросила она дрожащим голосом.

— Нормально! – спокойно ответил Саша.

— Вот и слава Богу! И у нас нормально! – улыбаясь, сказала мать. – Любаша тебе привет передавала, просила за нее не беспокоиться. Вроде у нее все налаживается – Анатолий вернулся. Скоро все будет хорошо.

Саша отвернулся к стене. У него не было желания продолжать разговор. Жена деликатно отправила маму домой. Саша тяжело вздохнул – ничего не меняется ни у мамы, ни у сестры. Но надо как-то продолжать жить ради своей семьи, пусть даже вычеркнув этих дам из своей жизни. Но получится ли?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,371sec