Она мечтала о море…

Катя каждый месяц откладывала с зарплаты деньги на отпуск. Она мечтала о море весь последний год. Когда-то давно она с родителями ездила на юг, но почти ничего не помнила. Да и было ей в ту пору всего года три. Потом родители отвозили её на лето в деревню к бабушке и дедушке. Вместо моря там была обмелевшая речка, зато купаться можно было сколько душе угодно, до посиневших губ и мурашек.

 

В четвёртом классе родители отправили Катю на одну смену в лагерь. Ей там не понравилось ужасно — режим и никакой свободы. Купались всего один раз. В деревне каникулы проходили вольготнее. Родители каждый выходной приезжали, привозили вкусности всякие. С тех пор Катя в лагерь больше не ездила.

В Катиных воспоминаниях детство ассоциировалось с раскалённым, почти белым солнцем, с визгом детворы в деревенской речке, с радужными искрами брызг. Помнила запах тины и колючей, сохнувшей под палящими лучами солнца, травы у берега речки. А ещё помнила мягкую как шёлк тёплую пыль на дороге.

Ей часто снилось, что она бежит по дороге загорелыми до черноты ногами, утопая по щиколотку в пыли. А навстречу ей идут мама и папа… На этом месте Катя всегда просыпалась с тяжело бьющимся сердцем.

Когда она училась в восьмом классе, умер от инфаркта отец. Мама не могла смириться с его смерть, как-то сразу угасла. Часто ездила на кладбище. Возвращалась оттуда молчаливая и грустная.

А потом мама заболела. По дому еле ходила, шаркая по-старушечьи ногами, горбилась, словно разом все силы её оставили. Перестала красить и укладывать волосы. Катя часто приходила из школы и заставала её в постели.

— Мам, ты что, не вставала? Ела что-нибудь? — беспокойно спрашивала Катя.

— Не хочу. Сил нет, — бескровными сухими губами отвечала мама.

Катя сама готовила, ходила в магазин, стирала, убирала квартиру, заставляла маму поесть хоть немного. Потом мама перестала вставать даже в туалет. Ни уговоры, ни слёзы Кати не могли поднять её на ноги. Соседка заходила, присматривала за ней, пока Катя была в школе. Она и позвонила туда, сообщила о смерти мамы.

Катя не помнила, как сдавала экзамены, и сдавала ли вообще. Мама умерла перед последним звонком, глядя на портрет мужа на стене. Соседка помогла с похоронами.

Катя поступила на заочное отделение и устроилась работать туда же, в институт. Была она круглолицей, полноватой и считала себя некрасивой. Много раз садилась на разные разрекламированные диеты. Два дня выдерживала, а потом с удвоенной силой набрасывалась на еду. К концу института она смирилась, что похудеть до стандартов красоток с обложек гламурных журналов у неё никогда не получится, генетика не та.

 

Наверное, из-за своих пышных форм она не нравилась парням, хотя жирной и толстой её никто не называл. «На море поеду, буду есть только фрукты и, наконец, похудею», — мечтала Катя.

Директор фирмы, где она работала после института, отпуск летом ей не дал.

— Сама посуди, Катерина, ты одна, детей нет. Кого я должен отпустить в отпуск летом, тебя или, скажем, Наталью Николаевну, у которой двое деток? То-то и оно. Пиши заявление на сентябрь. Как раз бархатный сезон будет.

Катя согласилась. Куда деваться? А пока она выбирала себе отель в интернете. Решила, что полетит самолётом, пусть дороже, зато быстрее. Только бы с погодой повезло. Купила купальник и новое лёгкое платье. А на юге обязательно купит шляпку с полями, чтобы как в кино. В общем, только о поездке на море и мечтала. Ей даже по ночам снилось, что бежит она не по пыльной дороге, а по краю моря.

Однажды она ехала в автобусе домой после работы, глядела в окно и считала, сколько недель осталось до отпуска. Рядом с ней сел мужчина.

— Девушка, подскажите, до Вавилона долго ехать?

Катя повернула голову и взглянула на симпатичного приятного соседа.

— Недолго. Я скажу, когда вам выходить. А вы в Вавилон едете?

— Нет, к другу. Он сказал, что живёт рядом с торговым центром, — ответил мужчина, внимательно глядя на Катю.

— Рядом? А на какой улице?

— Сейчас скажу. — Мужчина сунул руку в карман брюк и вытащил помятый листок. — Зелёная улица, дом сорок два, — прочитал он.

— А я в тридцать восьмом живу, — обрадовалась чему-то Катя.

— Тогда я вместе с вами выйду, и вы мне покажете дом. Я впервые в вашем городе.

Катя кивнула и отвернулась к окну.

— Друг женился, дочка у него родилась. После армии не виделись много лет. Волнуюсь, — словно сам с собой рассуждал мужчина.

— Если адрес вам дал, значит, ждёт в гости, — поддержала разговор Катя.

— Адрес дал, а номер телефона я потерял. Не предупредил, что еду. Вдруг он уехал куда-нибудь? — Мужчина вздохнул.

 

Так они и ехали, переговариваясь, пока не вышли на нужной остановке. Перешли дорогу, и Катя показала свой дом.

— Я здесь живу, а вам нужно пройти дальше, через дом.

— Может, скажете номер вашего телефона? Так, на всякий случай. — Мужчина чуть смущённо улыбнулся.

Катя продиктовала номер телефона. Это ничего не значит, ни к чему не обязывает. Она почему-то была уверена, что мужчина ей не позвонит. Мама говорила, что выбирать пару нужно по себе. Слишком он красивый и видный для неё. Мужчина поблагодарил Катю и пошёл дальше, а она свернула во двор своего дома.

Она зевала у телевизора, когда мобильник заиграл весёлую бодрую мелодию. Катя посмотрела на незнакомый номер на экране, потом на часы – половина девятого. Вдруг вспомнила, что дала номер своего телефона мужчине, и тут же ответила.

— Мы познакомились в автобусе, вы дали мне свой телефон, — раздался в трубке приятный мужской голос.

— Номер, наверное, а не телефон, – поправила его Катя, а сердечко предательски подпрыгнуло в груди.

— Видите ли, у меня друг уехал на дачу. Я до него дозвонился. Но ехать к нему уже поздно. – Мужчина помолчал немного. – Я не знаю, что делать. Неудобно обращаться к вам со своими проблемами, — виновато продолжил он.

Катя замерла. Сначала пришла мысль, что наглость – второе счастье. Совершенно чужой незнакомый мужчина говорит, что не знает, что делать, а попросту напрашивается к ней в гости. Но потом она подумала, что может быть, она понравилась ему, и это такой способ продолжить знакомство?

— Вызовете такси, и водитель отвезёт вас в ближайшую гостиницу, — осторожно сказала Катя.

— Хорошо. Так и сделаю, – грустно и тихо ответил он.
В телефоне что-то зашуршало.

— Вы в порядке? – спросила Катя.

— Да. Хотел поблагодарить вас. – Катя услышала короткие гудки.

 

Она чувствовала себя неуютно. Мужчина в чужом городе, один, ничего и никого не знает. Может, у него нет денег на гостиницу. Она не обязана его выручать. И всё же… Она нажала на вызов последнего номера из недавних звонков. Он ответил тут же, словно ждал.

— Ладно, приходите, – Катя назвала номер своей квартиры и нажала отбой.

Мужчина пришёл через пять мнут. Катя едва успела сменить застиранный халат на приличное платье. Они пили чай и Егор, так он представился, рассказывал про друга, как они служили в армии. Катя от души смеялась весёлым шуткам. Потом и сама поделилась, как осталась одна. Егор искренне посочувствовал. У него тоже умер отец. Спать они отправились во втором часу ночи. Катя постелила гостю на диване в большой комнате, а сама улеглась в маленькой, где умирала мама.

Она долго не могла заснуть. Вспоминала пристальные взгляды Егора, его рассказы, прислушивалась, но из другой комнаты не доносилось ни звука.

Катя проснулась от сигнала будильника на телефоне. Вскочила с кровати, рука потянулась за халатом, но она вспомнила, что в соседней комнате спит Егор и надела платье. Умылась, чуть подкрасила глаза, поставила на плиту чайник и только тогда разбудила Егора. После завтрака они вместе вышли из дома.

— И куда вы сейчас? – спросила Катя.

— На вокзал. Поеду на дачу к другу.

— Тогда это ваш автобус. Бегите скорее, успеете.
И Егор действительно побежал на остановку. Уже в дверях он обернулся и крикнул ей: «Спасибо!»

Катя проводила взглядом уезжающий автобус. Честно говоря, она не ожидала, что он так быстро убежит. А на что надеялась? Сама не знала. Ей стало грустно, что вряд ли она его когда-нибудь увидит. Она ехала в автобусе на работу и смотрела в окно, жалея себя и свою неудачную судьбу.

Подходя к дому после работы, она всё же надеялась увидеть Егора у подъезда. Нет, она его не встретила и ещё больше расстроилась. После ужина прилегла на диван, на котором спал ночью нежданный гость, да так и заснула. Кате снилось, что она бежит по берегу моря и зовёт маму. Она как рыба открывает рот, а из горла не вырывается ни звука…

Катя проснулась от непонятной тревоги. Сердце набатом ухало в груди. За окном стемнело, а комнату освещал работавший без звука телевизор.

 

Катя умылась, выпила воды, но необъяснимая тревога не проходила. Сон перебила, теперь долго не уснуть. От нечего делать она залезла в свой тайник, но денег не нашла. Перевернула весь шкаф. Позавчера она положила в тайник пять тысяч на отпуск, а теперь все деньги пропали.

Её накрыла волна паники. Теперь никакого моря не будет. Зря во всём себе отказывала. Зря пожалела Егора. И Егора ли? Зря позвала его и положила спать в комнате, где хранила деньги. И почему он пришёл к ней, а не поехал в гостиницу? С самого начала, наверное, планировал её ограбить. И ведь ни звука, ни шороха она не слышала ночью. Катя схватила телефон, стала набирать номер, с которого звонил Егор, но телефон был отключен.

Она не спала всю ночь, ревела, ругала себя.

— Не реви, Катя. Мог бы и убить. Радуйся, что только деньги взял, что жива осталась. В полицию иди, по телефону его найдут, — советовала коллега.

Катя отпросилась с работы и пошла в полицию. Там тоже рыдала, рассказывая про кражу. Молодой полицейский смотрел на неё с сочувствием, задавал вопросы, дал стакан воды. Катя пила, стуча о край стакана зубами.

— Успокойтесь. Симку, скорее всего, мошенник выбросил, возможно, вместе с телефоном. Про деньги можете тоже забыть, — сказал он.

— Знаете, я ещё обратила внимание, что у такого видного мужчины такой простенький телефон, — сквозь слёзы говорила Катя. – На отпуск копила, хотела на море поехать, целый год мечтала…

«Размечталась, дура набитая. Таких учить надо. Всё правильно», — думала она по дороге домой.
На миг ей показалось, что за окном мелькнул Егор, но автобус ехал слишком быстро.

Через несколько дней к ней зашёл уже знакомый молодой полицейский.

— Вы его поймали? Нашли деньги? – обрадовалась Катя.

— Нет. Симку он купил неделю назад. Вернее не он, а посторонний человек. Ваш знакомый друг наплёл ему что-то про женщину, которая преследует его. С этого телефона он звонил только вам. В следующий раз будьте осторожнее со случайными знакомыми.

— Никогда больше не буду никому верить, — сказала Катя.

Полицейский с жалостью посмотрел на неё.

— Всё ещё будет у вас, и море, и жених, и любовь. Вы такая… — говоря это, молодой полицейский покраснел до корней волос.

 

Не красавец, коренастый, обычный. А от красивых одни неприятности, как теперь уже знала Катя. Она предложила ему чашку чая. Уходя, Дима пригласил её в кино. И Катя согласилась.

Через три месяца они сыграли свадьбу. Поездку на море отложили до лета. Но к лету Катя уже ходила с животом. Рисковать не стали.

На море они попали, когда их сыну Арсению исполнилось два года. Катя сидела на песке, любуясь мужем и сынишкой, за руку идущими по кромке воды.

«Если бы я не мечтала о море, не копила бы деньги, меня бы не ограбил мошенник, и я бы никогда не встретила Диму. А теперь у нас есть Арсений. Вот оно, счастье. Как чувствовала, что оно связано с морем», — думала Катя, млея от солнца и нежности к мужу и сыну.

«Быть легковерным — глупо и опасно, и легковерье — это путь страданий, но видеть без разумных оснований кругом обман — не менее ужасно»
Лопе де Вега
«Ты не можешь быть счастлив один: счастье есть дело двоих»
Пифагор Самосский

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,381sec